Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Марьина Горка в «Российской еврейской энциклопедии»


РАЗВЕ ЭТО МОЖНО ЗАБЫТЬ?

Пятьдесят лет назад, осенью 1941 года на пуховичской земле немецко-фашистские захватчики совершили одно из своих самых страшных преступлений – массовое уничтожение людей.

С первых дней оккупации Пуховичского и Руденского районов гитлеровцы приступили к грабежам и убийствам мирного населения. Они начали расправы с коммунистами, советскими работниками, представителями интеллигенции. Особенно жестоким издевательствам подвергали еврейское население района.

В Марьиной Горке еврейские семьи были согнаны в гетто. Людям нашили на грудь желтые заплаты. Немцы гоняли группы евреев по улице, заставляли ложиться на землю, ползти на животе, подниматься и быстро бежать. Кто не мог быстро выполнять эти команды – тем грозили плетки и палки.

Однажды группу евреев немцы пригнали во двор полиции, заставили без лестницы лезть на крышу конюшни, бегать по крыше, а потом прыгать на землю с высоты семи метров.

Так над людьми издевались недели две, а затем группу евреев погнали на кладбище и расстреляли там. Люди стали понимать, что их ждет, хотя, конечно, у каждого теплилась надежда на лучшее.

…Наконец, наступил страшный для Марьиной Горки день 28 сентября 1941 года – день массового расстрела еврейского населения.

Немцев и полицаев в Марьиной Горке и окрестностях, как отмечают старожилы, было немало. Но рано утром 28 сентября в Марьину Горку прибыла команда из 20 немецких жандармов и 20 немцев из охранной полиции.

Вместе с ними приехал бригаденфюрер СС Ценнер, по приказу которого и проводилась расправа над еврейскими семьями в Марьиной Горке.

Жандармы в черной форме гнали из гетто группы людей на городскую площадь. Туда же подогнали грузовые машины. Людей насильно заставляли лезть на них. Маленьких детей немцы бросали в кузова машины.

Рассказывая об этом страшном дне на судебном процессе немецких военных преступников в Минске в январе 1946 года, домохозяйка из Марьиной Горки Ольга Ивановна Андросик сообщила следующее: «Я в это время проходила около площади, лично видела и слышала ужасные крики, плач, мольбу, просьбы. Евреи просили сохранить им жизнь. Соседка моя Фридман Хана заметила меня, подняла вверх своего маленького ребенка и просила, чтобы я взяла его и спасла ему жизнь. Я ничем не могла помочь, так как сама очень боялась, а Хана находилась под стражей. Все сердце обливалось кровью, ибо такой участи я ждала сама».

Одна за другой груженые людьми машины двигались на Блонь, а оттуда на место расправы – Попову Горку.

Немецкие жандармы били людей, сбрасывали их в ямы, расстреливали с автоматов. Уничтожение людей гитлеровцы проводили весь день.

Вот что показал на том же судебном процессе в Минске свидетель – шофер дорожного управления в Марьяной Горке Максим Шматуха. Оказывается, в тот день в 3 часа его нашел полицейский и привел к начальнику полиции Гордиевичу, который приказал ему ехать с немцами туда, куда они прикажут.

В кабину к Шматухе сел немец. Из здания полиции вывели 12 русских военнопленных и 4 евреев, посадили их в кузов машины. С ними сели 4 полицейских с автоматами.

Шматуха рассказывал на судебном процессе: «Недалеко от совхоза “Индустрия” мне приказали остановиться около ямы, 8–10-метровая яма была наполнена трупами. Немец мне приказал из кабины не вылезать.

Я видел, что немцы ходят около ямы и пристреливают тех, кто еще шевелится. Один немец пристрелил мальчика в голову.

Потом приехала вторая машина и привезла 3 советских партийных людей, они были избиты так, что нельзя было узнать. В это время мне приказали ехать. Я уехал».

…В тот день на Поповой Горке было расстреляно 700 жителей Марьиной Горки и 500 жителей Пухович.

Лишь некоторым евреям из Марьиной Горки удалось спастись от расстрела. Об одном таком случае говорил на суде тот же свидетель из Марьиной Горки Максим Шматуха.

У него в сарае скрывались два знакомых еврея. Каждую ночь они приходили в сарай. Один из них приходил с сынишкой 12-14 лет. Но в ночь перед расстрелом мальчик не пришел и погиб вместе с матерью. А двум взрослым, скрывавшимся в сарае, удалось ночью уйти в лес. Их фамилии: Забецкий и Томчин.

В тот страшный день погибли семьи Слабодеров, Хаецов, Фридманов, Фридов, Гофманов, Лившицев, Прусов, Канторов, Каганов и многих, многих других.

После освобождения района и Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков в Минске с 15 по 29 января 1946 года заседал Военный трибунал Минского военного округа (тогда в Белоруссии было два военных округа: Минский и Барановичский).

Артиллерийская бригада, в которой я тогда служил, располагалась под Минском. Нам, офицерам, довелось присутствовать на нескольких заседаниях трибунала.

Присутствуя на заседании трибунала, слушая показания подсудимых и свидетелей, мы глубоко возмущались чудовищными преступлениями, которые творили подсудимые – 18 гитлеровцев. Среди них и генералы, и офицеры, и солдаты немецкой армии, руки которых были обагрены кровью тысяч мирных жителей.

Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Белоруссии затронул и вопросы о расстреле еврейского населения Пуховичского района.

К суду был привлечен вахмистр жандармерии города Минска Бруно Митман – активный участник расстрела на Поповой Горке. Это он лично расстрелял десятки людей. Это он после расстрела ходил вокруг ям и пристреливал тех, кто подавал признаки жизни, прибивал раненых женщин, детей. Это он, Митман после расстрела вместе с другими немцами ходил по квартирам погибших, собирал вещи, отправляя в Минск. Все остальное привозили в управление полиции в Марьиной Горке.

Митман показал на суде о расстреле на Поповой Горке: «Было собрано примерно 1200 евреев, были доставлены к ямам, которые находились в одном километре от дороги. Евреев отводили в сторону, клали их лицом вниз и расстреливали сверху из автоматов в затылок. Вторую партию клали на первую и также расстреливали в затылок. Остальных расстреливали в таком же порядке».

Военный трибунал доказал, что Бруно Митман выполнял обязанности палача не только в Марьяной Горке. Он лично расстреливал, вешал, сжигал многие десятки и сотни жителей в Минске, на станции Койданово, в совхозе «Вишнёвка», во многих других населенных пунктах Минщины.

Трибунал приговорил Митмана и 13 других немецких военных преступников к смертной казне через повешение. Приговор был приведен в исполнение в январе 1946 года на ипподроме г. Минска. Возмездие совершилось.

Многие сотни людей гибли в те дни в Руденске, Вороничах, Смолянах, других местах Руденщины и Пуховщины. И там погибли целые еврейские семьи. Разве можно это забыть когда-либо. Из памяти моей никогда не изгладятся чудовищные преступления фашистов на нашей земле.

В. Орлов,
историк-краевед

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru