Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Воспоминания Ц.И. Рубинчик

Эмануил Иоффе
«ТИПИЧНОЕ МЕСТЕЧКО»

Михаил Стрелец
«ВЕХИ ЖИЗНИ ИЛИ ШТРИХИ БИОГРАФИИ»

Яков Хельмер
«НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ!»

Алексей Довнар-Запольский
«СПОНСОРОМ ЛЕНИНА БЫЛ ВЫХОДЕЦ ИЗ БЕЛАРУСИ»

Александр Литин
«ВСПОМИНАЮТ ОЧЕВИДЦЫ ТРАГЕДИИ»

Анатолий Синило
«ЖЫХАРЫ ЯЎРЭЙСКАЙ НАЦЫЯНАЛЬНАСЦІ – АХВЯРЫ ФАШЫСЦКАГА ГЕНАЦЫДУ»

Эмма Нельсон
«ВОСПОМИНАНИЯ О РОССИИ»


Михаил Стрелец

ВЕХИ ЖИЗНИ ИЛИ ШТРИХИ БИОГРАФИИ

К 80-летию со дня рождения Саула Григорьевича Иоффе

Любое общество сильно, прежде всего, незаурядными людьми, яркими личностями, которые являются его самым большим достоянием. Один из них – наш соотечественник Саул Григорьевич Иоффе. За свою долгую жизнь он обрёл солидное признание как геолог, инженер, поэт, проявил себя как образцовый семьянин.

Родители

Саул Григорьевич Иоффе родился в городе Слуцке 2 октября 1935 г. Отец – Григорий Саулович. Мать – Куна Наумовна Иоффе, в девичестве Фрумкина. Родители окончили Червенское городское училище. После переезда на родину отца и матери в Березинский район, отец работал заместителем начальника дорожно-эксплуатационного участка № 718 по хозяйству Гушосдора НКВД БССР, мать – секретарём народного суда.

Григорий Саулович (1896 – 1987) уроженец местечка Селиба Игуменского уезда (в настоящее время Березинского района), был участником гражданской войны на Украине. Воевал в составе Первой Конной армии Буденного, где получил тяжелое ранение в ногу. Затем он был на разных работах, в том числе начальником Укрлеса в Березино (т.е. начальником лесного хозяйства, снабжавшего лесом Украину), и заведующим базой Главспирта БССР в Слуцке.

Двоюродная сестра отца Вера Слуцкая (1874 – 1917) была известной революционеркой, секретарем Василеостровского райкома партии, членом исполкома Петросовета. В 1918 – 1944 годах ее имя носил город Павловск. Теперь улицы имени Веры Слуцкой есть в Минске, Петербурге и других городах.

Мать будущего инженера и поэта – Куна Наумовна Иоффе (Фрумкина) (1906 –1986), уроженка местечка Березино Игуменского уезда.

В семье было три сына: старший – Саул, 1935 года рождения, средний – Эммануил, 1939 года рождения, младший – Наум, 1942 года рождения.

После войны мать, имея на руках трех детей, не работала, но принимала активное участие в общественной жизни города Березино и пользовалась большим авторитетом. Она неоднократно избиралась председателем уличного комитета, секретарем товарищеского суда, членом различных комиссий горсовета, в состав классного и общешкольного родительского комитета. За активное участие в общественной работе Куна Наумовна неоднократно награждалась Почетными грамотами.

Березинское довоенное детство

Герой очерка помнит себя с четырех лет. В беседе с авторами он так вспоминал о березинском довоенном детстве: «Средний брат – Марик родился в 1939 году, и я помню как он, кружа по комнате, ударился виском о дверь, упал без сознания. Хорошо помню дом бабушки Малки, где мы жили до войны по улице Комсомольской. Он стоял на горке, на высоком фундаменте. Внизу был каменный склеп. Дом сгорел во время войны, а погреб остался. Помню расположение комнат в доме, кухню, большой двор. В воскресные дни приезжали из деревни Селиба папины земляки – крестьяне на базар в Березино. Бабушка и мама ставили большой самовар, так как они ночевали у нас, чтобы рано утром быть на базаре.

После чаепития все дружно благодарили бабушку. Помню их слова: «Дзякуй, пане Нохимиха, за гарбату». Было интересно и весело, когда в доме были гости.

Помню свой первый трехколесный деревянный велосипед, на котором я ездил по дощатым тротуарам. Иногда колесо застревало между досками. Улица была замощена булыжным камнем. Один-два раза был с папой в деревне Селиба в доме, где папа и дед мой родились. Когда я родился, дедушек уже не было живых, а бабушек помню хорошо.

Помню своих дядей; маминых родных братьев и их жен. Одного из братьев звали Залман Фрумкин, у него была жена Лиза, сын Наум. Другого брата звали Велвл Фрумкин, жену Куна. Мою бабушку Малку, братьев Залмана и Велвла и его жену немцы расстреляли.

Тетя Лиза и ее сын (мой двоюродный) брат остались живы и жили в Ленинграде. Когда я поступил в Ленинградский горный институт, до получения общежития жил у них на улице Коломенской, но об этом – потом. Из своих довоенных друзей, мальчишек моего возраста, соседей, я помню Гришу (сейчас живет в Липецке) и Яшу (его с родителями немцы расстреляли в 41 году)».

Тяжёлые испытания времён войны

Судьба распорядилась так, что Саул Григорьевич избежал участи абсолютного большинства белорусских евреев, ставших жертвами Холокоста. В начале Великой Отечественной войны судьба семьи Иоффе складывалась следующим образом. Известно, что в Березино, в районе базара на старое еврейское кладбище, утопающее в зелени больших деревьев, немцы высадили десант. Милиция района с участием работников ДЭУ-718, которые также являлись сотрудниками НКВД, сумели уничтожить десант и несколько фашистов взяли в плен. В этой операции участвовал отец Саула Григорьевича. Это было в конце июня 1941 г.

В эти дни бабушка Малка обратилась к его матери со следующими словами: «Куна, забирай детей и выезжай на пару недель в город Белыничи к дядьке своему. Немцев скоро прогонят, и ты сможешь спокойно вернуться, а я останусь смотреть дом и хозяйство». Отец вошел в состав группы по охране моста через реку Березино. Потом, после войны, он рассказывал, что когда первый фашистский танк вошел на мост (мост заранее был подготовлен к взрыву) – мост был взорван, а надо было обождать, чтобы вся фашистская колонна вошла бы на мост. В городе Белыничи семью Иоффе впервые бомбили фашистские самолеты. Они выбежали из дома деда и прятались в огородной зелени, считая, что так безопаснее. А могилевское шоссе было заполнено отступающими войсками и беженцами из Минска, Березино и Червеня.

Отец попросил работников НКВД помочь эвакуировать семью. В железнодорожных товарных вагонах её вывезли в Тамбовскую область, а по приближению фронта второй раз эвакуировали в Кзыл-Ординскую область Казахстана. Вывез семью Иоффе из Белынич на машине ЗИС-5 вместе с ранеными бойцами сослуживец отца Григорий Давыдович Соркин. Он же посадил её в теплушку.

Семья Иоффе оказалась в колхозе имени 1 мая Село-Тюбинского района Кзыл-Ординской области. В январе 1942 года здесь родился наш младший брат Саула Григорьевича – Наум. Саулу Григорьевичу было почти 7 лет. Он был старшим в семье, помогал заготавливать дрова, ухаживал за огородом. Главное в уходе – это полив водой из арыка. Хорошо росли кукуруза, дыни, арбузы. Дыни резали полосками вдоль, сушили на крыше. Потом плели «косы» и укладывали в ящик на зиму. Герой очерка до сих пор считает, что на свете нет ничего вкуснее сушеной дыни в собственном соку. Кукурузу на каменном жернове мололи, получались крупа и мука. Крупа – на суп, мука – на лепешки. Казахи помогали семье Иоффе во многом, хотя сами жили бедно: всё шло на фронт. Бывало, заходил к нам старый казах и отдавал матери добытого на охоте зайца.

Юный Саул сам уходил в степь почти каждый день и приносил степных черепах, черепашьи яйца (похожи на маленькие куриные), а из черепашьего мяса готовился суп, само мясо по запаху напоминало куриное. Еще приносил из степи дикий лук и дикий чеснок.

Из Москвы в колхоз, где жила семья Иоффе, эвакуировали интернат. Родители интернатовцев остались в Москве. Дети почти никогда не были сытыми, и Саул научил их варить и есть черепах. В школу он пошел в сентябре 1943 года. Это была казахская школа. Саул неплохо говорил по-казахски, дети всегда быстрее осваивают язык.

Его друзьями в первом классе были мальчики-казахи Султан и Кенес. Не может до сих пор объяснить сам себе, как это получилось, что спустя 13 лет, попав в Казахстан после окончания геолого-разведочного факультета Ленинградского горного института, он не мог уже почти ничего вспомнить по-казахски. Отец несколько раз был в военкоматах, но медицинская комиссия не пропускала его на фронт из-за тяжелой раны на ноге, полученной в годы Гражданской войны.

Позже отец нашел семью через Центральное эвакуационное бюро в городе Бугуруслане. Григорий Саулович работал заведующим хозяйством – экспедитором детского дома.

Послевоенное обустройство

В 1945 году семья Иоффе вернулась в город Березино. Отец снова пошел работать в ДЭУ-718 на старое место работы. Временно поселились в маленькой кладовке у двоюродной сестры матери и тети Фриды. Дом семьи сгорел, ничего от него не осталось, а дом отца в деревне Селиба сохранился. Он и сейчас стоит на том же месте. Отец продал его односельчанам Винникам, а на вырученные деньги купил дом по улице Комсомольской, 6 и семья Иоффе переселилась в собственный дом, где прошли послевоенное детство и юность Саула, Эммануила, Наума. Потом они разъехались и там остались жить их родители. А сыновья приезжали к ним в гости с женами и детьми. Был сад, огород, лужок. Когда дети еще учились в школе, родители держали корову, козу, гусей, кур и обычно одного поросенка. Дом был большой. До войны он принадлежал двум еврейским кузнецам – братьям Годесам. В доме было две русских печи.

Кур на зиму забирали на кухню, где под печью был курятник и зимой у семьи Иоффе всегда были яйца. Отапливать большой дом было тяжело, и вся семья, пятеро человек, практически жила в одной комнате (в зале). После войны электричества еще не было. Уроки Саул учил при свете керосиновой лампы.

Школьные годы

В школу Саул пошел в третий класс в сентябре 1945 года. Школа располагалась в старом, довольно ветхом здании. Это была русская средняя школа №2. Рядом в таком же здании располагалась белорусская СШ №1. Первой послевоенной учительницей героя очерка в начальных классах была Софья Абрамовна Зирецен-Добина.

Уже, будучи в старших классах, Саул и его одноклассники с ней часто встречались. Она их любила и они ее тоже. Они были ее первыми послевоенными учениками. Уже после окончания института Саул узнал, что она трагически погибла в дорожно-транспортном происшествии на дороге Минск – Березино.

Директором школы в это время был Василий Иванович Бурый – учитель по ботанике в пятом классе. Саул и его одноклассники помнят и любят всех учителей без исключения. Это были очень преданные и любящие свою профессию люди. Каждый ученик независимо от успеваемости и дисциплины был для них как собственный сын или дочь. Учителя и ученики были как одна семья. Ученики до сих пор сохраняют в памяти светлый образ директора СШ №2 Герца Моисеевича Львовича, блестящего математика, Софьи Сергеевны Лиопо – учительницы географии и классного руководителя 5-6 классов. Они с удовольствием вспоминают, как вел английский язык и историю завуч Лев Федорович Дотин, как преподавал физику Андрей Иванович Колбаско. В старших классах (8-10 кл.) любовь к физике прививал директор школы Гончаров Георгий Сысоевич. Классным руководителем была Бэлла Ильинична Рубинчик, она же вела английский язык. А русский язык и литературу начиная с восьмого класса вела Маргарита Павловна Носова-Лаптенок – выпускница Саратовского педагогического института. Ее бабушка и мать также в свое время были учителями. Математику преподавал Григорий Васильевич Скребунов. Учителя были большими мастерами своего дела.

В беседе с авторами герой очерка заявил: «Мои дочери и внуки учились и учатся в школе. 15 лет во время учебы дочерей я был председателем родительского комитета школы. Не хочу никого обидеть из учителей, но таких учителей, какие были у нас в 1945-1955 годах, я уже не встречал, и это мнение совпадает с мнением многих моих одноклассников. Без всяких репетиторов, мы успешно поступили в институты, кое-кто в техникумы, но потом кончили ВУЗы заочно. Все получили высшее образование (это отмечено в протоколе нашей встречи, которая была в 1983 году – 30 лет после окончания школы). Конечно, мне было несколько легче, так как я окончил школу с серебряной медалью. Серебряная медаль позволяла (как и золотая медаль) поступить в любой вуз СССР».

Студенчество

С.Г. Иоффе еще с седьмого класса мечтал стать геологом и приехать уже дипломированным специалистом в южно-казахстанские степи, искать полезные ископаемые в тех местах, где охотился за черепахами и неоднократно вступал в единоборство с ядовитыми змеями.

Подал документы на геолого-разведочный факультет Ленинградского орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции горного института имени Г.В. Плеханова. Кстати, начало революционной деятельности Плеханова относится к тем годам, когда он был студентом Санкт-Петербургского горного института. Конечно, студент Иоффе гордился богатой историей института, основанного в 1773 году. Славу вузу несли великолепные преподаватели: академик Д. Наливкин, профессора Е. Погребицкий, Ф. Шаминов – ученые с мировым именем, профессора Келль, Козаковский и другие.

Каждый дом, каждая улица Ленинграда, каждый мост – волнующая история прошлого. Это Исаакиевский собор, Адмиралтейство, Зимний Дворец, Смольный, музеи и непреходящие ценности Петергофа, Царского села и других окрестностей Ленинграда. Это все как бы само собой. И Нева, и Аврора (крейсер), и мост лейтенанта Шмидта, и Дворцовая Площадь – впитывались в студента Иоффе через воздух, которым я дышал. Жил сначала со своим одноклассником в семье двоюродного брата Наума Фрумкина в большой комнате. На улице Коломинской в коммунальной квартире (кухня на пять семей).

С.Г. Иоффе никогда не забудет жену Наума – Надю Сосновкину, которая имея на руках маленького Вову и только в 1953 году родившегося Лешу, взяла на несколько месяцев его с одноклассником к себе, кормила их, помогала по бытовым вопросам. Одноклассник С.Г. Иоффе, Изя Гинзбург, учился с ним в ЛГИ в одной группе. Из класса (29 человек), в котором учился Саул Григорьевич, не без его влияния девять человек избрали себе горную специальность.

Возвращаясь к бытовым условиям, следует специально отметить, что в одной комнате, кроме семьи брата Наума (5 человек), жила ее сестра с мужем, то есть вместе со студентами 9 человек (в том числе грудной ребенок). В наше время на такой подвиг никто бы не решился.

Затем Саул Григорьевич жил на первом курсе на канале Грибоедова, был прописан у дяди Бориса Дикштейна. Родственники приняли студента с любовью, окружили заботой, так же было и потом, когда он жил в общежитии института на Васильевском острове. Незабываемы для героя очерка встречи в выходные дни с тетей Аней Карасик-Дикштейн, ее сыновьями Аликом и Жориком. Алик в 1953 году окончил геофизический факультет Ленинградского университета, работал научным сотрудником института Арктики и Антарктики, затем защитил диссертации (кандидатскую и докторскую) и стал профессором. Бывал в Минске в Управлении геологии, гостил у Саула Григорьевича. Это был очень талантливый человек. Он познакомил героя очерка с легендарным начальником полярных экспедиций, Героем Советского Союза, доктором географических наук Михаилом Михайловичем Сомовым. Это было в 1956 году, после очередного их возвращения на дизельтеплоходе «Лена» из Антарктиды. В этом году у Алика (Аркадия Моисеевича Карасика) родилась дочь Лена, и по просьбе жены Алика, Саул Григорьевич сочинил телеграмму в стихах и ее передали на борт дизельтеплохода «Лена». Вот она:

«Мы с тобою неизменны
Наш любимый Аленька.
Пусть спешит большая «Лена»
К нашей Лене-маленькой»
(хранится в семье Карасиков)».

Герой очерка с теплотой вспоминает еще одну тетю (по линии матери) – Олю Дикштейн-Ляшук, ее мужа Виктора Ивановича – выпускника БПИ первого набора 1930 года. Он инженер-строитель, военный инженер, капитан второго ранга, учился в БПИ вместе в одной группе с будущим министром строительства БССР И. Жижелем. Учился увлеченно. Входил в литературное объединение, театральный коллектив. Литературным объединением руководил известный советский поэт Глеб Семенов. Благодаря тому, что студент Иоффе часто посещал собрания объединения, он познакомился с уже состоявшимися молодыми поэтами Ленинграда – Львом Мочаловым, Владимиром Пронвичным и др. В состав объединения входили студенты горного института, его сокурсники и друзья: Олег Тарутин, Леонид Агеев, Глеб Горбовский, Лика Гольдман, Владимир Британинский и очень талантливый молодой поэт, старше их на 2-3 года Александр Городницкий – будущий доктор наук и известный бард.

Саул Григорьевич с ним через пятьдесят лет снова встретился. Городницкий подарил свою книгу «Вдогонку за временем». Саул Григорьевич, чтобы не быть в долгу, подарил ему свой сборник стихов «Родная дорога».

Из других известных людей студенту Иоффе за годы учебы посчастливилось познакомиться с Эдитой Пьехой, молодым Аркадием Райкиным, артистом Меркурьевым, композитором Шапориным, автором оперы «Декабристы», будущим известным писателем Андреем Битовым, поэтом Александром Кушнером и другими... Это были незабываемые годы юности.

За это время С.Г. Иоффе побывал на практике в Эстонии в Кохтла-Ярве, где работал навалоотбойщиком, в заполярной тундре (комбинат «Воркутауголь») в районе Халмер-Ю, где работал буровым рабочим, в Верхне-Сырьячинской геолого-разведочной партии на разведке угольного месторождения (1956 год). Туда, на Север, пришла ему телеграмма от брата Марика, что он зачислен на истфак Белорусского государственного университета. Затем на преддипломной практике С.Г. Иоффе был в Забайкалье на комбинате «Балей-золото». Работал сменным буровым мастером на разведке коренного (жильного) золоторудного месторождения и собирал материал для дипломного проекта: «Детальная разведка Нижнее-Кукуевского участка Тасеевского золоторудного месторождения».

Сами поездки на Север и в Забайкалье оставили незабываемые впечатления. В группе РТ-53-1 Саул Григорьевич дружил с Владимиром Лимониным и Валентином Шалыгиным (с последним жил в одной комнате), Петром Лаптандером. Много было в группе иностранных студентов. С Иоффе вместе в комнате жил китаец То Ян-Фан, который потом трагически погиб в Китае, о чем сообщила в 1961 году его жена Сю-Цзынь. А сына своего он назвал русским именем Лев, так как в китайском языке есть такой иероглиф.

Дружил студент Иоффе с чехом Францишеком Тоза и словаком Павлом Бараном. Выступали С.Г. Иоффе и его сокурсники на студенческих спектаклях, сценарии писали ленинградские поэты. Например, один из спектаклей начинался так: у фасада горного института, у самой набережной Невы, стоит выпивший и шатающийся Александр Меньшиков – фаворит Петра I, к нему подходит сам Петр и говорит: «Уходи, Сашка. Своим дыханием тлетворным ты можешь все здесь отравить и может статься, что и в Горном студенты тоже станут пить…». Подводя итог своей учёбе в школе и вузе, герой очерка отмечает высокое качество полученного образования и выражает своё недовольство тем, что система воспитания, школьного и высшего образования 1900-1990 годов забыта и отброшена в угоду тестам.

В 1958 году (июнь) С.Г. Иоффе получил диплом горного инженера и выбрал местом работы южно-казахстанское геологоразведочное управление (город Алма-Ата). После месячного отдыха в городе Березино у родителей, встречи с братьями, школьными товарищами, он в августе 1958 года прибыл в Алма-Ату.

Работа в Казахстане

Саул Григорьевич мечтал попасть в Южный Казахстан, где прошло его детство, и, возможно, встретиться вновь со своими друзьями-одноклассниками.

Поэтому, будучи в списках на распределении третьим на предложение ехать в белорусскую гидрогеологическую экспедицию (в станции Степянка, под Минском) отказался и поехал в Южный Казахстан, ГУ Министерства геологии и охраны недр КазССР.

В Алма-Ате Саула Григорьевича встретили приветливо, но предложили семипалатинскую геолого-разведочную экспедицию. Там нужны были специалисты, так как намечался большой объем работ по разведке месторождений цветных металлов и золота. Молодой специалист согласился и выехал в Семипалатинск. В семипалатинской экспедиции главный геолог предложил ему поехать во вновь создаваемую чингизскую геолого-разведочную партию на разведку медных руд.

Практически приехали в чистое поле на склоны чингизского хребта, жили сначала в палатах, сами строили себе жилье, здравпункт, клуб, столовую, контору из самана, который делали для геологов бригады чеченцев (выселенных еще в 1944 г. из Чечни в Казахстан). Начинал создаваться коллектив. Начальником партии был инженер-механик В. Сухопаров, прорабом буровых работ работал В. Г. Яшкин – опытный буровик, первый учитель Саула Григорьевича на производстве. Хотя этот человек окончил всего 8 классов, он своё дело знал отлично. Прорабом взрывных работ был Жулидов Владимир Федотович, который взял Саула Григорьевича жить к себе в недостроенный саманный домик. Стены были выложены наполовину, достраивать было некогда. Его накрыли, чтобы была крыша, дверь была высотой около метра. Топили зимой – углем – и коксом, спрессованным в галушки яйцевидной формы.

Нелегко сложилась судьба В. Ф. Жулидова. Его род начинался с казаков, основавших форт Верный (потом город Алма-Ата). Окончил Ташкентское танковое училище, лейтенант, член партии, участник финской войны. Попал в плен к финнам на 2 недели. Освободился, когда советских пленных обменяли на финнов, попавших в плен к Красной Армии. Был обвинен в том, что «подвергался антисоветской обработке» (то, что он подвергался, но не подвергся, выстоял – это во внимание не принимается). Был сослан на угольные шахты Воркуты, где пробыл всю войну. Лишен всех званий и наград, исключен из партии. Освоил на практике взрывное дело, и потом научил Саула Григорьевича практически взрывному делу. А у молодого специалиста была неплохая теоретическая подготовка по взрывному делу: окончил факультативно курс взрывного дела под руководством лауреата Сталинской премии доцента Всей-Полина, который получил премию за разработку новых высоко бризантных ВВ для Красной Армии в 1943 году. У героя очерка была и есть «Единая книжка взрывника».

Впоследствии ему все это пригодилось, когда он вернулся в Белоруссию:

В 1960-1965 гг. организовал буровзрывные работы в карьерах. Обеспечил организацию взрывных работ по охране деревянных мостов через крупные реки, в том числе подготовку кадров, написал практическое руководство. Выполнил задание Совета Министров БССР (зампредсовмина В.Г. Каменского) по подрыву Никольского собора бывшего кадетского корпуса в городе Полоцке (стены внизу 5 метров толщиной). Преподавал (почасовик) в БПИ и готовил на сдачу экзамена по взрывному делу и технике безопасности группу сотрудников БПИ, впоследствии создавших «Научно-производственное объединение порошковой металлургии». В их числе были нынешние академики НАНБ – О. Романин, первый зам. Председателя Президиума НАНБ – Витязь Петр Александрович.

Кстати, весной 2009-го на 80-летии профессора, доктора техническим наук Леоновича И. Г., Витязь П.А. в присутствии почетных гостей и жены С.Г. Иоффе Елены Сулейменовны назвал его своим учителем и обнял. Герой очерка этим гордится.

…Но вернемся к Казахстану. Работал С.Г. Иоффе в чингизской ГРП старшим буровым мастером, начальником смены самоходных буровых установок. В круг его друзей входили: супруги Николай и Елена Лебедь, эстонцы Ряячел и Кееруп, старший буровой мастер Трухан, заведующий складом буроборудования Сапархан Галимжанов, сменный мастер В. Михальченко.

Летом 1959-1960 гг. к сотрудникам чингизской ГРП приезжала алма-атинская геодезическая экспедиция, и на встрече с их коллективом С.Г. Иоффе познакомился со своей будущей женой Жумсбековой Еленой Сулейменовой. В это время, кроме произведения бурения глубоких скважин (до 1000 м) занимался общественной работой – был секретарем комсомольской организации (более 100 членов ВЛКСМ), организатором художественной самодеятельности и т.д.

Иногда удавалось выбраться на отдых в город Семипалатинск (450 км от поселка геологов Акбастау, где жил Саул Григорьевич, что значит «Белоголовые горы»). Был начальником участка, где велись буровые работы: Кусмурун (медные руды). Как потом удалось прочитать в газетах, сверху медных руд после опробования в лаборатории обнаружили «Золотой купол». Вот так помог дипломный проект С.Г. Иоффе по забайкальскому золоту. А медная руда (хальколирит) на глубинах 600-700 метров залегала пластом.

Кстати, Казахстан – потенциально самая богатая страна по запасам полезных ископаемых из стран СНГ. По приглашению начальника ГУШОСдора при СМ БССР, где требовался специалист по открытым горным взрывным работам и геологоразведке нерудного сырья, Саул Григорьевич в конце 1960 года приехал в Минск. В течение 10 дней прописался по адресу: Минск, М. Тростенец, дом дормастера Шпети, устроился на работу и приехал в Березино к родителям. Они обрадовались, ведь в дорожной отрасли и до войны, и в этот период работал отец. И вот в 2010 году исполнилось 50 лет его работы в дорожной системе Белоруссии.

Работа в Беларуси
(1960-2015)

Первая ступень белорусского этапа трудовой биографии Саула Григорьевича Иоффе – работа в качестве старшего инженера Главного Управления шоссейных дорог при Совете Министров БССР. У него сразу же наладились отличные рабочие отношения с руководителями структурных подразделений Павлом Зарембовским и Прокофием Новиковым. Саул Григорьевич, как и его коллеги, много и неустанно трудился над тем, как снять проблемный комплекс, связанный с дефицитом гравия и песка. Соответствующие месторождения находились в стадии разработки. С.Г. Иоффе начинал работать в то время, которое известно как период каменных карьеров, одноименные запасы которых транспортировались в последующем во многом благодаря тяжёлому физическому труду. Позднее указанные структурные подразделения запишут в свой актив появление гравийных, песчаных карьеров. География этих карьеров такова: Боруны, Омневичи, Скабин, Томашгород, Черкассы. Причастность героя очерка к появлению перечисленных карьеров была такова, что каждый из них можно отождествлять с определённой вехой в его биографии.

Этот незаурядный человек отлично профилировал себя и на второй ступени, которая в содержательном плане совпадает с исполнением непростых обязанностей руководителя проектно-изыскательной партии института «Белгипродор». Возглавляемая им группа проектировала карьеры. Хронологические рамки настоящей ступени включают 1970 – 1974 гг.

Третья ступень – работа в качестве начальника горно-маркшейдерского отдела РПО «Дорстройматериалы». Саул Григорьевич руководил отделом с 1974 по 1987 гг. Отдел сыграл определяющую роль в том, что все подведомственные карьеры дали начало субъектам хозяйствования, составлявшим заводской сегмент народнохозяйственного комплекса. География карьеров расширилась за счёт Крулевщизны, Кошелей. Четвёртая и пятая ступени связаны со структурой, которая вначале называлась «Белдорстройпроектом», а затем «Белдорцентром» Министерства строительства и эксплуатации автомобильных дорог. С 1987 по 1989 гг. герой очерка являлся главным геологом настоящей структуры, а с 1987 по 2001 гг. занимал здесь ответственную должность начальника геологического отдела. Работа в этой структуре совпала с разгаром горбачёвской перестройки, колоссальными трудностями постсоветского периода. Опытный геолог и дорожник стоически переносил новые испытания.

Шестая ступень пока не имеет верхней хронологической границы. Её отсчёт начался в 2001 году, когда Саул Григорьевич возглавил учебно-методический кабинет «Музей истории дорожного хозяйства» УО ГУЦ «Белдорстрой». Он сам его создавал. Только за семь первых лет существования музея он пополнился 8000 (!) экспонатов. В их числе редкие карты, такие малоизвестные широкой публике деньги, как «екатерининка», репера, фотографии людей, внёсших серьёзный вклад в развитие дорожной отрасли. Музей не ограничивается закрытым помещением. Есть ещё и открытая экспозиция во дворе. Саул Григорьевич совместно с директором УО ГУЦ «Белдорстрой» В.В. Улитиным в 2009 году составил две увлекательные брошюры: «Становление и развитие дорог России и структуры их государственного управления с древнейших времён до начала XX века», «Дорожная сеть Белоруссии в период 1917-1945 гг.»

Саул Григорьевич на протяжении нескольких десятилетий ведёт активную общественную работу по профилю его профессиональных интересов. Все эти годы он известен как внештатный инспектор Проматомнадзора МЧС Республики Беларусь.

Трудовая деятельность Саула Григорьевича получила достойную оценку. Он удостоен разных наград, в том числе – “Почетный дорожник БССР” и “Почетный дорожник Республики Беларусь”.

Саул Григорьевич Иоффе всегда оставался поэтом. В нём блестяще сочетались геолог и поэт, дорожник и поэт. Великое множество людей, которых Саул Григорьевич встречал в своей жизни, стало героями его произведений. В этой связи есть смысл обратиться к эпиграмме Михаила Гавриловича Саета:

Поезжайте вы хоть в Ташкент,
хоть в Стамбул,
Пейте хоть чай, хоть кофе.
Все равно вас найдёт
И зарифмует Саул,
Поэт и дорожник Иоффе.

Саул Григорьевич – автор семи книг стихотворений: «Избранное», «Магистраль», «Диалог с дорогой», «Дороги и годы», «Родная дорога», «В нашей жизни часто так случается», «Не спетая песня». Судя по названиям, главный акцент в этих книгах – дорожный. Весьма символичным является то, что именно он, отдавший дорожной отрасли полвека, написал Гимн дорожников.

Об авторе
Стрелец Михаил Васильевич
Профессор Брестского государственного технического университета,
доктор исторических наук

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru