Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Майя Крапина
«ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕЙ ДЕРЕВНЕ БЫЛО ПРИСВОЕНО ЗВАНИЕ – ПРАВЕДНИКА»

Аркадий Шульман
«ВЕК ЕГО ЖИЗНИ»

Павел Полян
«ИЗ ПУХОВИЧЕЙ В ШВАРЦВАЛЬД»

Леонид Смиловицкий
«РАВВИН АРЬЕ-ЛЕЙБ БЕН МЕЙШЕ БЕР ШИФМАН ИЗ ПУХОВИЧЕЙ»

Алесь Карлюкевич
«В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО»

Алесь Карлюкевич
«ЯЎРЭІ Ў ГІСТОРЫІ ПУХАЎШЧЫНЫ»

«ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В МЕСТЕЧКЕ ДУКОРА»

Наталья Пархомчик
«ПУТЕШЕСТВУЕМ В ИСТОРИЮ ДЕРЕВНИ ПУХОВИЧИ»

Пуховичи в «Российской еврейской энциклопедии»


Павел Полян

ИЗ ПУХОВИЧЕЙ В ШВАРЦВАЛЬД

Софья Пятова.
Софья Моисеевна
Пятова.

Софья Моисеевна Пятова (в девичестве Сухман) родилась в Пуховичах под Минском. Скорее всего – в 1933 г., но наверняка этого никто не знает: война слизнула все документы и записи. Но до войны она все же успела окончить первый класс.

Пуховичи тогда – это полудеревня, полуместечко; во всяком случае, евреи с белорусами уживались хорошо. Дом Сухманов стоял в самом центре, возле церкви.

Когда грянула война, отца призвали в армию, но мобилизоваться он не успел и вместе со старшим братом ушел в лес, став тем самым едва ли не первым партизаном в округе. А вот маме как заведующей сберкассой даже эвакуироваться было нельзя: пока стоявшая в Пуховичах летная часть не была рассчитана, любая попытка уехать приравнивалась к вредительству. А когда все летчики были обслужены, и мать решилась, наконец, уехать, было уже поздно. Через несколько километров их подводу догнали немецкие мотоциклисты и развернули обратно. В Пуховичах их ждал сюрприз: замок был взломан и дом полностью разграблен.

Так началась жизнь под немецкой оккупацией, и мародерство вчерашних добрых соседей – далеко не самое страшное из того, что предстояло пережить евреям. Их первым делом пометили: заставили носить на верхней одежде желтые заплатки – спереди и сзади.

Врезалась в память и первая акция. Немцы выстроились в два ряда, и через этот строй пропускали евреев-мужчин – несколько сот человек. Потом их отвезли на Попову горку возле кладбища, заставили выкопать могилы, расстреляли и засыпали землей, по другим рассказам – закопали живьем.

В конце июля или начале августа всех оставшихся евреев согнали в гетто, в которое превратили бывший дом отдыха в конце Пуховичей. Сухманы – дедушка, мать и трое детей – разместились впятером в одной комнате. Рано утром в один из сентябрьских дней под Рош ха-Шана гетто окружили немцы и всех стали выгонять на плац. Вдруг раздалось несколько выстрелов, и, словно подкошенный, упал дедушка.

Увидев это, мама быстро натянула на старшую дочь зимнее пальтишко и валенки и спрятала ее за печку в углу комнаты. Там, за печкой, лежало все их имущество, увязанное в простыни. Подняв Соню на руки, мама посадила ее на самый верх, на все эти узлы.

Того, что происходило на плацу, девочка не видела – только слышала шум, гам и крики. Потом все стихло, а в комнату стали заходить люди и вытаскивать из-за печки вещи. Вскоре Соня оказалась на полу, вещей под ней больше не было, но не было и мародеров.

Когда стало совсем тихо, Соня вышла во двор и пошла по дороге в сторону станции Пуховичи и поселка Марьина Горка. Навстречу ей шла незнакомая женщина: «Ты евреечка? Там же ваших убивают, куда ты идешь?..» И Соня пошла обратно, в Пуховичи. Куда, к кому? Из неевреев она хорошо знала только одного человека, работавшего с мамой в сберкассе, по фамилии Маевский. Но не знала, где он живет. Расспросив об этом, пришла к нему домой. Вечером, когда он пришел, то первым делом спросил: «А ты спрашивала, где я живу?» – «Да!» – «Уже доложили, что я прячу евреечку!.. Утром ты должна уйти, а то заберут и меня».

Но ночью раздался стук в дверь – это пришли отец с братом. И, не дожидаясь утра, уже втроем они ушли в лес, не отказавшись от хлеба, который им дали с собой…

Лес

Окрестные леса братья Сухманы знали с детства как свои пять пальцев. Но на подножном корме ни в каком лесу осенью не выжить. Поэтому, скитаясь по лесам, эта троица ночевала больше на сеновалах, чем в стогах, особенно часто в свинарниках: ночью выйдешь к свиньям и конфискуешь у них часть картошки и другой еды. Однажды в шальную ночную бомбежку ранило дядю Сахне, и под утро он умер.

На партизан они натолкнулись только в 1942 г. Жизнь в отряде Тихомирова 10-летней Соне показалась спокойной: ты не одна, ты в коллективе, среди своих. Спокойной и сытой, хоть еда у партизан было не всегда. Было в отряде у Владимира Андреевича Тихомирова, 23-летнего лейтенанта, более ста человек. Почти каждый день уходили на задания: пускать под откос поезда, отбивать угоняемых на запад девушек…

В мае 1943-го немцы окружили отряд, и двое малолетних – Генка и Сонька – оказались одни. Когда через несколько дней их взяли в плен, они говорили на допросе: были в Прибалтике, родителей потеряли и ходим по деревням, попрошайничаем. Первым увели Гену, и когда он вернулся, то сказал, что его даже раздевали. Соня сразу догадалась, что они хотели посмотреть. Но русского, необрезанного – отпустили.

О себе же она сказала, что зовут ее Зоя Кунцевич. После допроса посадили в какой-то лагерь. Хлеб иногда давали. А потом повезли в Бобруйск, где обоих сдали в детский дом. Туда партизаны вскоре прислали связного и увезли Генку. Между тем в детдоме гулял слух, что немцы берут у детей кровь для раненых.

Спасла ее воспитательница Марья Александровна – улучила момент и в холодный ноябрьский день отвела Соню к своей двоюродной сестре, тоже Марье Александровне. У нее уже были двое своих малолеток – Эдик и Эммочка. Жили с ними еще бабушка и муж – Петр Федорович Бокий, начальник снабжения Бобруйска. Семья золотая! Свою «старшенькую» они обули-одели, постригли и помыли (она была вся завшивленная, грязная – последний раз мылась в мае, у партизан). Да и Соня очень полюбила малышей, возилась с ними, помогала во всем по хозяйству.

Но ни с какой другой не сравнится самая большая радость во время войны – приход своих! Когда освобождали Бобруйск, пусть и горящий, – сколько же в этом для Сони было радости! В сентябре ее нашел отец.

Возвращение

Они возвратились в Пуховичи. В селе у них все сгорело, оставался лишь недостроенный сруб около станции, который еще до войны строил Абрам, один из папиных братьев. Достроив дом, отец и дочь стали в нем жить. Отец работал заготовителем, но дела свои строил так, чтобы в субботу можно было не работать. Набожный и сведущий в религии человек, он первым делом купил талес, тфиллин и сидур. После долгих разговоров с раввином привез в чистой наволочке из леса останки брата Сахне, собрал миньян и похоронил братнины косточки по всем правилам. А затем поставил памятник убитым евреям на том месте, где была их братская могила.

В 1946 г. отец женился. Груне Лейбовне Стронгиной было 25 лет, она тоже была в партизанах, и вся семья ее тоже погибла. И вскоре родилась Сонина сестра Нахама.

Ленинград

Вдвоем с Майей, закадычной своей подругой-еврейкой и отличницей, они после школы в 1952-м поехали в Ленинград, поступать в педиатрический институт, единственный в СССР, где готовили детских врачей. Обе сдали экзамены и обе не прошли по конкурсу.

Майя вернулась в Пуховичи, а Соне отец прислал бумаги о том, что она была в партизанах, и даже официальную телеграмму о том, что абитуриентка такая-то – партизанка-разведчица. И вот директриса по фамилии Шутова встречает Соню и, как ни в чем не бывало, спрашивает: «А что вы, Сухман, не на занятиях? Прибыли документы, мы теперь знаем, кто вы…»

Позднее, на работе, Соня с антисемитизмом не сталкивалась. Но эта ядовитая пилюля при поступлении в вуз засела довольно глубоко. Для того, чтобы поступить в институт, – все могли быть обычными людьми, а она – чуть ли не Героем Советского Союза!

Вскоре Соня познакомилась со своим будущим мужем Бенционом (Геннадием) Ароновичем Пятовым, старше ее лет на десять. В 1943-м он ушел на войну, воевал на Пулковских высотах, освобождал Прибалтику, Польшу, Калининград, Берлин. Был связистом с тяжеленной катушкой на плечах. Пять послевоенных лет служил в военной администрации Шверина. Вернувшись, работал механиком на радиозаводе имени Козицкого, где дошел до начальника отдела.

На летние каникулы после второго курса молодые приехали в Пуховичи, и отец устроил им нелегальную хупу с миньяном, а назавтра сыграл уже легальную еврейскую свадьбу с пудом фаршированной рыбы. Незабываемо!

После этого отец словно бы закончил свои земные дела и, ничем не болев, умер в возрасте всего 49 лет.

После института Соня работала сначала участковым врачом, потом завотделением, а потом инспектором по детству в исполкоме Ленинского района Ленинграда. Работала Соня много, на полторы ставки, а получала мало. Подрабатывала, еще и преподавала в училище медсестрам. Когда получила первую категорию, стало легче, и в 1973 г. Пятовы построили кооперативную квартиру и выехали из коммуналки.

Эмиграция

Сониной сестренке Нахаме было 7 лет, когда папа умер. В 18 она вышла замуж и потом уехала в Израиль. У нее два сына: один в Беларуси, в Витебске, предприниматель, другой – в Израиле.

В конце 1980-х засобирались в Израиль и Пятовы, но когда «открылась» и Германия, то они в 1992 г. поехали именно туда. До самого отъезда и Софья Моисеевна, и Геннадий Аронович работали. Всеми хлопотами занимался Миша, их единственный сын, названный так в честь Сониного отца. Обрезание ему сделали такое же тайное, как и им самим хупу. Он отслужил в армии, окончил институт, стал инженером. Жена Лариса – музыкальный педагог, окончила Ленинградскую консерваторию.

Сын с семьей уехал первым, поселился в шварцвальдском Бад-Кроцингене. Внук учится в университете в Берлине, а внучка оканчивает гимназию, играет на нескольких музыкальных инструментах и прекрасно поет и танцует.

Уезжая, сын все документы приготовил и для родителей. Вскоре они последовали за ним, чтобы доживать вместе жизнь. Языкового барьера у Софьи Моисеевны нет: выручает идиш, знакомый с детства.

Пятовы ценят спокойную жизнь в Германии и об эмиграции не жалеют. Муж здесь серьезно заболел (точнее, вылезли наружу его застарелые болячки), но 20 с лишним лет немецкая медицина держала его на плаву. Он умер в марте 2013 г., прожив вместе с женой почти 60 лет.

Газета «Еврейская панорама»,
январь, 2015 г., № 1 (7)

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru