Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«ПЕРЕВЕРНУТА ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА»

Любовь Зякина
«ПОСЛЕВОЕННЫЕ ПИСЬМА ИЗ КРАСНОГО»


ПЕРЕВЕРНУТА ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА

Селение Красное, возле реки Уша, впервые упоминается в письменных источниках в 1387 году как Красное Село. Прилагательное Красный в названиях населенных пунктах обычно связывается не только с цветом, это подчеркивает красоту, расположение в живописной местности.

Прошло почти шестьсот пятьдесят лет с тех пор, как был основан населенный пункт. Многое изменилось на этой земле. Но привлекательность мест, негромкая красота белорусской земли сохранилась, как и в прежние годы.

За свою многовековую историю Красное входило в состав Великого Княжества Литовского, Российской империи, Польши, СССР, Беларуси.

В середине XIX века Красное – местечко Вилейского уезда Виленской губернии. В 1847 году Краснянское еврейское общество состояло из 242 душ. Спустя пятьдесят лет в Красном проживало 1077 человек, из них евреев – 573.

Эти данные взяты из «Еврейской энциклопедии» (т.9, изд. Брокгауза – Эфрона, с.820).

В «Материалах по истории и географии Дисненского и Вилейского уездов Виленской губергии» (изд. А. Сапунова и кн. В. Друцкого-Любецкого, Витебск, 1896) о местечке Красное написано: «…тянется сплошной улицей, по течению реки на протяжении одной версты, другая улица пересекает речку и соединяет местечко со станцией Либаво-Ром. ж.д.; от Вильно в 125 в., от Вилейки в 36 в.»

Мы приехали в Красное теплым, погожим днем и сразу отправились в гости к Александру Владимировичу Харитону. Он родился в Красном. Получил техническое образование и работал инженером-электриком. Вышел на пенсию и занялся краеведением. Говорят, лучшего знатока этих мест не сыскать. Собирает и местный фольклор, легенды, предания. Человек доброжелательный, отзывается на просьбы рассказать о Красном, показать его достопримечательности. В разговоре мы успели затронуть разные темы, прежде чем перешли к еврейской истории местечка Красное. Еврейские страницы не отделимы от общей летописи этих мест.

Александр Владимирович умеет рассказывать. Я передаю его речь, так как ее записал диктофон:

«В старые времена Красное горело периодически. Люди разозлились и уехали в Новое Красноселье. Пустота образовалась. А пустоты в природе не бывает. На это место приехали евреи. Построили свои дома. Купили землю для кладбища на самом краю местечка. Умно поступили. Хочешь надолго обосноваться, позаботься об умерших. Большое было кладбище до войны на улице Нагорной. После войны было еще пару десятков надгробных памятников. А теперь осталось буквально несколько штук.

При евреях появилась рыночная площадь в местечке. Она стала центром Красного. Здесь и работа была, и все новости узнавали, и встречались с кем надо. Кругом рыночной площади лавки стояли, магазинчики. Только одна еврейская лавка в Красном отдельно от остальных стояла. Почему – не знаю? Может, из коммерческой выгоды, а может, хозяин ее был неуживчивый.

На рыночной площади сделали пожарное депо. Там стояли две большие бочки с водой. Мужчины несли круглосуточно дежурство.

Были в Красном богатые люди: Пильц, Монин, Бруднер. Но большинство – ремесленники, которые своим трудом зарабатывали на хлеб. Три кузнеца были в местечке. Говорят, мастера были отменные. Я видел могильные ограды, которые они делали – интересные работы. Фамилия одного кузнеца – Новодворский.

Аптека принадлежала еврею. Работала еврейская школа. Учились. Женились. Детей рожали.

На нынешней улице 1-я Мая, начиная с 20-х домов, жили практически только евреи. Некоторые дома там сохранились до сих пор. Жили соседи в согласии. Я не слышал ни о каких конфликтах между евреями, белорусами, поляками».

Красное.
Крсное. Довоенный дом.

Работала в Красном мельница, небольшой лесопильный завод хозяевами которого были евреи.


С сентября 1939 года Красное в составе БССР. С 1954 г. и до наших дней – центр сельского совета.

С Александром Владимировичем Харитоном мы пошли к еврейскому памятнику. Он установлен на месте гибели евреев местечка Красное. К нашему разговору присоединился Ростислав Кисель. Он тоже коренной житель этих мест. Родился в 1930 году.

«Евреев у нас жило очень много, – начал свой рассказ Ростислав Кисель. – Мой папа перед войной дружил с евреями Пильцем, Гордоном. У Пильца была небольшая мануфактурная лавка. Он всегда звал нас к себе в краму (магазин – А. Ш.). Давал товар на повер (в долг – А.Ш.). А рядом с ним держал лавку Крейчик. Он торговал всякими напитками.

Все евреи набожные были. Или мне так казалось. Две синагоги в Красном были – деревянные, двухэтажные в начале улицы 17-го сентября. Сожгли их в годы войны. Сейчас на их месте огороды.

Когда немцы пришли в Красное мне было 11 лет. Я ходил в школу. Она находилась, где сейчас «Заготзерно».

В местечке в годы войны было создано большое еврейское гетто, куда сгоняли со всей округи. Гетто было обнесено колючей проволокой. В том числе в это гетто гитлеровцы перевели работоспособное еврейское население из Городка (Молодечненский район – А.Ш.).

15 марта 1943 года в Красное приехали из Вилейки немецкий офицер, солдаты и немецкие врачи. Они приказали всем узникам гетто собраться, построили их в колоны и отвели в здание бывшего лесничества, которое к тому времени оцепили гестаповцы. В здании приказали всем снять верхнюю одежду, потом выводили в сарай, будто бы для медицинского осмотра. В сарае были установлены пулеметы. Живых заставляли залезать на мертвых и расстреливали. Таким образом, было убито 2340 человек. После этой акции сарай вместе с трупами и раненными сожгли. Это происходило на улице Набережной.

(НАРБ, ф.845, оп.1, ед.хр.63, л.34
«Памяць. Маладзечна. Маладзечанскi раён», Мн., из-во «Беларусь», 2002 г. с.259)

В материалах Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков, (акт 24 апреля 1945 г.), подтверждаются эти факты. Об этом сообщили следователям ЧГК хозяин сарая Старикевич Иосиф и Грингауз София…

(Р-7021, оп.89, д.14 (м/ф))

Красное.
Красное. Памятник погибшим евреям.

Для чего привезли на место массового расстрела немецких врачей? Неужели для того, чтобы придать кровавой трагедии большую правдоподобность? Или палачи хотели продемонстрировать врачам свои методы лечения человечества…

Сейчас на этом месте стоит памятник погибшим евреям. Его установил Семен Грингауз, местный еврей, чудом выживший во время расстрела, а в послевоенные годы, уехавший в Израиль.

«После войны я оканчивал школу с Семеном Грингаузом, – рассказывает Ростислав Кисель. – Его спасли от расстрела, и он ушел в партизаны. После войны Грингаузы жили на площади в кирпичном здании, где хлебный магазин. Потом через Польшу уехали в Израиль.

Сразу после войны на этом месте поставили тумбочку. Потом был цементный памятник, когда строили мост его положили у берега река. А лет пятнадцать назад поставили этот…

Еще спасся во время расстрела Мендель, Миша мы его звали. После войны он жил здесь. Где теперь? Не знаю, уехал… Жив ли?

Я видел через окно, как их расстреливали, – сказал Ростислав Кисель и замолчал. Потом стал говорить сбивчиво и торопливо. Я не перебивал его… – Мы жили напротив… Пошел в школу… Смотрим на Набережную немцы выскакивают с пулеметом и в гетто. Говорят, будут евреев стрелять… Учителя не пришли в школу. Надо удирать. Вышли на Шоссейную улицу. На заборах с пулеметом немцы. Все люди сидят по домам. Немцы не разрешали идти по улицам. Окружили… Здесь был сарай. Всех сквозь строй… Привозили евреев. Заставляли раздеваться и в сарай… Стреляли тех, которые не могли идти. Двое евреев сорвались и побежали за сарай. Врач Чертовский и художник… Кто-то еще пробовал убежать через речку. 19 марта, на ней лед еще был… Пробежал 1,5 километра. Немцы убили. С ними раввин еще был. Потом приказали убитых тоже затянуть в сарай. Облили бензином и подожгли. Два дня здесь все ходуном ходило. Люди задыхались. Там же в сарае и раненные были…Стон стоял. Весь дым на наш дом шел… Потом в траншею всё закапали…»

Ростислав Кисель и Александр Харитон.
Очевидец расстрела Ростислав Кисель (слева)
и Александр Харитон (справа) рассказывают
о трагедии евреев местечка Красное. 2012 г.

У Капланов были дети. Когда немцы окружили местечко, им сверстники сказали: «Убегайте. Будут стрелять». Дети понимали ситуацию не хуже взрослых. Но Капланы ответили: «Тут папа и мама, без них никуда не пойдем…»

Раввин стоял среди евреев и читал молитвы. Говорят, его последними словами были: «Наше время пришло…»

Свидетельницей этого преступления была и Ольга Немирович: «Сарай горел минут сорок. А потом открылся страшный вид. Штабель обгоревших тел. Наверху три обгоревших человека обнялись…»

В гетто местечка Красное были не только местные евреи.

После июльских и августовских расстрелов 1941 года, евреев Вишнево перевели в гетто и использовали на работах на станции Красное. Таких было 1550 человек. Гетто в Вишнево расстреляли в сентябре 1942 года. Было убито 1300-1350 евреев.

Евреи из Городка находились в гетто отдельно от местных евреев. Они строили на железной дороге подъездные пути.

Но и после мартовского массового расстрела евреи еще оставались в Красном. 8 апреля 1943 года гебитскомиссар Вилейского округа Хазе, выступая на совещании высшего руководства Генерального округа Белоруссии, которое проходило в Минске, докладывал: «Политическая обстановка в моем округе характеризуется тремя факторами, которые во многом характеризуют итоги нашей работы. При этом два первых имеют большее значение, последний же не столь важен.

1) бесчинства банд,

2) польский вопрос,

3) еврейский вопрос.

(…) III. Еврейский вопрос

В Вилейском округе проживает еще около 3000 евреев по сравнению с примерно 20 тысячами (включая тех, которые в связи с передачей моих северо-западных районов Литве были переселены оттуда в округ и составили здесь большинство) в 1941 году. Из этих 3000 евреев никто не проживает на прежнем месте жительства. Все гетто ликвидированы. Имеющиеся 3000 распределены между артиллерийско-техническим парком и крупной армейской строительной службой в Красном, что примерно 2850 человек. Около 50 евреев находятся в распоряжении СД, а примерно 100 евреев размещены в прилегающем к зданию моего гебитскомисариата небольшом гетто и работают в моих мастерских. Нет никаких оснований сохранить тех евреев, что в Красном, за исключением нескольких специалистов для кожевенного завода, необходимых для моих мастерских. По этому вопросу я беседовал с моим оберштурмфюрером СД, и мы единодушно пришли к выводу о необходимости как можно быстрее очистить Красное от евреев.

В соответствии с этим еврейский вопрос в моем округе вскоре будет, надо полагать, полностью решен. Впрочем, здесь не уточнены евреи, которые еще прячутся в лесах у бандитов.

Изъятое у евреев имущество (деньги и ценные вещи) направлены моим кассовым инспектором в компетентные службы господина генерального комиссара и господина рейхкомиссара соответственно.

(Совещание высшего руководства Генерального округа Белоруссия. Минск, 8-10 апреля 1943 года.
Стенограмма. Мн., 2006, с. 130, 134.
Цитируется по книге «Свидетельствуют палачи. Уничтожение евреев на оккупированной территории Белоруссии в 1941–1944 гг.»,
Мн., НАРД, 2010, с. 71)


Памятник танкистам – освободителям Красного.
Памятник танкистам –
освободителям Красного.

В том же апреле 1943 года, в Красном состоялся новый массовый расстрел евреев.

Из материалов Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков, (акт, составленный 24 апреля 1945 г.), подтверждаются эти факты.

Р-7021, оп.89, д.14 (м/ф)

Под № 352 написано:

«Еще было расстреляно и замучено немцами евреев из других районов как Городок, Радошковичи, Молодечно, Илия, Раков всего больше 2000 человек, но фамилии их и имена не известные. Общее количество расстреляно и испалено в м. Красное 2500 человек одних евреев, военнопленных убито и поморено с голоду около 160 человек только в м. Красное…»


Были попытки бежать, узники уходили в партизаны. Хотя шансов у беглецов было совсем немного. Братья Даниэль и Вульф Капланы в феврале 1942 г. в Ракове прятались у знакомого крестьянина. Но кто-то из соседей донес на них, и они были арестованы. Бежав, накануне расстрела, в местечко Городок, они отморозили ноги, но в Городке так и не нашил себе убежища. Капланы спрятались в гетто местечка Красное. Подлечив ноги, ушли в партизаны. Воевали в отряде имени Сталина и отличались бесстрашием.

Уже больше полувека евреи в Красном не живут. Перевернута последняя страница еврейской истории…


Теперь это деревня Молодечненского района, находится на автодороге Минск – Молодечно, в 16 км на юго-восток от Молодечно, в 57 км от Минска.

Работает средняя школа, Дом культуры, библиотека, амбулатория, аптека, отделение связи, производственные участки. Жизнь продолжается…

Аркадий Шульман,
фото автора

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru