Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Вениамин ФОРМАН. «ВЫСТРАДАННОЕ СЧАСТЬЕ»


ВЫСТРАДАННОЕ СЧАСТЬЕ

Семья Гейше и Брони Бененсон

В 70-х годах XIX века на белорусское Полесье в местечке Холодники приехала семья Бененсон. Среди них были и родители Гейше. Отец Гейши кое-как начал приторговывать и уже в концу жизни накопил немного денег, приобрёл товары и открыл в своём доме небольшую лавочку, за счёт которой и проживала впоследствии его семья. В 1885 году Гейше Бененсон женился на Брохе. Жили они до 1926 года в местечке Холодники. Броха занималась домашним хозяйством и воспитывала детей. Гейше торговал в лавке. Семья жила в бедности и вечной нужде. Очевидцы вспоминали, что возле дома Гейше всегда пахло рыбой. Дом был небольшой, но уютный. Хватало место для всех.

В семье Гейше и Брохи Бененсон было восемь детей.

Старшая дочь Соша родилась в 1897 году, а, начиная с 1900 года появлялись один за другим сестрички и братики. В 1900-м родилась Маша, затем с интервалом через два года родились Бэлла, Юля, Женя и братики Эле и Арон, а 18 марта 1917 года родилась младшая дочь Аня. Позднее, отмечая день рождения Анны, родные шутили, что точно не знают дату рождения мамы (бабушки), но хорошо помнят день свержения царя.

Семью содержать было всё труднее и труднее. Дети подрастали. Надо было их учить, а ближайшая школа была только в Домановичах, – там дети учились в хедере или в белорусских школах. Лавка Гейше перестала приносить доход, так как уже негде было закупать товары, а при Советской власти и вовсе пришлось её закрыть, чтобы не конфисковали и не выслали. Семья жила кое-как. Хорошо, что старшие дочери к тому времени уже подрастали, стали сами зарабатывать, переженились и разъехались с мужьями в разные места.

Ох, как по-разному сложилась жизнь этих людей из Белорусского Полесья, куда она их только не разбросала и сколько горя и бед преподнесла им судьба. Обо всём невозможно описать, тем более, что почти не осталось свидетелей тех событий. Однако, я попытаюсь рассказать Вам о том, что мне удалось узнать из многочисленных бесед и писем родных и оставшихся в живых. Более того, мне даже иногда приходилось быть и участником некоторых событий.

Гейше (Евсей) с семьёй в конце 20-х годов горячо поддержал сталинский призыв о коллективизации и отправился покорять Крым. Он даже был одно время одним из организаторов колхозов в Крыму, а потом работал сторожем в колхозе. Работали все вместе в колхозах Крыма, воспитывали детей. В 1929 году Брохи не стало. Там в Крыму она и похоронена. И, несмотря на тяжёлую жизнь эта женщина познала настоящее женское счастье, родив восьмерых чудесных детей. Семья Бененсон прожила в Крыму до начала войны.

Мне хотелось бы рассказать о дочерях Гейше, трёх сёстрах, об их неоднозначных судьбах и жизни. Всех их объединяло одно – любовь к своей земле, родному Полесью. И где бы они не проживали, и куда бы их судьба не направляла, они всегда возвращались на свою родину, в родное белорусское Полесье, в родной город Калинковичи.

Соша

Будучи старшим ребёнком в семье с малолетства Соша, как могла, помогала родителям воспитывать младших сестёр. Учиться ей не пришлось.

Став взрослой девушкой, начала встречаться с красивым еврейским парнем Исааком Райшевичем и в начале 1922 года собиралась выйти за него замуж. И тут случилась беда, и не суждено было молодым пожить в родительском доме в местечке Холодники, так как вскоре этот дом сгорел. Пока тушили пожар, Соша еле успела выбежать на улицу из горящего дома в ночной ситцевой рубашке. Соша очень любила Исаака и боялась, что теперь он не возьмёт её замуж, потому что она бедная. Но беда и горе только укрепили их любовь и счастье и они вскоре поженились. Этот родительский дом, впоследствии, удалось отремонтировать, а семья Райшевич переехала в деревню Капцевичи, где сразу же построили себе большой дом. В одной половине дома жила семья Соши вместе с родителями Исаака, а на второй половине – держали квартирантов. При доме был небольшой огород и росла сирень.

Вот что вспоминает Ася Гальперина, дочь Маши – сестры Соши:

– В 1922 году Геня из Холодники приехала к сестре Соши погостить и познакомилась с одним из квартирантов Райшевичей, который работал сплавщиком леса по реке Птичь, Яшей Фридманом. Молодые понравились друг другу. Почти три года переписывались, а потом и поженились.

В Капцевичах семья Райшевич жила в постоянной нужде. Исаак работал поваром, а Соша занималась хозяйством.

В 1923 году у Соши родился долгожданный сын Наум, но от болезни он вскоре умирает.

А в 1925 году – рождается второй сын Гирш (Гриша). После окончания 8 классов он добровольцем ушёл в армию, был командиром танка, отслужил более шести лет и в 1947 году демобилизовался. Работал снабженцем в КБО в Калинковичах и Мозыре. Женат. Жил в Израиле.

Через два года после Гирша в семье Райшевич рождается ещё один сын Арон. Это был очень красивый и ласковый мальчик. Через несколько лет он заболел туберкулёзом и, прожив всего семь лет, умер в 1935 году. Соша чуть с ума не сошла от такого горя. Время было такое, ведь тогда ни нужных лекарств, ни хорошего питания не было, и спасти ребёнка не удалось. У неё заболело сердце.

29 мая 1938 года родилась дочь Броня, которую назвали в честь бабушки Брохи.

Во время войны семья Райшевич эвакуировалась в Чкаловскую область. Исаака (1894 г. Рождения) по возрасту в армию не взяли, работал поваром при госпитале, а Соша, у которой в то время были сердечные боли, работала в прачечной в этом же госпитале. После окончания войны семья вернулась в Калинковичи. Жили на съёмных квартирах. Потом поехали в Копцевичи, где их ожидали очередные неприятности – сгорел и этот прекрасный дом от фашистской бомбы. Два года семья пожила в Юровичах и только в 1949 году возвратились опять в Калинковичи, где и построили новый небольшой дом.

Соша занималась хозяйством, а Исаак работал на комбинате бытового обслуживания.

Вспоминаю 50-е годы, когда я приходил к Броне, то я очень редко видел Сошу и Исаака. Соша лежала за тканевой перегородкой в спальне. Я знал, что она больна, поэтому мы разговаривали на расстоянии. Зато отдыхать она выходила на веранду и тогда она расспрашивала меня о Лельчуках (моих дедушке и бабушке), нашей семье, что пишут наши общие родственники Лиза Фридман и мой дядя Илья.

Соша умерла в 1960 году, а Исаак – в 1963. Тяжелая и полная трагизма жизнь не сломила волю Соши и Исаака. Несмотря на потерю двоих детей, они выстояли и вместе прожили в любви и согласии всю свою жизнь, полную трагизма, любви и счастья.

Уже после смерти Соши и Исаака, когда хозяйкой дома осталась Броня, в начале 80-х и этот дом в Калинковичи тоже горел. Когда печники пришли ремонтировать печь, то произошло возгорание, и начался пожар, который с трудом удалось потушить. Через пару дней мой брат Борис Фурман привёз стройматериалы и отремонтировал дом. Таким образом, с домами семье Соши не повезло – два сгорели, а третий – чудом устоял.

Соша Райшевич, несмотря на то, что практически с молодых лет заболела сердцем, сумела передать дочери Броне и внучке Софе всю свою любовь и ласку.

Юля и Броня Райшевич
Юля и Броня Райшевич.

С Броней мы почти одногодки, занимались в одной школе и наши детские и школьные годы проходили рядышком. А когда повзрослели, у нас уже была и отдельная компания, где мы чудесно проводили время. Да и семьями мы дружили еще с первых послевоенных лет. После того, как Броня стала медсестрой, она часто консультировала наших родных по медицинским проблемам. Хорошо я знал и Брониного мужа. К сожалению, он рано ушёл из жизни, зато оставил ей двух великолепных детей – красавицу Софу и сына Игоря. Софа была и остается подругой моей дочери Ани. Хотя они сейчас и живут на разных континентах, Софа в Германии, а моя дочь в Канаде – часто перезваниваются и пишут друг другу электронные письма. У Софы уже взрослая дочь, которая учится в колледже. Игорь, окончив Гомельский институт инженеров транспорта, работал по специальности, теперь живет с семьёй в Израиле.

Бэла

Бэла Бененсон до 32-го года жила с родителями, а когда вышла замуж за Равкина Мишу, переехала к нему. Родила двух сыновей. Старший – Яша, 1933 года рождения и младший – Борис 19З5 года. Нелегкая судьба выпала на плечи этой семьи. Муж Бэлы пропал без вести, а Бэла умерла в эвакуации в 1943 году, Остались двое сирот – Яша и Борис. Их сразу же взяла к себе сестра Бэлы – Геня Фридман. По возвращении из эвакуации Яша так и остался в семье Фридман, отслужил армию, женился.

Бориса взяла на воспитание младшая сестра Бэлы – Аня Абрамсон.

Ребята выросли очень порядочными людьми и для них Геня и Аня как бы заменили родную мать.

Геня

Геня Бененсон закончила в Домановичах 8 классов гимназии. Два года преподавала, а в 1925 году вышла замуж за москвича Фридмана Якова. После свадьбы молодая чета из белорусского Полесья уехала жить в Москву. Уже в Москве в октябре 1926 года Геня родила дочку Лизу. Яков тогда работал на шоколадной фабрике, а потом заболел воспалением лёгких. Врачи рекомендовали ему поменять климат, и семья переехала жить в Крым. Вторая дочь Рая родилась уже в Крыму в декабре 1929 года. А 25 июля 1938 года родился долгожданный сын Боря.

О нахождении Гени в эвакуации и трагической смерти Бориса я остановлюсь при рассказе о её младшей сестре Ане.

Но о другом факте из жизни Гени мне хочется рассказать сейчас. Вот как об этом вспоминает дочь Гени Рая Миневич:

– У меня еще был братик Лёнечка. Помню я ещё маленькой была, когда он родился. Мне было только два годика. Родился Лёня в январе 1931 года. Он был красивый широкоплечий мальчик. Был всегда здоровым и жизнерадостным и мы всегда с ним вместе проводили время. Когда началась война, мы эвакуировались и жили в Азербайджане. Лёня заболел. У него сильно болела голова. Помню, что я, мама и Лиза пошли собирать хлопок, а когда вернулись, то Лёнечка пожаловался на сильные головные боли. Спасти его не удалось. Он умер 22 февраля 1942 года от менингита. Таким образом, мы потеряли в течение нескольких месяцев сразу двоих братиков – Бореньку и Лёнечку.

Мы все очень страдали, особенно мама. Еще бы потерять в эвакуации сразу двух сыновей.

Мама едва ли не наложила на себя руки, но нас спасали редкие письма от отца, которые он присылал с фронта.

Еще до войны семья Фридман переехала в Калинковичи и в 1938 году построили красивый большой дом. А во время войны всё имущество этого дома было разграблено мародёрами.

После войны Геня вместе с дочерьми Лизой и Раей вернулась в Калинковичи. Работала в райисполкоме, затем вплоть до ухода на пенсию – в Калинковичской райбольнице в регистратуре. Умерла Геня 8 мая 1982 года.

Дом на Озёрина так и остался стоять на том же месте, но уже без её постоянных жильцов. А как Геня любила Яшу (сына Бэлы). Всё своё материнское сердце, теплоту и любовь до конца жизни Геня отдавала всем детям.

В настоящее время Лиза с мужем (моим дядей Ильёй) живут в Израиле. Их сын Яник окончил Днепропетровский горный институт, женился, имеет двух великолепных дочерей и внуков и живёт сейчас в Израиле.

Вот что вспоминает Лиза Лельчук, дочь Гени Фридман:

– Через полгода после рождения Яника, моего мужа Илью направляют служить на Курильские острова. Это было в начале 1952 года. Ехать туда с восьмимесячным ребёнком было очень рискованно. И только благодаря тому, что я писала рапорты и отбивала пороги военных чиновников, проходила с ребёнком множество медицинских комиссий – начальство пошло нам навстречу и заменили Курильские острова на Забайкалье

В 1955 году у Лизы рождается дочка Бэла, которая после школы окончила Днепропетровский университет, работала учителем химии в школе, а после замужества переехала в Жлобин, родила двоих детей, имеет внучку. Сейчас вся семья Бэлы живёт в Израиле.

Аня

Когда Аня была ещё маленькой, в 1926 году, родители переехали жить в Крым, где Анна сначала проучилась в школе, а затем в 1939 году окончила Симферопольский 2-х годичный пединститут и до начала войны работала учителем в школе.

Будучи студенткой, в 1938 году Анна вышла замуж за Симкина Давида. Давид окончил медицинский институт и работал врачом-гинекологом.

В 1939 году в семье Анны и Давида родилась дочь Броня, которую назвали в честь покойной матери Ани. Семья спокойно жила и работала, пока не началась война.

Давид ушёл на фронт, где был военным врачом.

Анна вместе с дочкой и с семьёй Гени Фридман уехала в эвакуацию. И тут наступили трагические дни в семье Ани и Гени.

Вот как вспоминает эти дни Лиза Лельчук (племянница Ани Бененсон):

– Эшелон с эвакуированными ехал на Северный Кавказ. Все были в панике, потому что никто не знал, что делать и где будет конечная остановка. Шло время. Наконец, им сообщили, что формируется железнодорожный состав в Азербайджан. Сели в этот поезд и поехали туда, куда везут. Довезли до Махачкалы. Когда сошли на перрон, то оказалось, что их никто не ждал. Жить было негде. Эвакуированные разместились в клубе. Спали по очереди и на полу. Но самое страшное было впереди!

– Так вот в этом самом клубе, – вспоминает Лиза, – с учётом сложнейших условий для проживания взрослых, были и маленькие дети, а именно: Броня – дочь Ани, которой было 2 года и Боря – сын Гении (мой брат), которому было 3,5 года. Жили все в антисанитарных условиях, никакой гигиены, с водой и питанием были проблемы. Стояла глубокая осень. Началось подготовка к обороне Сталинграда. Никто на эвакуированных не обращал внимания. И неудивительно, что дети заболели. Сначала у них была корь, но врачи сказали, что ничего страшного в этой болезни нет и можно ехать. Сели в поезд и поехали дальше. Но по пути оказалось, что от кори начались осложнения. В результате у Бори – воспаление лёгких, а у Брони – менингит. Доехали до станции Аджикабул (Азербайджан). Срочно обратились к врачу. Но, несмотря на все усилия врачей, спасти детей не удалось. Они умерли в одну ночь и похоронили их на станции Аджикабул в одной могиле. Нас детей не выпускали из вагона, пошли хоронить своих детей только мамы – Аня и Геня. Рядом со станцией незнакомые люди помогли выкопать яму, туда положили маленьких детей и закопали, а на могиле поставили палку с табличкой с фамилией и именами Фридман Боря и Симкина Броня.

Поезд двинулся дальше, семья переехала в Азербайджан в Ждановский район, где прожила до 1943 года.

Но и это ещё не вся трагедия. За время поездки, когда семья Анны и Гени ехали в поезде в районе Махачкалы у Ани украли все вещи. Остался только один портфель, в котором хранились документы. А когда, наконец-то приехали в Азербайджан, Аня узнала, что её муж погиб смертью героя, защищая Родину, в то самое время, когда его семья очень страдала и никто не смог спасти его собственную дочь.

В эвакуации Аня работала инспектором районо.

Осенью 1942 года Анна Евсеевна Симкина (Бененсон) добровольно пошла на фронт, чтобы с оружием в руках отомстить за мужа и дочь, которых она потеряла на этой проклятой войне, была политруком зенитной батареи под городом Баку (станция Баладжари), сбивая вражеские самолёты. Награждена орденами и медалями и прослужила до мая 1945 года.

Аня Симкина
Аня Симкина, 1943 г.
Арон Абрамсон
Арон Абрамсон, 1942 г.

В конце войны Анна встретила бывшего крымчанина Абрамсона Якова, друга Давида Симкина, вспыхнула утратившаяся любовь. Женщина, познавшая столько горя и оставшаяся совсем молодой одна без мужа и ребёнка, наконец-то почувствовала себя любимой и по настоящему нужной. В конце 1944 года Аня и Яша поженились. Жили в Грузии, а потом в 1947 году переехали жить в город Калинковичи. Анна работала учителем географии и немецкого языка до самой пенсии. Работала в одной школе.

16 октября 1945 года в семье Анны и Якова Абрамсон родился сын Гена, который после окончания школы в Калинковичах, окончил в Минске военное радиотехническое училище, служил в различных воинских гарнизонах. Сейчас живёт в России, в городе Тула, военный пенсионер.

Женат. Дочь живёт и работает на Кипре. Имеет внучку Аню, которая работает в Москве.

В августе 1948 года в семье Анны Абрамсон родилась дочь Белла. Окончив Калинковичскую среднюю школу, Бела вышла замуж за военного (прапорщика), не задумываясь, отправилась вместе с ним на Север, где прослужили и прожили до 1983 года, а потом переехали в город Бобруйск. В настоящее время Бэла с семьёй живёт в США, в Бруклине, имеет двоих детей и внука.

Говоря о человечности семьи Абрамсон, хочется отметить, что сразу после женитьбы они усыновили Бориса, племянника Ани, сына умершей сестры Брони. Вскоре они дали Борису свою фамилию и мало кто в таком маленьком городе, как Калинковичи, знал, что Борис – это не их родной сын.

Мне посчастливилось быть близко знакомым с семьёй Абрамсон. Яша дружил с моим отцом, они одно время вместе работали. Яша бывал у нас в доме и я часто слышал, как он беседовал с моим дедушкой о политике и о жизни. Яков умер, в 1987 году.

От дочери Яши Абрамсона Бэлы я узнал, что Яша Абрамсон во время войны был командиром партизанского соединения (там его знали под фамилией Абрамян). Потом освобождал Крым. В Симферопольском музее, в залах посвящённых Великой Отечественной войне, на стендах о партизанах хранятся документы о деятельности партизанского отряда Абрамяна (Абрамсона).

Семья Абрамсон
Анна и Яша Абрамсон
с детьми Борисом и Геной, Бела-внизу.

Интересный факт из рассказов отца вспоминает Белла:

– Папа в конце войны встретился с мамой в увольнении, они сняли домик. Вдруг боец пришёл с донесением с радостной вестью о том, что закончилась война. Радости и слезам не было предела. Ведь столько горя успела перенести мама во время войны.

Как я уже писал, Аня Абрамсон всю свою жизнь в Калинковичах проработала как раз в той самой школе, в которой когда-то учился я, и в которой до войны учился мой дядя Семён Лельчук, известный еврейский поэт. Интересный факт: когда к 60-летнему юбилею со дня рождения поэта на здании у входа в школу установили мемориальную доску, Аня Абрамсон тут же откликнулась и написала статью в местную газету, посвящённую памяти поэта-земляка. За эту статью ей от имени всей нашей родни низкий поклон.

Когда моя семья жила в Минске, мы часто приезжали в Калинковичи и бывали в доме у Абрамсонов. Мы до сих пор с женой вспоминаем тот тёплый приём и внимание, которое оказывали нам эта благородная, гостеприимная семья. Аня Абрамсон ушла на пенсию в 1972 году.

Через несколько лет после смерти Якова Абрамсона, Анна Евсеевна, несмотря на преданную любовь к мужу, встретила очень интересного мужчину из Бобруйска. Вскоре она продала свой дом в Калинковичах и переехала жить к нему. Несмотря на то, что Анне Евсеевне в это время уже было более 70-ти лет, она не хотела упускать своего женского счастья и решила по всем правилам оформить свои отношения с Зямой.

В 1994 году Анна Евсеевна вместе с семьёй дочери Бэлы эмигрировала в Америку.

Анна Евсеевна была любящей матерью, прекрасной женой и очень заботливой бабушкой. Умерла Анна 27 февраля 2002 года.

Дальнейшая судьба Якова и Бориса

Аня и Яша Абрамсон
Аня и Яша Абрамсон.

Как я уже писал, после смерти Бэлы в 1943 году у неё осталось два сына Яша и Борис. Яшу забрала на воспитание, находящаяся рядом в эвакуации Геня Фридман. Яша жил в семье Гени до 1950 года и чувствовал себя любимым ребёнком. Геня по дороге в эвакуацию потеряла двух сыновей, и Яша стал для неё как родным. В Калинковичах Яша работал столяром. Потом, нашёлся его отец, и он уехал с ним в Крым. Женился, работал в колхозе в Крыму. Имеет двоих детей, а сейчас вместе с детьми живёт в Израиле в городе Арад.

Мне довелось лично знать Бориса Абрамсона. Никому и в голову не приходила бы мысль, что Борис не родной сын Анны и Яши Абрамсон. Отношение в семье ко всем детям – Бэле, Гене и Борису было абсолютно одинаковым.

Через несколько месяцев, после окончания службы в Балтийске в 1959 году Борис поступил в Минский технологический институт и окончил факультет лесного хозяйства. По распределению был направлен в город Жлобин, где и проработал сначала инженером в лесхозе, а затем директором Жлобинского лесхоза вплоть до ухода на пенсию. Так и остался Борис жить в Жлобине, чтобы быть поближе к своим родителям.

При первой же возможности Борис приезжал в Калинковичи и оказывал свою помощь родителям.

В 1961 году Борис женился на Фире и в 2011 году отметят золотой юбилей. У Бориса и Фиры двое сыновей. Борис с Фирой до сих пор живут в Жлобине.

Как и подобает родным, Борис всегда поддерживал братскую связь с родственниками семьи Абрамсон. Часто встречается со своим братом Геной, а с Бэлой, которая живёт сейчас в Америке, постоянно созваниваются.

Я счастлив, что мне пришлось знать Сошу, Геню, Аню и других представителей этих больших и дружных семей.

Конечно у них уже другие фамилии, все они имеют своих детей, внуков, правнуков. Но одно они унаследовали от своих предков, – это добропорядочность. А ещё честность и сохранение чувства любви к людям. С кем бы мне не приходилось общаться, то ли с детьми или внуками Маши, Соши, Гени, Ани, Эли, – всех их объединяет самое главное – любовь к своим корням и близким. Они, как сумели, выстрадали право на своё счастье.


Я благодарю за участие в подборе материалов для написания этой статьи:
Лизу Лельчук и её сестру Раю Миневич, Броню Райшевич и её дочь Софу,
Бэлу Райдун и её дочь Марину, Бориса Абрамсон и Асю Гальперину.

Вениамин ФОРМАН


Местечки Гомельской области

ГомельБрагинБуда-КошелевоВасилевичиВеткаГородецДобрушЕльскЖитковичиЖлобинКазимировоКалинковичиКомаринКопаткевичиКормаЛельчицыЛенинЛоевЛюденевичиМозырьНаровляОзаричиПаричиПетриковПечищиПоболовоРечицаРогачевСверженьСветлогорскСкородноеТереховкаТуровХойникиХолодникиЧечерскЩедрин

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2020 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru