Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Бронислава Байвер
«ЕВРЕИ БЫВШЕГО ПРОПОЙСКА, А НЫНЕШНЕГО СЛАВГОРОДА»

Бронислава Байвер
«ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СУДЕБ»

Нина Левинсон
«Я ХОЧУ РАССКАЗАТЬ…»

Александр Литин, Ида Шендерович
«СЛАВГОРОД, ИСТОРИЯ ГОРОДА»

Аркадий Шульман
«ВСТРЕЧИ ЧЕРЕЗ ГОДЫ И РАССТОЯНИЯ»

Бронислава Байвер
«К 70-ЛЕТИЮ РАССТРЕЛА ЕВРЕЕВ ПРОПОЙСКОГО (СЛАВГОРОДСКОГО) ГЕТТО»

«МИТИНГ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 70 ЛЕТИЮ СО ДНЯ РАССТРЕЛА ЕВРЕЕВ ПРОПОЙСКОГО (СЛАВГОРОДСКОГО) ГЕТТО»

Фаина Курган
«РАССКАЗ О МОЕМ ОТЦЕ»

Григорий Игудин
«ДИНАСТИЯ ТРУБАЧЕЙ»


Бронислава БАЙВЕР

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СУДЕБ

Лея Мордуховна Бейзерова. Рувим Исаакович Бейзеров.
Бабушка и дедушка:
Лея Мордуховна и Рувим Исаакович Бейзеровы.

Жизнь для нашего рода – бушующий океан. В нем надо быть хорошим пловцом, который сочетает в себе мудрость, стойкость, выносливость, благоразумие и оптимизм. Для всех нас жизнь – большое испытание на всем ее протяжении. Члены нашего рода показали, что они готовы преодолеть все жизненные трудности без нытья и отчаяния.

Небольшое местечко Молостовка Могилевской губернии. Здесь родилась моя бабушка Лиза Мордуховна и дедушка Рувим Исаакович. В годы юности они создали семью Бейзеровых. Появились у них дети: Абрам, Исаак, Захар и Роза. Они были окружены любовью и заботой родителей, дедушек и бабушек. В семье царило взаимопонимание, взаимоподдержка между старшими и молодыми поколениями. Дом всегда был наполнен смехом, шутками. У ребят было много друзей. Чутко относились к своим сверстникам. Так о своем детстве рассказывала мне моя мама. Братья очень любили, баловали ее. Не думал никто из них, что такая счастливая жизнь продлится недолго. Сначала их отца призвали в царскую армию. Прослужил он в ней недолго. В армии его застала Первая мировая война, где он и погиб. Остались четверо детей без отца. На детей была назначена пенсия. Она была мизерной. Да и ездить нужно было за ней в губернию. Как говорится «овчинка выделки не стоила», поэтому от пенсии отказались. Жизнь повернулась по другому руслу. Но это была трудолюбивая семья. С детства дети были приучены к труду. Это не дало семье пасть духом. Выращивали овощи. Собирали богатый урожай, который полностью хватал на использование семье, излишки продавали. Было и поголовье скота. Все это было большим подспорьем для семьи. Братья мамы вертелись около своего дедушки. Он был отличным кузнецом, который славился по всей округе. Во дворе у дедушки были и лошади. С раннего детства дружба с дедушкой была у мальчишек прочной. Они учились от него ухаживать за лошадьми, которых очень любили, и присматривались к кузнечному делу. У них во дворе тоже появились лошади. Помогали соседям собирать приусадебные участки. Стали неплохими кузнецами.

Исаак Рувимович Бейзеров.
Мамин брат Исаак Рувимович Бейзеров.

Вскоре семья стала считаться зажиточной. Их раскулачили. Забрали все. И опять начинали с нуля. Выжили, не пали духом. Прошло время, и братья завели свои семьи. Мама после окончания семилетки, поехала учиться в Могилев в педтехникум. В городе она встретила юношу, которого полюбила, и вышла за него замуж. Он был уроженцем города Славгорода (г.п. Пропойска). Уговорил маму, и они переехали на его родину. Купили дом и зажили своей семьей. От большой любви появились у них две дочери. Бабушка переехали из Молостовки к своей дочери, и помогала растить внучек. Отец был заведующий ветеринарной аптеки. Жили дружно и счастливо. Но счастье было недолгим. Грозовая туча нависла на небосклоне – началась Великая Отечественная война. Отец был в звании старшего лейтенанта запаса запаса. В числе первых его вызывали в военкомат, объявили, что он поведет мобилизованных города и района. 23 июня во дворе школы собрались мобилизованные. Мама привела нас попрощаться с папой, который уходил на фронт защищать свою Родину. Сестре тогда было три с половиной года. А мне восемь месяцев. Привезла мама меня в колясочке. При расставании папа поцеловал меня. Этот поцелуй – память остался у меня на всю жизнь.

Исаак Соломонович Байвер.
Папа Исаак Соломонович Байвер.

Папа повел мобилизованных в лес, куда должны были к ним присоединиться мобилизованные из других населенных пунктов. (Жаль, что в книге «Память. Славгородский район» об этом не написано, хотя составитель этой книги прекрасно знал об этом).

Придя домой, бабушка с мамой решили уйти из города. С собой взяли только необходимое: одежду детскую и питание на первое время. Шли от одного населенного пункта к другому. Иногда ехали в военных поездах. Но эти поезда часто по дорогам бомбили. Приходилось солдатам и взрослому населению выскакивать из горящих поездов и выбрасывать из поезда детей.

Жили среди киргизов, татар. Не знали мы их языков, но сердечность ощущали ото всех и всегда. Среди чужих людей мы были своими. Мама работала в колхозе. Выполняла всякую сельхозработу. Долгое время работала по уничтожению сусликов. Болезни, холод, голод были нашими постоянными спутниками. Врачи боролись за жизнь эвакуированных людей и детей. И это дало нам возможность выжить. Только спустя много лет я поняла. Сколько здоровья, усилий, нужно было приложить маме и бабушке, чтобы мы остались живы!

…1944 год. Известие об освобождении города Пропойска пришло к нам. Без колебаний стали собираться в дорогу. Бабушка рвалась на родину, думая, что дети ждут ее. Приехали в город руин и пепелищ. Дом наш сгорел. Остановились в парке. Бабушка осталась с нами, а мама пошла к органам власти с просьбой предоставить нашей семье квартиру. Дали полуразрушенную холупу во рву. Бабушка, едва переступив порог, умерла. Маму забрали в больницу, нас – в детский дом. Пробыли мы в нем десять дней пока не «выздоровела» мама. Писала всюду, разыскивая мужа и братьев. Спустя некоторое время ее вызвали в военкомат и вручили четыре извещения о гибели мужа и братьев. Пришла мама с этим горьким известием и принесла в носовом платочке все свои беленькие выпавшие зубы. Искала родителей мужа. Славгородчане сказали, что их фашисты расстреляли.

Вот так началась наша послевоенная жизнь.

Роза Романовна Байвер с дочрьми. Роза Романовна Байвер с дочрьми.
Роза Романовна Байвер с дочрьми.

Мама работать не могла по состоянию здоровья. В эвакуации она заболела малярией. Очень страдала из-за этой болезни. В результате проживания в сыром помещении у нее появился бронхит, который перешел в бронхиальную астму, затем прибавилась сердечная астма. На протяжении долгих лет она мучилась от сердечно-бронхиальной астмы: сильно кашляла и задыхалась. Врачи, больница – так протекала ее жизнь. Мы росли сами. Помогали нам в этом добрые люди – не евреи. Но пенсию маме не назначили. Группу не давали. Хотя все видели ее состояние здоровья. Пенсия за отца была незначительная по сравнению с ценами на продукты питания, одежду, дрова. Нужно было как-то продержаться в этих условиях, которые преподносила нам жизнь.

Рувим Исаакович Лурьин. Рувим Исаакович Лурьин.
Двоюродный брат папы Рувим Исаакович Лурьин.

Больная мама и мы малыши занимались физическим трудом. Засевали и обрабатывали огород, на котором до войны стоял наш дом. Обрабатывали землю во рву. Продавали выращенные овощи. Мама не вызывала жалости у окружающих. Уважение, сочувствие, удивление, но только не жалость. Жалеют слабых, сильные духом жалеть себя не позволяют. В таких трудных материальных условиях маме удавалось купить продукты питания, необходимую одежду. Она находила средства, чтобы мы посещали клуб, где демонстрировали кинофильмы, покупала нам книги, цветные карандаши… Сейчас уже трудно представить, как это она могла! Ровным спокойным голосом читала нам сказки. А какие чудесные она сама для нас придумывала!

Дом во рву начал рушиться. Местная власть не очень думала о нас, беззащитных, бедных людях. Нас подселяли к семьям. А семьи были не из лучших: пьяницы, дебоширы. И это мы пережили. И только в пятидесятых годах, когда построили в г. Славгороде второй двухэтажный дом, нам предоставили комнатушку 11 квадратных метров. В зале этой квартиры жила семейная пара, состоящая из двух человек.

Мама изо всех сил старалась, чтобы мы получили образование. Сестра окончила медучилище, а затем заочно мединститут, фармацевтическое отделение. Я после окончания средней школы работала старшей пионервожатой в деревне, пока сестра не окончила медучилище и не начала работать. Только после этого я поступила учиться в педучилище. Мама осталась одна без средств к существованию. Я совмещала учебу в училище с работой – подменяла учителей в этой школе, куда меня прикрепили для прохождения практики. На втором году обучения подменяла и учительницу этой школы, которая заочно училась в институте. Зарплату посылала маме, а сама жила на стипендию. После окончания училища меня направили работать в деревню. С большими трудностями, меня перевели на работу по месту жительства матери.

Бронислава Байвер.
Бронислава Байвер с учениками.

Когда я стала в городе работать в школе, приобрела авторитет в обществе. Нам дали сначала отдельную однокомнатную квартиру (сестра работала по направлению в Брестской области). Затем спустя несколько лет мне с мамой дали благоустроенную квартиру, где я живу и сейчас. Мама в этой квартире прожила лишь два года и ушла из жизни. Не смогла я получить высшее образование, хотя очень стремилась к этому. Поступила в Могилевский пединститут на филологический факультет. Смогла там поучиться только два года. Мама очень болела. Мне было не до учебы. Долго не отдавали мне документы из института, так как я неплохо училась.

Бронислава Байвер.
Бронислава Байвер.

Спустя много лет после войны нашу семью нашел папин двоюродный брат. Он был военным. Прошел всю войну, имел много наград. Дядя нам немного помогал, но у него была своя семья, поэтому помогать по-настоящему не мог.

Дети маминых братьев живут в дальнем зарубежье. Как у них протекает жизнь, не знаем, ибо связи с ними у нас нет.

У сестры тоже не сложилась семейная жизнь. Она вырастила дочь, которая окончила культпросветучилище, институт культуры, сейчас оканчивает педуниверситет. У нее тоже растет сын без отца. Окончил среднюю школу. Учится на первом курсе педуниверситета. Живут все они в г. Хойники Гомельской области. Вот такова сложившаяся судьба у членов нашей семьи.

Большое спасибо маме, что она заложила с детства нужные черты характера, которые я не растеряла в пути.

Шестой год возглавляю на общественных началах районный совет ветеранов педагогического труда. В этом нахожу для себя духовную поддержку в жизни.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru