Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Валентина Мороз
«ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНИКА»

Ирина Вабищевич
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ»

Валентина Левина
«СТРАШНАЯ ПРАВДА О ВОЙНЕ»

Воспоминания Мовши Самуиловича Мулера

Леонид Смиловицкий
«ЭТО БЫЛО В ЧЕРВЕНЕ»

Нина Куманяева
«РАССТРЕЛ»

Аляксандр Валавой
«ВАЕННАЕ СІРОЦТВА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Виктория Мочалова
«РОД КЕРШТЕЙНОВ-МАРГОЛИНЫХ»

Виктория Мочалова
«СЕМЕЙНЫЙ ФОТОАЛЬБОМ»

«ПАМЯТЬ О ЕВРЕЯХ ЧЕРВЕНЯ»

Элеонора Нисневич
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПЕСНИ»

Ирина Вабищевич
«РОДОСЛОВНАЯ ПАМЯТИ»


Леонид Смиловицкий

ЭТО БЫЛО В ЧЕРВЕНЕ

Докладная записка
Секретарю Минского ОК КП(б) В.И. Козлову
Совершено секретно


Будучи в командировке в Червенском районе в апреле-мае 1946 г., я услышал от работника ОК КП(б)Б Идельчик (отдел пропаганды) и от секретаря райкома партии т. Сытого разговоры о том, что группа граждан еврейской национальности проводит работу по сбору средств на изготовление и установку памятника на месте расстрелянным немецкими оккупантами евреев. Насколько, мне удалось уточнить, в Червене сбор средств начался в ноябре-декабре 1945 г. после приезда туда Владимира Исааковича Фундатора, якобы, лауреата Сталинской премии из Москвы. Последний сам внес 50 тысяч рублей и открыл счет в Москве в отделении Госбанка и якобы все это узаконено правительством и поддерживается Постоянным представительством БССР в Москве. Фундатор рассылает письма и даже своих представителей для сбора средств в районных центрах Минской области. В письмах он сообщает о своей помощи и призывает следовать его примеру – вносить от 300 руб. и выше. В Червене этим занимается Абрам Идельчик (заведующий торговым отделом Райсоюза), Соловейчик (парикмахер) и сын раввина. Наличные деньги хранятся у последнего. Они пытаются открыть счет в банке под видом артели. В этом им отказали под предлогом того, что не представлен документ из райисполкома об открытии артели. Организаторы уже заготовили списки жертв, которые собираются написать на памятнике. Был недавно и представитель из Москвы с проектом, с которым познакомился Храпко и даже вносил какие-то поправки. По слухам, из Москвы в Червень уже отгружен вагон цемента. В Минске во всем принимает деятельное участие доктор технических наук (фамилия не установлена). Обо всем этом подробно известно инструктору Минского ОК КП(б)Б Идельчику.

Выводы:

1. Строительством памятника и работой по увековечиванию памяти павших в борьбе с гитлеризмом занимаются органы Советской власти, следовательно, частная инициатива исключается. Если таковая и может быть, то только с разрешения органов Советской власти;

2. памятник ставится погибшим одной национальности (еврейской), в то время, как там есть и жертвы из белорусов, русских и украинцев. Памятник имеет форму чисто национальной архитектуры, надпись на нем выполнена на еврейском языке;

3. имеется организация, по-видимому, националистического характера, у которой есть свои филиалы и три-пять организаторов;

4. такая работа проводятся в Дзержинске, Червене, Узде, Руденске, Смолевичах, что также свидетельствует о наличии организации.

Секретарь Минского ОК ЛКСМБ
И. ПОЛЯКОВ

***

Публикуемый впервые документ представляет несомненный интерес, как для историков, так и широкой общественности по целому ряду причин. Он был “найден” летом 1995 г. в Национальном архиве Республики Беларусь, который унаследовал фонды бывшего Партийного архива Института истории партии при ЦК КПБ.(1)

Лаконичный по форме, документ очень выразителен по своему содержанию и характеризует политику Коммунистической партии и Советского государства в национальном вопросе, дает наглядное представление об отношение руководства к «еврейской проблеме» в первые послевоенные годы. Это и замалчивание Катастрофы, и отрицание вклада евреев в победу над нацизмом, и отражение политических гонений против «безродных космополитов» и «буржуазных националистов», основную часть которых составляли евреи.

Автором «Докладной записки» является секретарь Минского областного комитета ЛКСМБ Иван Евтеевич Поляков. Он информирует своего шефа, секретаря Минского областного комитета КП(б)Б Василия Ивановича Козлова, делает обобщения, дает оценку и высказывает свои рекомендации в отношении незаконной, с точки зрения властей, активности еврейского населения района.

Основанием, послужившим для обращения Ивана Полякова в Минский ОК КП(б)Б стало «вскрытое» им стремление евреев Червеня увековечить память погибших в годы войны своих родных – жертв немецкого геноцида. При этом, в докладной записке неоднократно упоминается имя Владимира Исааковича Фундатора, как инициатора и активного участника установки памятника. Из документа, составленного на основании устной информации и слухов, видно, что ни сам Поляков, ни работники Червенского районного комитета партии (Сытый) и райисполкома (Храпко), ни инструктор Минского ОК КП(б)Б Идельчик не представляли себе личность В.И. Фундатора. Сообщается только, что он приезжал из Москвы и якобы является лауреатом Сталинской премии (2).

Из документа не ясно, почему В. Фундатор проявил столько инициативы и настойчивости в сборе средств для постановки еврейского памятника. Очевидно и другое, что для автора докладной записки представляли особый интерес не эти подробности, а само намерение евреев установить памятник «чисто национальной архитектуры» да еще с надписью на идиш (!) Сбор средств, составление списков жертв и начало практической работы по осуществлению проекта – «из Москвы в Червень, по слухам, отгружен уже вагон цемента» – оказалось достаточным, чтобы Иван Поляков сделал вывод о том, что имеется организация националистического характера, у которой есть свои филиалы (Узда, Руденск, Смолевичи) и организаторы. Тяжесть обвинений и возможные последствия для участников такого рода сговора в годы послевоенных сталинских репрессий общеизвестны.

На самом деле, имя заслуженного изобретателя Российской Федерации, уроженца местечка Червень Минской области Беларуси, Владимира Исааковича Фундатора (1903-1986), знакомо не только тем, кто имел представление о литейном деле (он – автор многих научных трудов, лауреат премии Совета Министров СССР, основоположник современной технологии литейного производства в области заливки форм. Методы его расчетов изучают студенты, по его разработкам работают заводы). Этот человек, благодаря своим изобретениям, стал одним из создателей танка Т-34, высокая оценка которого общепризнана. Известно мнение Уинстона Черчилля о том, что в период второй мировой войны было три выдающихся образца вооружения: английская пушка «Браунинг», немецкий самолет «Мессершмидт-190» и советский танк Т- 34. Генералы Германии Эрих Шнейдер и Хайнц Гудариан называли Т-34 подлинным шедевром военной техники. (3)

В частности, генерал Гудариан подчеркивал, что все попытки немецких конструкторов скопировать Т-34 оказались безуспешными из-за невозможности воспроизвести его алюминиевый дизельный двигатель. (4)

Эта оценка совпала с мнением председателя Госплана СССР академика Николая Вознесенского о том, что качество металлургии и совершенствование литейного дела поставили советскую танковую промышленность на особую высоту. (5)

Все сказанное имело прямое отношение к Владимиру Фундатору, который еще за три года до начала германо-советской войны в возрасте 34 лет сделал изобретения, позволившие создать новую технологию модифицирования силуминового литья, которая применялась при изготовлении корпуса дизельного двигателя Т-34.

После окончания войны Владимир Фундатор приехал в родной Червень для того, чтобы выяснить судьбу своих родителей и родственников. Здесь он узнает страшную правду о судьбах евреев родного города.

Немецкие войска вступили в Червень в конце июня 1941 г., всего через несколько дней после начала боевых действий. В городе и районе была образована белорусская полиция, отделение СД и карательный отряд.

Осенью 1941 г. оккупационные власти приказали освободить в Червене улицы Грядка и Советская, где проживали в основном белорусы. Туда поселили евреев, образовав гетто.

Белорусов и русских к ним не подпускали, добивались голодной смерти евреев.

Всего в гетто было заключено около 2 000 узников. Еще до массовой акции в феврале 1942 г. нацисты почти ежедневно вывозили «провинившихся» евреев, членов партии или тех, кого они подозревали в прошлом в активной советской работе на еврейское кладбище Червеня и расстреливали.

1 февраля 1942 г., в 6 часов утра гетто окружили усиленные наряды полиции. Каратели ходили по Червеню в поисках спрятавшихся евреев. В городской больнице они застали Гитлина, у которого была ампутирована нога, а в другой палате обнаружили молодую еврейскую женщину после родов. Их подняли с постели и отправили в гетто.

Через несколько часов людей погнали по дороге на деревню Заметовка Колодижского сельсовета. Колонну остановили в том месте, которое носило название «Глинище». Полицейские Размыслович, Ширшов и Яковлев на санях привезли лопаты и ящик с патронами. Местным жителям – белорусам приказали копать яму. Расправа началась в полдень. Обреченным приказали раздеваться до нательного белья, а после этого стали подводить к краю котлована группами по 30–40 чел. В тот день погибло 1400 чел. И среди них родители Владимира Исааковича Фундатора – Мария Иосифовна и Исаак Израильевич. (6) (7) (8) (9)

Червень был освобожден частями Красной армии в июле 1944 г., а осенью того же года сюда прибыли представители Чрезвычайной Комиссии по установлению и расследованию преступлений и злодеяний немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной территории СССР. (10) Были вскрыты пять братских могил, проведены допросы свидетелей и очевидцев, составлены списки жертв и военных преступников. 3 ноября 1944 г. Червенская районная комиссия содействия ЧГК СССР под председательством секретаря райкома партии Кузьмы Кравченко составила акт, в котором описывались подробности этих преступлений. Было установлено, что в Червене людей расстреливали не только в районе еврейского кладбища (ул. Минская, 1 750 чел.), но и в ряде других мест – урочище Курганье и Кирпичное (400 чел.), улица Бобруйская (315 чел.). Всего в Червенском районе за годы оккупации погибло 6 321 мирных жителей, из которых 1 240 чел. было сожжено, а также 766 советских военнопленных. Убийства совершали члены Червенского карательного отряда, среди которых особой жестокостью отличались – Григорий Русецкий (начальник отряда), Филипп Размыслович, Максим Китов, Дмитрий Зенкович и Карл Жданович. (11)

Владимир Фундатор поставил перед собой цель увековечить память погибших узников гетто. Он начал переписку с их родственниками, составлял списки жертв. На памятнике задумали надпись на идиш: «Евреям – жертвам фашизма», после которой собирались поместить перечень фамилий расстрелянных. На Московском заводе «Станколит» Фундатор организовал отливку чугунных плит с именами почти 1 000 чел. По свидетельству дочери конструктора Нинель Владимировны Волох, плиты даже успели привезти в 1946 г. в Червень. Однако воплотить в жизнь свой замысел Фундатору не удалось. (12))

Начавшаяся «холодная война» и идеологические кампании по борьбе с «безродным космополитизмом», «еврейским национализмом», «преклонением перед буржуазным Западом и религией» привели к тому, что евреи стали наиболее уязвимыми в глазах режима. В документе сказано, что «наличные деньги», собранные на строительство монумента, хранятся у сына раввина. Одного этого уже было достаточно, чтобы идея памятника стала неосуществимой.

В 1946-1947 гг. Кондратий Уласевич, (уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Белорусской ССР в 1945-1955 гг.) в секретных отчетах на имя председателя Совнаркома БССР Пантелеймона Пономаренко и первого секретаря ЦК КПБ Николая Гусарова сообщал, что «евреи до войны не проявляли особого рвения к религии, а сейчас они сделали большой крен в сторону религиозного фанатизма, пожалуй, больше, чем какая-либо другая народность». (13)

Уласевич обращал внимание партийного и советского руководства БССР на то, что «под видом религиозности националисты пытаются внушить евреям» необходимость теснее сплачиваться друг с другом, восстанавливать и поддерживать связь с заграничными сионистскими организациями, говорить о жертвенности еврейского народа в годы войны, устанавливать памятники погибшим и т. д. (14)

Советские органы приостановили деятельность инициативной группы во главе с В. Фундатором по установке памятника под тем предлогом, что в стране в плановом порядке будут возводиться памятники всем жертвам нацизма, и поэтому нет нужды специально выделять их национальность. Тем временем местные жители разобрали заготовленные для памятника чугунные плиты для своих нужд, а Владимиром Исааковичем заинтересовались органы государственной безопасности. В МГБ БССР начали выяснять «истинные причины» его переписки с родственниками погибших евреев Червеня. Еще немного и Фундатор сам мог стать «агентом международного сионизма». Ученого уволили с работы и в течение 1949-1951 гг. он вынужден был оставаться не у дел. Помогло только вмешательство писателя Ильи Эренбурга. По звонку из ЦК КПСС Фундатора, наконец, трудоустроили. Однако в 1953 г., в связи с «делом врачей», Владимира Исааковича вновь увольняют. Возможно, только смерть Сталина спасла его от еще более трагических последствий. В том же году Фундатора принимают на работу во Всесоюзный научно-исследовательский институт литейного машиностроения (ВНИИлитмаш) в Москве, где ученый проработал до своей кончины в 1986 г. (15)

В 1970-х годах с разрешения властей в Червене на месте расстрела был, наконец, установлен стандартный памятник. На простом гранитном камне сделали надпись о том, что там похоронены 2 000 советских граждан, павших от рук немецко-фашистских захватчиков. (16)

Национальность жертв по общепринятой в те годы практике не указывалась. Еврейская община Червеня почти исчезла к концу 1980-х гг. По Всесоюзной переписи 1989 года из общего количества населения района 41 603 чел. евреев насчитывалось всего 88 чел., включая 9 чел., проживавших в сельской местности. (17)


1. Национальный Архив Республики Беларусь (далее НАРБ), ф 1, оп. 32. д. 101, лл. 195-196.
2. В 1944 г. В.И. Фундатор вместе с И.И. Фридляндер и рядом других своих коллег был выдвинут на соискание Сталинской премии по теме: «Новый агрегат для модифицирования и разливки легких сплавов (электрические и газовые тигли)». Однако это предложение было отклонено Комитетом по Сталинским премиям в области науки и изобретательства при СНК СССР (Архив автора. Письмо директора Российского государственного архива экономики Е.А. Тюриной от 18 июля 1996 г).
3. Борис Левшиц. Советская наука в годы Великой Отечественной войны. Москва, 1983. С. 172, Советский тыл в период коренного перелома в Великой Отечественной войне: 1942-1943 гг. / Под ред. А.В. Митрофанова. Москва, 1989. С.75.
4. Хайнц Гудариан. Воспоминания солдата. Москва, 1954, С. 268.
5. Николай Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. Москва, 1948. С. 82.
6. До настоящего времени сведения о гетто Червень отсутствовали в специальной исторической и научной литературе, посвященной Холокосту. Их нет в Encyclopedia of the Holocaust (Vol. 1-4. Tel Aviv-London-New York, 1990). Нет никаких упоминаний о нем и в сборниках документов и материалов: «Нямецка-фвшысцкі генацд на Беларусі» и «Трагедия евреев Беларуси в годы немецкой оккупации 1941-1944 г.г.», изданных в Минске (1995 г.). Материал о гетто Червень был выявлен автором в Иерусалиме: Yad Vashem, the Central Archives for the Disaster and the Heroism (files М-33/435; 0-53/24). Оригиналы документов находятся в Государственном архиве Российской Федерации в Москве, ф. 7021, оп. 87, д. 17.
7. Из свидетельских показании ЧГК СССР Ольги Лаврентьевой, (1907 г.р.) и Ольги Ивенец, 1891 г.р. (Yad Vashem Archives, files М-33/435, page 24, 0-53/24, page 673).
8. Из свидетельских показаний ЧГК СССР Александра Короткого, 1920 г.р. (Yad Vashem Archives, fie 0-53/24, page 67).
9. Из свидетельских показаний ЧГК СССР Зинаиды Станкевич. 1912 г.р. (Там же, file 0-53/24, page 668).
10. Червень и Червенский район были освобождены 2 июля 1944 г. частями 110-й и 348-й стрелковыми дивизиями действующей армии при участии партизанских отрядов им. Буденного, им. Жукова и им. Калинина. Среди партизан этих отрядов евреи составляли до 15% личного состава.
11. Там же, file М-33/435, pages 2-8.1.
12. Ирина Жезмер. Ученый, борец, еврей//Шалом. Москва: изд. Ваад России для Сибири и Урала. 5.1995. С. 3.
13. ГАРФ. ф 6991, оп. 3, д. 257, лл. 194-196.
14.Там же, лл 231, 238, 311 -312.
15. Ирина Жезмер. Ук. соч.
16. В Белорусской Советской Энциклопедии (Минск, 1974), т. 4, с. 260, в статье о Червене вместо I февраля 1942 г. ошибочно указывается дата расстрела 2 февраля 1943 г.
17. Материалы Всесоюзной переписи СССР 1989 года. Москва, 1991.
Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru