Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Эра Ставер
«ЛЮДСКІЯ СЛЁЗЫ, ЛЮДСКОЕ ГОРА КРАНАЕ СЭРЦА»

Эра Ставер
«ОНИ КОГДА-ТО ЖИЛИ РЯДОМ»

Хаим Гуревич
«БЕЭРШЕВСКИЙ АППОЛОН»


ОНИ КОГДА-ТО ЖИЛИ РЯДОМ

Слуцкий уезд, в состав которого входила Старобинская волость, в 1864 году насчитывал 745 дворов, в которых проживало 4260 крестьян мужского пола. Наибольшее число жителей проживало в местечках Старобин, Погост, Вызна (сейчас – Красная Слобода). Здесь ежегодно проводились ярмарки, шел обмен товарами. Были тут и хлебозапасные магазины, заезжие дворы, православные церкви, конные мельницы. В местечке Погост в 1897 году располагались волостное управление, народное училище, молитвенный дом, синагога. Половину населения Старобинской волости составляли евреи, наибольшая часть которых проживала в деревнях Кривичи, Островки, Косыничи, Большой Рожан, Кулаки, Старобин, Вызна.

В Старобине на улице Пограничной в 1933 году работала еврейская школа Талмуд-Тора. Ученики школы изучали алфавит, в котором было 22 буквы, и древнейшую книгу Тора. Если кто-то из еврейских детей не посещал школу, то синагога не давала согласия на совершеннолетие этого ученика.

Несколько лет назад краеведы Кривичской школы встретились с Ольгой Афанасьевной Сорокой, жительницей местечка Старобин, которая рассказала о том, как выглядело местечко в довоенное время: здесь были узкие улицы, дома стояли близко, несколько раз были пожары. Сохранились названия улиц: Слуцкая, Надречная, Карпиловка, Попова, Пограничная и др.

В 30-е годы в Старобине было создано два товарищества: «Труженик», куда входили евреи, и «Ударник» – для белорусов. Позже они объединились. Также существовало общество помощи бедным, которое оказывало помощь учащимся из бедных еврейских семей.

«Евреи были очень дружны, они не гнушались никакой работы. Многие из них нанимались на работу в деревнях: ремонтировали и шили обувь, одежду. Когда проходили ярмарки, некоторые евреи скупали у крестьян зерно с возов, ссыпали в амбары, а позже перепродавали. «Вашовники» – так называли евреев, которые по Случи сплавляли лес. Были и богатые евреи, которые продавали лес», – вспоминала Ольга Афанасьевна.

Существовало и еврейское кладбище, где были на надгробиях символы: сломанные свечи – символ утраты, кружка для пожертвования – символ щедрости умершего, и др. К сожалению, кладбище не сохранилось, а позже евреев хоронили на возвышенности, за Старобином.

По воспоминаниям Любови Ивановны Скалабан, в их дом со Старобина приходили сапожники-евреи, которые трудились до субботы, а в субботу не работали. В еврейских семьях существовали запреты на некоторые занятия в субботний день: пахать, собирать урожай, строить, шить и т.д. По утрам женщины зажигали свечи, молилась вся семья. Уважительное отношение к женщине воспитывалось с малых лет, еврейские общины строго следили за соблюдением традиций.

В местечке Погост еврейские дома отделяли ворота, и, когда евреи шли в синагогу, ворота закрывались, чтобы ничто не мешало им совершать молитву. На другой улице в местечке стояла Свято-Ивановская церковь, куда шли православные люди.

Здесь, в местечке, в 1917 году родился будущий журналист, писатель Мовша Молочко. Его отец Хаим – еврей по национальности, влюбился в белорусскую девушку, корни которой берут свое начало в д. Кривичи, – Елену Молочко. Он принял православную веру, но позже вернулся в иудейскую. Первенец Мовша был лучшим учеником в Толмуд-Торе, а когда еврейскую школу закрыли, учился с сельскими учениками, но на класс ниже. Летом 1935 года семья переехала в г. Могилев, где Мовша Молочко (он взял фамилию матери) работал в редакции «Коммунист Могилевщины», а позже поступил в институт философии и литературы в Москве. В конце 1937 года выходят его литературные произведения «Весна 20-ой», «Придуманные жизнью» – путевые заметки. Он печатается, становится корреспондентом детской газеты «Піянер Беларусі». В 1939 году он направляется на строительство Ферганского канала, а позже Михаил (Мовша) Молочко уходит на войну с белофиннами, где и погибает.

Когда краеведы Кривичской школы побывали в походе в д. Погост, они посетили школьный краеведческий музей, в котором работала учительница Светлана Михайловна Смоляк. Она рассказала, что сестра Михаила Молочко – Валентина Денисовна Рудова – написала о своем брате книгу «Жил-был мальчишка», и, хотя фотографии Михаила нет в музее, память о нем живет, как и живет память о Холокосте – планомерном уничтожении еврейского народа в годы войны.

Во время Великой Отечественной войны большие семьи Вихли Лившиц и ее детей, семью Авраама и Баси Онгеберг и многих евреев из Старобина фашисты уничтожили, как и уничтожили целые семьи евреев в местечке Погост, в деревнях Кривичи, Островки, Косыничи, Большой Рожан, г.п. Красная Слобода.

Члены кружка «Краеведение» встретились с жительницей деревни Кривичи Елизаветой Тимофеевной Рускевич. Она рассказала следующее: «На улице Пролетарской в Кривичах стояла кузница, в которой работал старый еврей Алтар. В тот день, когда в деревню приехали фашисты, он спрятался в картофельную ботву. Фашисты его не нашли. Когда они уже отъезжали от его дома, Алтар решил посмотреть, уехали ли захватчики. Как только он поднялся и вышел на улицу, фашисты развернулись и арестовали его. Это был добрый труженик, никому не сделавший вреда. Евреи трудились рядом с нами», – вспоминает она.

Свидетелем трагедии был Иван Бенедиктович Клишевич, 1928 г.р. Он рассказывает: «Летом я с Федором Минюковичем пас лошадей возле «грудка». Вдруг мы увидели фашистов верхом на лошадях. Перед собой они гнали еврея Алтара. Он бежал рядом с лошадьми, а они его подгоняли. Когда перегнали на «грудок» за мост, один из фашистов выстрелил в Алтара. Алтар закачался, тогда в него выстрелили еще раз. Старик упал на дорогу. Его тело фашисты стащили с дороги, и один из полицаев начал засыпать его землей. Эту ужасную картину я запомнил навсегда».

Семьи евреев Авраама Пекар, Гинды Файнтер, Еселя Тесина, Анольфа Ровжина на подводах вывезли в Слуцкое гетто. Уезжая из деревни Кривичи, они говорили: «Мы с вами больше не увидимся».

Позже Винадора Молочко носила им в Слуцк передачу, и на прощание Рахиль Тесина сказала ей, чтобы она больше не приходила, потому что их скоро расстреляют. Так и случилось.

И в памяти многих кривичанцев – Нины Андреевны Минюкович, Евгении Потаповны Жарской, Ольги Алексеевны Тамашевской и др., а также жителей д. Островки – Марии Михайловны Кот, Николая Петровича Пархимовича – евреи остались в памяти как трудолюбивые, добросердечные люди, жившие когда-то рядом.

Эра Ставер
Газета «Шахтер»
№ 40-42 2012

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru