Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Владимир Альтшулер
«ГОРОД ДЕТСТВА»

Александр Литин, Ида Шендерович
«ЧЕРИКОВ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ


Александр Литин, Ида Шендерович

ЧЕРИКОВ

История города

Чериков расположен в 77 км от Могилева на высоком правом берегу реки Сож, на перекрестке дорог Могилев–Костюковичи, Бобруйск–Кричев. Название происходит от слов «черик» (тот, кто обрабатывает землю черталом), «Чэрык» (на древнеславянском – маленькая рыболовецкая лодка) или «Чер» (продукт бортничества)

Первое письменное упоминание о Черикове относится к 1460 году. В конце 14-начале 16 веков Чериков входил в состав королевских волостей Могилевского повета как село. В 1604 г. король Речи Посполитой Сигизмунд III перевел Чериков в разряд городов, а в 1641 году Чериков получил Магдебургское право и герб.

В 1648 г. король Владислав IV уравнял евреев в правах с белорусами и поляками, снял ограничения с занятий торговлей и ремеслами, разрешил построить синагогу и открыть кладбище.

Во время Северной войны России со Швецией в 1708 году в районе деревень Веприн и Городец Чериковского района стоял со своими войсками Петр I.

Сапежинка. Дорога к месту расстрела.
Чериков. Празднование годовщины
Великой Октябрьской революции.

Несмотря на казацкие погромы и разрушительные войны между Московией и Великим Княжеством Литовским, еврейская община Черикова сохранилась: в 1766 г. здесь проживало 186 евреев, в 1847 г. – 1646, в 1897 г. – 2698 (из более 5000 жителей). После первого раздела Речи Посполитой в 1773 г. Чериков стал уездным городом. Во второй половине 18 века Чериковский край посетила Екатерина II. Русский академик В. Севергин, путешествующий по Беларуси в начале 19 века, писал, что в Черикове проживает мещан христиан – 75, а мещан евреев – 1576. В конце XIX – начале XX вв. в Черикове действовали типографии Д.М. Подземского, 3.М. Каганова и издательство Ш. Иофе.

В 1920-х гг. количество евреев уменьшается. В 1924 г. в Черикове жило 2033 еврея – 42% населения. В 1926 г. в городе проживало уже 1544 евреев, а в 1939 г. – 949 (из 6411 всех жителей). К 1928 году в Черикове действовало четыре синагоги.


Сохранились воспоминания Л.И. Валюжевича, старожила Черикова.

«В городе действовали мужская и женская гимназии, городское четырехклассное училище, три начальные школы (две белорусские и одна еврейская). В белорусских школах преподавание велось на русском языке, а в еврейской — на идиш.

1-й красный обоз Рынковского и Глинского сельсоветов. 1929 г..
1-й красный обоз Рынковского и Глинского сельсоветов. 1929 г.

Действовала больница, которую обслуживали два врача, фельдшер, акушерка. Главным врачом больницы и всего повета был Илья Александрович Азиехер. Работали в городе и два частных врача – Рагалер и Белофастов. Лекарства можно было получить в городской аптеке, которой заведовал провизор Рывлин. Кроме того, работали два аптекарских магазина Злотникова и Когана. Коган имел еще и небольшую типографию. Действовала фотография Замского. Ремонтом и продажей часов занимался Цемкин. Был небольшой магазин канцтоваров Лифшица. Действовали две смолокурни, которые производили деготь и скипидар, а также ретификатно-водочный завод. Дубровин владел двумя водяными мельницами и круподеркой.

Евреи занимались, как правило, торговлей, были хорошими кузнецами, столярами, портными, кондитерами, сапожниками... Перевозку пассажиров осуществлю Маховер. У него было много коней и дилижансов...»


Из книги Сарры Гуревич «Мои воспоминания». 2002г., Иерусалим:

«...В городе Черикове (в начале XX в. И.Ш.) евреев было большинство, в том числе интеллигенция: врачи, адвокаты. У них в квартирах стояли рояли, пианино, они изучали французский, дети их учились в других городах, где действовали казенные гимназии, а у нас были частные – мужская и женская. Были и богачи – 3-4 семьи, они занимались скупкой-продажей зерна, держали конный двор, ведь железная дорога отстояла от нашего города в одну сторону на тридцать верст, а в другую на 100 верст, так что требовался извоз – легковые дилижансы, тяжеловозы. У них было много лошадей, кареты дрожки, телеги, сани.

Памятник руководителям чериковских большевиков.
Памятник руководителям чериковских
большевиков.

Несколько семей содержали заезжие дворы – гостиницы. При них находились: двор с навесами и сараями, кухня с длинными столами и скамьями для простого люда и несколько комнат для заезжих… Жили мама с отцом в маленьком домике из двух комнат и кухоньки, пристроенном к дому бабушки и дедушки – пока было двое детей. А когда родился третий, они вселились в дом побольше, тут же во дворе, который раньше сдавался внаймы, а потом стали сдавать их прежнюю квартиру. Двор был общий, к улице стоял магазин, а кругом амбар, погреб, ледник, сараев было два для сена и дров. Впоследствии за нашим домом отец Самуил посадил несколько вишен, которые принялись. Дом стариков был на углу двух улиц, приземистый, одноэтажный, конечно, как все постройки в Черикове. Только ведомственные: воинское присутствие, казначейство и мужская гимназия были двухэтажные. Магазин родителей был из дерева, из хороших бревен, состоял он из двух частей, спереди чистая половина с полками, уставленными ящичками хороших конфет, коробками папирос, табака, в ящичках под стеклом – изюм, сухофрукты, с другой стороны – лари с черными и белыми семечками. Сбоку под потолком была устроена подставка, на которой висели палки, кружки копченой колбасы разных сортов. Это была привозная колбаса и разные сыры из Могилева, Гомеля, у нас в городе это не производилось. Из чистой половины дверь вела во вторую, там стояли бочки с селёдками разных сортов, мешки в сусеках с мукой, сахаром, рисом, гречей и другими крупами. Из этой половины шла лестница на чердак, полный посуды: чайные стаканы, лампы, абажуры, стекла для ламп. Тогда абажуров из материи не было, все стеклянные разных размеров и расцветок. Дверь в чистой половине была стеклянная до половины, а наружная запиралась во внутрь большим железным засовом, а со двора замком.

За товаром ездил папа в другие города и где за наличные, а больше под векселя, закупал и привозил то, что считал нужным, что имело сбыт. Торговала мама, она и в кредит отпускала, и реестровую книгу вела, покупали служащие, они получали жалование 20-го числа и приносили частями. Должников всегда было полно, и когда папе надо было ехать за товаром, то маме приходилось ходить по должникам и собирать.

Старое еврейское кладбище Черикова. Старое еврейское кладбище Черикова.
Старое еврейское кладбище Черикова.

...В 1920 году активность банд вокруг Черикова выросла непомерно. Несколько раз обнаруживали наклейки на домах, что город будет сожжен с четырех сторон в такую-то ночь. Рабочие и служащие, главным образом евреи, создали охрану города, дежурили по улицам по несколько человек. Но еще страшнее было в окрестностях города. Там располагались мельницы, корчмы, заезжие дворы, которые содержали евреи. И их больше всего коснулся лозунг: «Бей жидов, спасай Россию». Ни одна семья не уцелела вокруг города, бандиты грабили и убивали от детей до стариков, всех кто находился в это время в доме. И наутро несколько подвод шло мимо нашего дома на кладбище. Жутко было смотреть на истерзанные тела ни в чем неповинных людей, плач стоял по всем улицам».


В бывшем имении князя Васильевского в начале 20-х гг. педагог Модест Николаевич Лепешинский основал школу-коммуну для детей. В школе обучалось и немало еврейских детей, некоторые из них впоследствии стали известными людьми: учеными, врачами, агрономами.


Чериков был оккупирован немецкими войсками с 17 июля 1941 г. по 1 октября 1943 г., которые убили в городе и районе 1118 чел. Сейчас в Черикове проживает более 28 тысяч человек. Старая застройка почти не сохранилась. Евреев в городе осталось около десяти человек.

Холокост

В октябре 1941 г. под видом переселения еврейского населения города в другое место согнали от 500 до 600 евреев города к Нардому. Затем людей пригнали в урочище Мостовое, недалеко от мельницы, и расстреляли.


Списки расстреляных. Памятный знак со списками убитых на еврейском кладбище. Списки расстреляных.
Памятный знак со списками убитых на еврейском кладбище.

Документы свидетельствуют:

Материалы Государственной Чрезвычайной комиссии.

«Расстреляно на территории гор. Черикова за городской мельницей на торфоразработке за два раза 300 человек еврейского населения посемейно, и детей, и стариков.

Немецко-фашистские изверги применяли все методы нечеловеческого зверства для истребления советского населения Чериковского района.

Так, например: в 1941 г. немецко-фашистские захватчики, собрав еврейское население гор. Черикова под видом регистрации к Нардому, оцепили их конвоем немецких солдат, вывели их за мельницу, а детей и не имеющих возможности передвигаться загнали в машины и повезли в том же направлении и там, на торфяных разработках всех расстреляли.

Причем, до расстрела немецко-фашистские людоеды зверски издевались над еврейским населением, заставляли их выполнять каторжные работы, запрягали их в телеги, избивали палками, дабы создать для себя удовольствие. Кто же не мог явиться к Нардому, того расстреливали и сжигали на месте. Это подтверждается свидетельскими показаниями очевидцев – Кустраевой Марией В. и Школьниковой Фаней. В 1941 году зимой расстреляли бывшего шофера Чериковского райисполкома Кустреева за то, что он как будто считал себя русским, а в действительности принадлежал к еврейской национальности.

Истребление мирных советских граждан производилось на основании распоряжений немецких властей. Так, из найденного объявления комендатуры гор. Черикова за подписью немца (Зауп) расстрелян: гражданин Плоткин Залмон, гор.Чериков, по национальности еврей, 28/Х-1941 года, за то, что не носил еврейской угловой звезды»).


Массовым убийствам мирных жителей предшествовали издевательства и одиночные расстрелы летом и осенью 1941 г. Среди белого дня несколько молодых женщин и девушек было изнасиловано на площади. Людей использовали для разминирования минных полей. Солдаты связывали их цепями и под угрозой оружия гнали впереди себя на мины, где погибли десятки человек.

В октябре 1941 г. было объявлено о "переселении евреев в другое место". 500 евреев согнали к Народному дому под конвоем. В урочище Мостовое, у мельницы, колонну остановили и открыли огонь из автоматов. Раненых добивали выстрелами в упор, полуживых кидали в ров и закапывали вместе с мертвыми.

Зимой 1941 г. немцы выгнали более 400 чел. на строительство моста через реку Сож. Для того, чтобы наказать уклонявшихся от работы "саботажников", группе мирных жителей приказали раздеться донага и лечь на снег. Всех работавших подвергли порке. В 1943 г., перед своим отступлением, немцы сожгли в городе 870 жилых домов из 893, Дом культуры, ветеринарный техникум, две больницы, почту, баню, лесопильный и два кирпичных завода.


Владимир Вертинский и Белла Вертинская-Рынкова.
Владимир Вертинский
и Белла Вертинская-Рынкова.

Из воспоминаний Вертинского Владимира Афанасьевича, 1930 г.р.

Могила Исаака Берковича Смоляка.
Могила Исаака
Берковича Смоляка.
Рынков Абрам Бениаминович.
Рынков Абрам Бениаминович.

«Я помню синагогу, она была недалеко от нашего дома. Это было красивое деревянное здание с бархатными занавесями. Я видел, как евреев везли на расстрел. Их собрали возле костела. Сзади на одежде у них были шестиконечные звезды. Им сказали, что везут на вокзал в Кричев для переселения, а потом повернули в другую сторону, в сторону Заречья, место называлось Красный берег. Шло людей много, все с вещами. Было много детей. Вокруг колонны шли немцы и полицаи. Собак не было. По дороге был мост, мельница, а за ними место, где еще до войны копали траншею, доставали торф. Евреев привели к яме и сразу стали стрелять. Одна девочка лет 15-ти отстала. Она догоняла колонну, когда каратели всех уже расстреляли и возвращались назад. Она закричала, что отстала, что там мамка и папка. Девочку застрелили прямо на улице, и потом ее местные жители похоронили около бани. После войны перезахоранивали евреев. На кладбище памятник с именами был установлен после войны, расстрела там не было. Знаю, что деньги собирали евреи. Пожертвования у евреев собирал на памятник и ставил его Смоляк. Он был в Черикове после войны, как раввин, собирал миньян, читал проповеди. Когда мужчин не хватало, даже меня приглашали на миньян. Отец моей жены Беллы – Рынков Яков Вениаминович, тоже человек очень верующий, был в общине, как секретарь. Когда Смоляк умер, миньян уже не собирался. Тесть ездил в Климовичи молиться. Там он проводил службы. С каждой пенсии Яков Вениаминович посылал бедной женщине из Климович деньги, даже когда он стал совсем слабым, старым и плохо видел.»

(Из путеводителя «Забытые местечки Могилевщины», составители Ида Шендерович, Александр Литин, Могилев, 2009


Памятник на месте расстрела евреев Черикова.
Памятник на месте расстрела
евреев Черикова.

Место расстрела евреев г. Черикова находится за пределами города на бывших торфяных разработках (направление на Кричев). Памятник установлен в конце 50-х, начале 60-х гг. ХХ в. на средства, собранные евреями. В 80-х гг. памятник был поврежден и установлен новый с крестом, который стоит и сейчас.

На чериковском еврейском кладбище на пересечении ул. Ленинской, ул. Мира и пер. Мира, по-видимому, в тоже время, что и памятник на месте расстрела, был установлен памятный знак в виде трех стел с фамилиями расстрелянных.

Евреи – известные уроженцы города Черикова.

Армон Аврагам (1887, Чериков – 1960, Израиль), педагог, экономист. С 1913 г. – в Эрец-Исраэль. В 1928–1931 гг. – директор школы им. С. Лемеля в Иерусалиме. С 1933 г. – школьный инспектор, а с 1948 г. – главный школьный инспектор Министерства просвещения. Член коллегии Министерства просвещения. Автор статей и работ по проблемам педагогики. В 1960 г. ему была присуждена Государственная премия Израиля за педагогическую деятельность.

Ахиезер Александр Ильич (1911, местечко Чериков – 2000 г.) – физик, академик АН УССР (1964 г.), Заслуженный деятель науки УССР (1986г.). С 1934 г. работал в Харьковском физико-техническом институте. Основные труды по ядерной физике, квантовой электродинамике, физике элементарных частиц, физике плазмы, магнитной гидродинамике, теории твердого тела, магнетизму. Создал свою теоретическую школу.

В 1948 г. присуждена премия АН СССР им. Л.И. Мандельштама.

Ахиезер Наум Ильич.
Наум Ильич Ахиезер.

Ахиезер Наум Ильич, (1901 г. местечко Чериков – 1980, Харьков) математик, член-корреспондент ВУАН (1934 г.). Окончил Киевский институт высшего образования в 1924 г. и аспирантуру там же в 1928 г. Доктор физико-математических наук с 1936 г., профессор с 1940 г. В 1928-1933 гг. работал в Киевском университете, в 1928-1933 гг. – в Киевском авиационном институте, в 1933-1941 гг. – в Харьковском университете, в 1941-1943 гг. – в Алма Атинском горном институте, в 1943–1947 гг. – в Московском энергетическом институте, с 1947 – в Харьковском университете. Основные труды в области теории наилучших приближений, теории функций, функциональному анализу, теории интегральных уравнений, аэродинамике, истории математики.

Басин Меер Велькович (родился в Черикове) – выпускник могилевского еврейского ремесленного училища 1909 года, с 1912 года стал членом большевистской партии. С 1911 года работал по специальности слесаря на нефтепромыслах в городе Баку. За революционную деятельность неоднократно арестовывался царским правительством. 25 июня 1917 года был избран членом Бакинского комитета партии, являлся одним из руководителей всеобщей сентябрьской стачки бакинского пролетариата. 2 сентября 1917 года на заседании Бакинского Совета, принявшего программу практического перехода власти в его руки, Басин М.В. был избран секретарем президиума исполкома.

В апреле 1918 года, после образования Бакинского Совета народного хозяйства, Басин был назначен заведующим секцией нефтяного отдела Совнархоза. На него было возложено также руководство охраной национальных нефтяных предприятий. 20 сентября 1916 года Басин М.В. был расстрелян в числе 26 бакинских комиссаров.

Исаак Исаакович Любан.
Исаак Исаакович Любан.

Любан Исаак Исаакович (1906, Чериков – 1975, Москва), композитор. С 1920 учился в школе-коммуне для детей бедных крестьян и ремесленников, где овладел музыкальной грамотой и игрой на различных инструментах, организовал самодеятельный ансамбль, делал записи и обработки белорусских народных песен. С 1924–28 гг. учился в Минском музыкальном техникуме по классу композиции у Я.В. Прохорова. С 1928 г. – художественный руководитель музыкального вещания Белорусского радио, где организовал симфонический оркестр, вел музыкально-просветительскую работу. Включал в музыкальные радиопрограммы собственные аранжировки народных песен для различных исполнительских составов. Один из организаторов секции (1928–32 гг.), затем союза композиторов БССР (в 1932–1937 гг. – председатель). В 1937 г. организовал Ансамбль белорусской народной песни и танца, был его художественным руководителем до 1941 г. В 1941–1945 гг. – комиссар Ансамбля песни и пляски Западного фронта, участвовал в партизанском движении. С 1945 г. в Москве. В 1949–1955 гг. художественный руководитель Ансамбля песни и пляски Центрального дома культуры железнодорожников. В композиторском творчестве (главном образом песенном) опирался на белорусский музыкальный фольклор. Написал около 50 песен для голоса, свыше 70 – для хора. Наиболее популярны «Бывайте здоровы» (1937), «Наш тост», «Песня дукорских партизан». Среди других сочинений – сюиты «Граница в песнях» для солистов и др.; музыка к драматическим спектаклям (в т. ч. к спектаклю «Нестерка», 1944, Минск), к к/ф («Живи, родная Беларусь», «Новый дом», совместно с И.О. Дунаевским и др.). Любану принадлежат многочисленные обработки песен (главным образом, белорусских и несколько еврейских) для хора, сольных вокальных ансамблей. Заслуженный деятель искусств БССР (1942). Сталинская премия (1946).

Фрейдлина Рахиль Хацкелевна (1906, Самотевичи Чериковского уезда Могилевской губернии – 1986, Москва), химик-органик. Член-корреспондент АН СССР (1958 г.). В 1930 г. окончила МГУ. В 1930–1934 гг. – в НИИ удобрений и инсектофунгицидов, в 1935–1939 гг. и 1941–1945 гг. – в Институте органической химии АН СССР, в 1939–1941 гг. – в МИТХТе. С 1954 г. – в Институте элементоорганических соединений АН СССР. Основные работы посвящены синтезу и исследованию строения и свойств элементоорганических соединений, изучению вопросов теломеризации и изомеризации. Разработала ряд методов синтеза органических соединений ртути, свинца, сурьмы. По результатам исследований 1940-1960 гг. были разработаны методы получения продуктов, применяемых в производстве волокнообразующих полимеров, пластификаторов и растворителей. Награждена Государственной премией СССР в 1989 г.

Александра Литина

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru