Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Ефим Левертов
«СЕСТРЫ РУДЕРМАН»

Дора Василевская
«ПУТЬ ВАСИ ИВАНОВА»

Ольга Загадская
«БОРИСОВ ЕВРЕЙСКИЙ»

Аркадий Шульман
«РАССКАЗЫВАЕТ ГРИГОРИЙ АБРАМОВИЧ»

Александр Розенблюм
«УЛИЦА В ГОРОДЕ РЕЙМСЕ»

Аркадий Шульман
«БОРИСОВСКИЕ ВСТРЕЧИ»

Аркадий Шульман
«ИСТОРИЯ ПАМЯТНИКА»

Аркадий Шульман
«ЗДЕСЬ НАШЕ ПРОШЛОЕ, А, ВОЗМОЖНО, И БУДУЩЕЕ…»

Воспоминания В. Лобанка.

Виктория Колесова
«НЕСКОЛЬКО ИСТОРИЙ ОБ АЛЕКСАНДРЕ РОЗЕНБЛЮМЕ»

Александр Розенблюм
«ГДЕ ВАШ ДРУГ ЭНГЕЛЬСОН?»

Александр Розенблюм
«БИЗНЕС ТЕТИ СЭЙНЫ»

Александр Розенблюм
«ПОСЛЕДНИЕ РАВВИНЫ В БОРИСОВЕ»

Александр Розенблюм
«ЙОСЭФ АЙЗЕНШТАДТ И ЕГО СЫНОВЬЯ»

Александр Розенблюм
«КЮХЕЛЬБЕКЕР»

Александр Розенблюм
«ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В ГОРОДЕ БОРИСОВЕ»

Александр Розенблюм
«МСТИЖСКОЕ БЕСПАМЯТСТВО»

Ирина Шапиро
«БОРИС ИЗ БОРИСОВА, ПРАРОДИТЕЛЬ ТРЕХ БОРИСОВ»

Александр Розенблюм
«БОРИСОВСКАЯ АТЛАНТИДА»


Ефим Левертов

СЕСТРЫ РУДЕРМАН

В начале XX века в городе Вильнюсе, в литовском Иерусалиме, жил перчаточник Берл Рудерман. У него была жена Мирьям, в девичестве Мирьям Певзнер, и шесть детей: четыре девочки и два мальчика. О двух девочках – старшей Ханне и младшей Хае я и расскажу вам.

Ханна родилась в 1909 году, а Хая – через 13 лет, в 1922 году. Берл, его жена и дети, когда подрастали, много работали. Берл считал, что все, что вышло из его мастерской должно быть безукоризненным. Поэтому, если встречали в вильнюсском обществе женщину с отлично сидящими на руке перчатками, говорили «это от Берла Рудермана». В конце 20-х годов разразился мировой экономический кризис, который коснулся и семьи Рудерман. Их бизнес захирел, это вынудило их продать дело в Вильнюсе. Им самим пришлось в 1931 году переехать в Польшу, в город Лодзь, европейскую столицу перчаточников. В Лодзи Рудерман возобновил свое дело, но уже с меньшим размахом из-за большой конкуренции.

Семейная легенда рассказывает о том, как в их магазин пришел Вольф Мессинг. Он попросил примерить перчатки и, когда Ханна помогла ему это сделать, обратил внимание на ее руки и попросил разрешения взглянуть на ладонь. Внимательно рассмотрев ее, Мессинг сказал молодой девушке: «Я предрекаю вам долгую жизнь, но жить вы будете далеко отсюда и умрете вы тоже не здесь». Эти слова Вольфа Мессинга Ханна всегда помнила.

Европейская жизнь между тем все более требовала кожи не для элегантных перчаток, а для солдатских и офицерских сапог. Война приближалась к Польше, как хищник к добыче. В это время Берл Рудерман серьезно заболел и вскоре умер. Легендарна история визита Берла к врачу. Берл спросил его: «Пан доктор! Как вы можете видеть, что происходит у меня в животе?» На это опытный доктор ответил: «Предположим мы, вы и я, находимся в разных, но смежных комнатах. Могу ли я все-таки догадываться о том, что делаете вы в своей комнате?»

Гитлер и Сталин поделили Польшу, в Советский Союз хлынула масса еврейских беженцев. В городе Столбцы под Минском оказались и Мирьям Рудерман с детьми, мальчиками и девочками. Гитлер напал на Советский Союз, его войска быстро приближались к Минску. В каждой еврейской семье остро стоял вопрос – куда бежать? Мирьям Рудерман буквально вытолкнула Ханну из дома, заставила ее бежать вместе с близкой ей семьей Горелик. И вот мы видим Ханну, едущей в поезде на восток страны.

Она остановилась на юго-западе Сибири, в городе Кургане. Здесь перчаточница Ханна пришлась очень кстати на шитье и ремонте военных шинелей. Она стала передовиком производства, за ней никто не мог угнаться. За ежедневный двенадцатичасовой труд она получала в день литровую бутылку молока и буханку черного ржаного хлеба, которые и спасли ее, позволили сохранить здоровье для послевоенного замужества и рождения дочери.

Хая тоже спаслась. Она вышла замуж, родила дочку, эвакуировалась. Работала сопровождающей раненых. Была такая солдатская должность при госпиталях. Слегка подлеченных раненых бойцов надо было сопровождать к родным местам для их окончательного выздоровления или окончательного списания как непригодных к военной службе. Ее госпиталь располагался в Удмуртии в городе Сарапул. Однажды она привезла раненого военного в Курган, сдала его родным и оформила документы на возвращение в Сарапул. На вокзале Сарапула она прилегла на скамейку, чтобы немного поспать. Бывший в это время на вокзале офицер тоже решил соснуть. Он оглянулся, увидел спящего на скамейке солдата, решил согнать его и сам выспаться на этом месте. Офицер легонько потряс спящего солдата за плечо, с головы солдата упала пилотка, офицер увидел спящую девушку, ему стало неловко, он надел пилотку на голову девушки и отошел. Когда после войны Ханна и Хая встретились, Ханна спросила: «Почему же ты не прочитала вывешенный на вокзале список эвакуированных в этот город?». «Не прочитала», – повинилась младшая сестра.

После войны Ханна вернулась в Белоруссию вместе с семьей Горелик. Ее звали теперь Анна Борисовна. Так дальше будем звать и мы. Они остановились в городе Борисове. Перед войной здесь жило много евреев. Именно здесь Анна Борисовна вышла замуж, родила дочку, названную по имени погибшей мамы – Мирьям. По-русски ее звали Мира.

У мужа Анны Борисовны Михаила Львовича в Ленинграде жили брат и сестра. К ним и поехал Михаил Львович со своей женой и дочерью в свой первый семейный, послевоенный отпуск, чтобы показать родным жену и дочку. Однажды Леонид – муж Хаи, был на Невском проспекте и увидел женщину в точности похожую на его жену. Она шла с человеком в военной форме, в это время многие демобилизованные ходили в такой форме, правда, без погон. Леонид рассказал Хае об этой похожей на нее женщине. «Почему ты не спросил у нее: «Вы из Польши?»

Анна Борисовна с семьей продолжала жить в Борисове, рядом со ставшей близкой ей семьей Горелик. Старшая Горелик была портнихой и имела широкий круг общения. Однажды к Гореликам пришла клиентка, гостья из Ленинграда. Они разговорились. Гостья рассказала, что она сама родом из города Лида, откуда она и ее семья выехали в начале войны, можно сказать последним поездом. Горелик рассказала, как они бежали из Столбцов, из-под Минска. «Так вы из Столбцов, – сказала гостья, – я помню, когда мы ехали в поезде и проезжали Столбцы, одна молодая девушка рвалась выпрыгнуть из идущего на полном ходу поезда. Она кричала, что все ее родные в Столбцах. Мы с трудом ее удержали».

– Ее звали Хая?, – с надеждой спросила Горелик.

– Да, Хая, – воскликнула гостья.

– А где она теперь?

– В Ленинграде. Я хорошо знаю ее свекровь.

Так через много лет разлуки вновь встретились две сестры Анна и Хая.

Дочь Анны Мира подрастала, училась в институте в Ленинграде. Здесь вышла замуж и родила трех дочерей. Анна Борисовна иногда приезжала к дочери в Ленинград. Когда умер Михаил Львович, визиты в Ленинград стали учащаться, их продолжительность увеличиваться. В 1991 году, она умерла в Ленинграде в возрасте 82 лет. Так сбылось предсказание Вольфа Мессинга. Похоронена в городе Борисове рядом с могилой мужа.

4 августа 2010 года умерла Хая Борисовна. Ей было 87 лет.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru