Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Слава Фрумкин
«МОЯ СЕМЬЯ»

Александр Литин
«ХОЛОКОСТ В БОБРЕ»

Виктория Мочалова
«ФОТОЭКСКУРСИЯ НА СТАРОЕ ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ»

Бобр в «Российской еврейской энциклопедии»


ХОЛОКОСТ В БОБРЕ

Материал из школьного музея деревни Бобр

Война пришла в местечко Бобр, бурей разметав прошлое. Евреев взяли на учет, пометили желтыми звездами, водили на работу – мостить улицы булыжником. Только жили они в своих домах и никакого гетто.

…Однажды полицай из близлежащей деревни убил пятилетнего мальчика. Вот тут, кажется, до людей стало доходить, чего следует ожидать.

Полицая того на следующий день застрелили, чтобы, как всем объяснили, не нарушал возложенных полномочий. Успокоили. Ждали 10 октября.


Вспоминает Зайцева Мария Степановна 1923 г.р.: «Утром 10 октября 1941 года по трем улицам Бобра, где жили евреи, стали разъезжать грузовики. Машины подъезжали к домам, и полицаи загоняли людей в кузов. Крик, плач, стоны наполнили местечко. После того как всех погрузили, автомобили вывезли евреев из Бобра, в двух километрах от которого в яме и расстреляли 961 человека».


Вспоминает Кнотько Владимир Максимович 1923 г.р.: «Моего отца заставили закапывать убитых евреев. Он рассказывал, что еврейку Овчинникову, врача, увезли со всеми. Во время следования к месту расстрела она в порыве нервного возбуждения так сильно сжимала свою шестимесячную девочку, что нечаянно задушила его. Еще одна страшная история произошла с учительницей Мельник Любовью. Ее четырехлетний сын, от русского мужа, бежал за машиной пока не выбился из сил и не упал».


Вспоминает Шанькова Людмила Андреевна 1928 г.р.: «10 октября 1941 года в 3 часа дня к нам в дом пришел полицай и велел отцу взять лопату и идти к месту расстрела закапывать. Отказаться было нельзя, иначе – расстрел. На следующий день ходили с подружкой смотреть место убийства евреев. Жутко. Земля шевелилась. В тот же день местные грабили еврейские дома, вернее то, что осталось после визита полицаев. До того жаждали наживы, что всю землю в огородах перекопали».


Ушло в могилу еврейское население Бобра в количестве 961 человек, но есть на этом жутком, леденящем кровь фронте и удивительная история спасения.


Вспоминает Иванович Леонид Ефимович 1932 г.р.: «10 октября 1941 года, в день расстрела мама рано утром разбудила меня и моих маленьких сестер Веру и Соню. Взяла с собой только один узелок с едой и одеждой и по заросшему берегу реки Бобр, прячась в высокой траве, провела нас к деревне Плиса. 'Гам, в заброшенном сарае мы переночевали, на следующий день вечером наша семья пришла в Толочин. Используя то, что все мы были светловолосыми, она обратилась к местному коменданту Ивану Ивановичу, представившись беженкой. Человек тот был поволжским немцем, и он ей поверил, выдав справку и определив на место жительства в деревню Бошарово. Когда наша семья оказалась там, староста Матюшевский выдал нам два ведра картошки. Помогали и другие:кто одеждой, кто продуктами. За время нашей жизни в Бошарово маму трижды арестовывали, и трижды комендант Толочина хлопотал за нее, подсказывая ей, как вести себя на допросах и что говорить. Вернулись мы в Бобр в июле 1944 года, узнав о гибели 961 еврея».


Людмила Петровна Еременок.
Людмила Петровна Еременок.

Еременок Людмила Петровна, 1957 г.р.

Я работаю учительницей. Мои родители приехали в Бобр в 1947 г., я уже в Бобре родилась.

Что сейчас известно о времени, когда в Бобре компактно жили евреи? Сто лет назад здесь было 25 лавок. Мота собирал старые тряпки. В конце 19 – начале 20 века, было три ярмарки в год. Семьи у евреев были многодетные. Книгу аттестатов в школе листала, очень много еврейских фамилий сохранилось. Жили небогато, много работали. Худов, Азой, Зак – такие были фамилии.

Во время войны боев в деревне не было, все дома сохранились. Остались полуразрушенные постройки помещика Бартоломея, спиртзавод – старая винокурня помещика, где делали спирт из картошки.

Жить в Бобре и не знать о событиях Холокоста, невозможно.

10 октября 1941 г. на рассвете на 10 грузовиках немцы и полицаи стали разъезжаться по улицам, где жили евреи. Таких улиц было три: Заречная, Толочинская, Пушкинский переулок.

Сонных людей отвозили на грузовиках на Лукомльское шоссе к заранее вырытой яме, и уже к десяти утра 961 жизнь была оборвана.

Бобр. Улица Заречная.
Улица Заречная, где до войны жили
в основном евреи.
Дом, где жила семья Анны Антоновны Иванович.
Дом, где жила семья
Анны Антоновны Иванович.

Последняя еврейская семья, и единственная уцелевшая семья Ивановичей, жила на Заречной. Я училась с их младшей дочкой в школе, общалась с ее мамой и о многом успела узнать. Их дом стоял на окраине. Мать, Анна Иванович, увидела, что приехали немцы. Она успела собрать своих трех дочерей и маленького сына Леню, схватила кусок сала и ушла с ними до того, как в их дом пришли фашисты. Переночевали в стогу, добрались до Толочина и там пережили оккупацию. Ей удалось скрыть, что она еврейка, а староста Толочина, хотя и знал, что они евреи, не выдал. В их большом доме в Бобре была полицейская управа. Дом сохранился. Как только Бобр и Толочин освободили от фашистов, Ивановичи вернулись. Уже 30 июня 1944 года они стали жить в своем доме. Дочь Вера – офтальмолог, живет в Израиле, Соня – в Америке, младший Леня, 1940 г.р. – в Израиле.

Мне рассказывала об этой истории уже умершая бабка Хадора, отца которой заставили закапывать расстрелянных евреев. Больше стариков нет, все умерли. Евреев раздевали. Одежду потом делили полицейские. Расстреливали немцы.

Старые еврейские дома в деревне Бобр.
Старые еврейские дома в деревне Бобр.

Наутро все еврейские огороды были перекопаны – местные жители искали золото. Какие-то ценности находили… Дома, имущество, живность распределяли среди полицаев. Полицаев у нас много было.

Бургомистр был Святковский. Местные полицаи лютовали больше, чем фашисты. Синагога сохранилась – маленький деревянный домик, сохранилась и старая лавка.

Около моего дома жила зубной врач Овчинникова. Муж у нее был белорус. Она так сжимала свою шестимесячную девочку, когда ехала на грузовике, что ее задушила. Женщина сошла с ума, вырвала на себе все волосы.

Любопытные местные жители прятались в кустах и видели расстрел. Сына учительницы Мельник Любовь Ивановны, муж которой тоже был русский, не взяли на расстрел, но он бежал вслед за машиной по улице Пушкинской, упал, ударился о камень. Семья, которая жила на окраине, подобрала его, выходила, вырастила, они потом куда-то уехали. Еще одну женщину спасли – Валентину Лазарь. Этим людям дали потом звание Праведника мира. Имена всех расстрелянных известны. Они собраны нашей односельчанкой Яниной Александровной.

Памятник на месте расстрела устанавливали, насколько я знаю, в 1965 году. Тогда же устанавливали и памятник в центре деревни. У нас в школе тогда был завуч Яков Наумович Клинков, ветеран. Я думаю, что он был инициатором установки памятника. После войны еще много евреев жило в Бобре.

Записал, фотографии
Александр Литин

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru