Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Оксана Барсукова
«МОЙ ДЕД БУКЕНГОЛЬЦ»

Александр Фридман
«ГЕКЛЕРЫ: ТРАГЕДИЯ ЕВРЕЙСКОЙ СЕМЬИ ИЗ БОБРУЙСКА»

Марк Ашкенази
«ЧТО ДЕЛАТЬ, КОГДА НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ!»

Ефим Пайкин
«ТРЕТЬЯ ПОВЕСТЬ ЛИИ ФЕЛИКСОВНЫ»

Берта Горелик
«ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙ СЕЛИБЫ»

Леонид Рубинштейн
«ПОДВИГ МЕЕРА ЗЕЛИГЕРА»

Воспоминания Л. Рыжкович

Элла Рындина
«ЮНАЯ БАБУШКА, КТО ВЫ?»

«В ЦЕНТРЕ БОБРУЙСКА ОБНАРУЖЕНА БРАТСКАЯ МОГИЛА ВРЕМЕН ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»

Воспоминания Я. Левина

Абрам Рабкин
«ВЕРСТЫ МАРИИ МИНЦ»

Наум Лившиц
«ВМЕСТО АВТОБИОГРАФИИ»

Леонид Коваль
«БОБРУЙСКИЕ РАССКАЗЫ»

Евгений Ковалерчик
«ДОРОГОЙ УЧИТЕЛЬ»

Сол Шульман
«ПРОМЕНАД ПО СОЦИАЛКЕ»

Эдуард Париж
«ПАРИЖ РОДОМ ИЗ БОБРУЙСКА»

Инна Герасимова
«ЕСЛИ БРОСИТЬ КАМЕНЬ,
ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОПАДЕШЬ
В КАЦНЕЛЬСОНА»

Отклик на статью Инны Герасимовой
«ЕСЛИ БРОСИШЬ КАМЕНЬ, ТО ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОПАДЕШЬ В КАЦНЕЛЬСОНА»

Михаил Герчик
«ДЯДЯ ВАНЯ, ХОРОШИЙ И ПРИГОЖИЙ…»

Рая Степаненко
«ИСТОРИЯ МОЕЙ СЕМЬИ»

Видеофильм «ЛИЦА БОБРУЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ»

Элла Рындина
«ЛЕВ ЛАНДАУ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ»

«ЕВРЕЙСКАЯ ЖИЗНЬ БОБРУЙСКА»

Гарадская калекцыя: «Бабруйшчына, 2014»

Бобруйск
в «Российской еврейской энциклопедии»


Леонид Рубинштейн

ПОДВИГ МЕЕРА ЗЕЛИГЕРА

Я много слышал об этом удивительном человеке. Симпатия и уважение, которое вызывают его поступки, создают образ мужественного, трудолюбивого с добрым, отзывчивым сердцем.

…Я прихожу на кладбище, останавливаюсь возле могилы этого поистине святого человека и подолгу смотрю на его фотографию. Представить его жизнь помогают воспоминания его дочери Ревеки Зелигер, которые недавно попали мне в руки и беседы с художником и писателем из Бобруйска Абрамом Рабкиным, который хорошо знал Меера Зелигера.

…Меер очень рано осиротел и уже в 12 лет уехал в Минск учиться часовому делу. Он прошел путь от мальчика на побегушках до квалифицированного мастера. За непоседливый характер в детстве его прозвали «Файер». С тер пор эта кличка «Меер-Файер» осталась у него на всю жизнь. «Файер» на языке идиш означает «огонь». Но это буквальный перевод. У людей старшего поколения, которые хорошо знали этого человека, оно означало – огонь, быстрый, решительный. Эта кличка сжилась с Меером Абрамовичем и осталась на всю жизнь. Рос он очень добрым, чутким и отзывчивым мальчиком. Друзья и знакомые ценили его за живой ум, настоящий еврейский юмор, что помогало ему в его нелегкой жизни. После окончания учебы в Минске Меер возвращается в Слуцк, где жила его мама. Добрый отзывчивый человек, он был желанным гостем в каждом доме. Люди доверяли ему свои семейные тайны, советовались с ним. Врожденная интеллигентность, уравновешенность, чуткое, доброе отношение к людям создали ему уважение среди окружающих. Он никогда не повышал голос ни в своей семье, ни вне дома с друзьями и знакомыми. Люди тянулись к нему, приходили за помощью. Заинтересовались им и органы КГБ. Вызвали и предложили быть внештатным сотрудником. А, когда он твердо отказался быть «стукачем», пригрозили: «Мы так посадим, что у тебя гвозди из задницы расти будут…» И обещание свое выполнили. Сфабриковали дело, осудили на десять лет, и стал Меер Абрамович "зэком", строителем «Беломорканала». Многие не выдерживали непосильного труда и издевательств.

Он выжил…

В конце тридцатых годов семья переехала из Слуцка в Бобруйск, а в 1941 году, когда началась война, эвакуировалась в Красноярск. Тяжелое, голодное военное время, работа на военном заводе. В 1944 году Меер Зелигер с семьей возвращается в Бобруйск. Кажется, в городе не осталось ни одного не разрушенного здания – кругом битый кирпич, сгоревшие, разбитые дома. Как жить в этом аду? Но Меер в первую очередь думает и переживает за тех, кто остался в городе и кого уже никогда не будет на нашей земле. Где расстреляно гетто? Где покоятся останки родных и близких? Из рассказов жителей, которые заходили в часовую мастерскую, Меер узнал место расстрела. И вот он в Каменке, а точнее в Слободке. Лес, а на его краю большая поляна, на которой ясно виднеются два рва. Они словно глубокие раны на теле земли. Но что это?! Меер остановился, онемел и мог тронуться с места. На поляне паслись коровы, а свиньи рыли землю и выбрасывали наружу останки погибших людей.

Это видение постоянно преследует его. Днем и ночью перед глазами поляна, рвы, коровы на месте расстрела. Он еще не знает, что будет делать, но мысль увековечить память убитых не дает ему покоя. Ясно одно, так оставлять нельзя, и он взваливает на свои плечи титаническую работу. Меер Зелигер организует группу людей, которые трудятся рядом с ним и помогают сохранить память о жертвах Катастрофы. Вот имена этих благородных людей: Мария Минц, Гельфанд Лейба, Малый Мендл, Каплан Абрам, Баркалайка Ефим, Левин Николай, Хавкин Исаак, Вольфсон Лейба, Левин Давид и Расин Эля.

…В 1970 году на территории шинного комбината строители копали котлован под фундамент корпуса центральной заводской лаборатории и неожиданно обнаружили ров с расстрелянными гражданскими лицами и людьми в военном обмундировании – тысячи людей, взрослых и детей.

Меер Зелигер перевозит часть останков в мешках на велосипеде в Каменку. Эта политая кровью земля становится вторым местом жизни этого святого человека. Он вместе с помощниками сажает деревья, обивает пороги строительных организаций, просит и достает строительные материалы. Этот ежедневный кропотливый труд невозможно описать. Он не считается ни с возрастом, ни со своим здоровьем, а ведь ему уже больше восьмидесяти лет. Когда он почувствовал, что ему не успеть закончить работу по созданию памятника, он позвал к себе бывшую узницу Бобруйского гетто, чудом оставшуюся в живых, партизанку Марию Минц:

«Ты Должна довести дело до конца: привести место расстрела в порядок и поставить памятник…»

Мемориал открыли в 1979 году. Он представлял собой холм, на котором был установлен гранитный камень с надписью, что здесь покоятся останки советских граждан. Перед холмом четыре вазы с пеплом человеческих тел вперемежку с мазутом. Дорожка, покрытая плиткой, ведет к ограде, которая огораживает это святое место.

Меера Абрамовича Зелигера не стало в августе 1978 года. Он умер на 85-м году жизни. Когда его провожали в последний путь, шел дождь. Казалось, что всё земное оплакивало этого человека. О таких людях говорят в народе «Умер праведник».

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru