Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 


РУДКОВЩИНА

Семен Борисович Топтунов.
Семен Борисович Топтунов.

Топтунов Семен Борисович, 1929 г.р.

В Рудковщине до войны жило больше ста человек. Евреев было порядочно. Черномордики – одна хата, Мильготины – другая хата, третья хата – фамилию не помню, Хаим – четвертая. Гирша, Бенька, Лейба, Бася и другие. Кладбища еврейского здесь не было, не помню, чтобы здесь кого хоронили.

Мама моя была белоруска Мария Ивановна Шпакова, а папа – еврей Борис Залманович Топтунов. Был он очень деловой, колхозы организовывал, был председателем сельпо. Перед войной его посадили ни за что и отправили на Урал. Там и умер в 1941 году сразу после начала войны. Детей в нашей семье было пятеро. Я – один мальчик, остальные сестры.

В начале войны здесь жили евреи из Орши. Они от немцев убегали. Вместе с оршанцами нас было человек двадцать.

Всех евреев перед расстрелом согнали в одну хату. Полицаи их тут стерегли.

Потом на коней погрузили и к лесу завезли. Раньше речка там шла.

Скомандовали всем лечь, руки за голову, и стреляли в голову. Не знаю, они яму копали, или еще кто.

Я дома был. Гляжу в окно, а немец несет девочку годиков шести. Мама ее еврейка, а отец – белорус. Мама ее поехала на лошади куда-то в лес. Так девочка глядит ему в лицо и смеется. Он ее в лес занес, на пень посадил, отошел и из пистолета выстрелил. Не попал, так живую в яму закинули. А мать ее потом тоже расстреляли.

Так как мама у нас была белорусской, нас со всеми не забрали. Только все ходили полицаи, грозились, говорили: «Вот завтра вас расстреляем». Забрали все, даже двери из хаты сняли. И землю нам не дали, когда колхозы делили. Так мы ходили в поля, собирали картошины. В беженцах мы были два раза, и в Орше и за Оршей. Это уже когда наши к Горкам подошли, нас выселяли. Но мы живы остались, и мама, и все дети.

Две мои двоюродные сестры, дочери сестры отца, из Горок убежали, когда их мать расстреляли. В соседней деревне жили. Одной годиков девять, другой – двенадцать. Говорили всем, что из Украины.

Их в телеге завезли в Горки и там расстреляли. Это дело было уже ближе к весне.

А здесь спасался еще мой двоюродный брат Мулик (тоже сын сестры отца). Полицаи его забрали в Горки на расстрел, а у немцев в это время какой-то праздник был. Так его отпустили. Потом его забрали опять, натравливали на него собак. Собаки его рвали, все тело было искусаноо. Но жив остался. Его отец Гутман в Москве служил в военно-морском министерстве. Он после войны приезжал, искал тех полицаев.

После войны приезжали из Орши родственники тех, кого расстреляли. Они и памятник поставили из кирпича. Вроде, Додкины их фамилия.

Моя старшая сестра Евгения Борисовна (Червинская – А.Л.), 1927 г.р., после войны все записывала, как колхозы образовывались, как евреи жили. Она учительницей в школе работала. У нее целая этажерка была документов. Она под машину попала пару лет назад, а все материалы, наверное, сожгли.


Евтихевич Вера Дмитриевна, 1926 г. р.

Я работала вместе с Топтуновой. Она сначала учителем, а потом завучем в нашей школе работала. На протяжении всего этого времени она писала летопись нашей деревни. Там и фотографий много было. Вот такая толстая тетрадь в голубой самодельной обложке. Там о многих людях было написано, и какие-то скандалы с ней были связаны. Евгения Борисовна очень ею дорожила, один раз даже конфликт в школе был. Срочно нужно было что-то, а она тетрадку свою не дала. Держала ее всегда дома, только раз директору дала на время.

Вроде бы кто-то взял эту летопись.

У Евгении Борисовны осталась дочка Татьяна. Она останавливалась у меня, когда приезжала на похороны матери. Жила она где-то за Минском. Фамилию я забыла. Она уже тоже умерла.

По просьбе Татьяны ставился и новый памятник. Это было года четыре назад.

А за старым мы всегда ухаживали. Мы когда приехали сюда в 1958 г. он уже стоял. Надписи на нем я не помню.


Лившиц Владимир Моисеевич, бывший директор Горецкого краеведческого музея. Сейчас живет в Израиле:

«Червинскую я знал лично. Она мне передала тетрадь с воспоминаниями. Я ее этим летом оставил в Горках, в музее. Памятник поставил в 60-е годы Додкин, он жил до этого лета в Кричеве. Он из тех, кому удалось спастись. Было несколько публикаций в республиканской печати по поводу этого памятника, но его так и не реставрировали. Не знаю, есть ли сейчас ограда, раньше была деревянной. Когда была школа, то Червинская с детьми за памятником ухаживали. Надпись там была краской, но выгорела».

Из текста книги: В. Лившица «Горецкая еврейская община: страницы истории»:

«В конце февраля 1943 года фашисты решили расстрелять евреев деревни Рудковщина. Учительница местной школы Елена Борисовна Червинская, уроженка этой деревни (ее отец был еврей, мать – белоруска), сама была свидетелем этих событий и всю жизнь собирала воспоминания свидетелей этой трагедии. Она вспоминала, что в предвоенные годы в деревне Рудковщина жило несколько еврейских семей: Мильготины, Черномордик (кузнец, жил один), Иоффе, Алкины, Додкины. Кроме постоянных жителей, проживали еще евреи, приехавшие в деревню в начале войны.

«12 марта 1943 года. Стоял морозный, но безветренный день, – вспоминает Е.Б. Червинская. – Утром всех евреев деревни собрали в одно здание. Нас, две семьи, у кого были матери – белоруски, под строгим наказом и наблюдением оставили дома до особого распоряжения (как было сказано старостой деревни). Мужчин погрузили на сани и повезли полевой дорогой, остальных погнали пешком по прямой дороге к лесу. Младшую внучку Черномордика немец нес за ноги (говорят очевидцы)».

Адам Копошилов, свидетель расстрела, вспоминал: «Земляки шли вслед почти всей деревней, кто из любопытства, кто из сожаления. Но картина расправы привела всех в ужас. Два первых выстрела попали в мать и дочь Алкиных. Она успела запеть “Интернационал”, обхватив сына. Немцы выхватили из ее рук трехлетнюю дочь, поставили кучерявую, белокурую, с большими голубыми глазами девочку на пень. Она доверчиво смотрела на выродка, наслаждавшегося этой картиной, пока не упала замертво. Пуля попала ей в голову. Люди были так запуганы, что не сопротивлялись. Их сажали на колени и стреляли им в затылок».

Подготовлено А. Литиным, И. Шендерович
Фото А. Литина

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru