Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«СУДЬБА ЛЬВА МАНЕВИЧА»

Владимир Цыпин
«КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ЕВРЕЕВ МСТИСЛАВЛЯ»

«ХОЛОКОСТ В МСТИСЛАВЛЕ»

Владимир Цыпин
«ДВЕ СУДЬБЫ»

Владимир Цыпин
«ФИЛЬМ О МСТИСЛАВЛЕ»

Аркадий Шульман
«СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ»

А. Литин, И. Шендерович
«СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ОЧЕВИДЦЫ»

Шмуел Минькин
«ВОЙНА»

Шмуел Минькин
«СЕМЬЯ МИНЬКИНЫХ»

Шмуел Минькин
«СЕМЬЯ ГОРЛОВСКИХ»

Е. Муравьев
«ВСПОМИНАЯ ВОЙНУ. ГЛАЗАМИ СВИДЕТЕЛЯ»

Иосиф Цынман
«СЕКРЕТЫ ДЕДОВЫХ ХОЗЯЙСТВ»

Александр Розенберг
«МСТИСЛАВЛЬ»

Александр Розенберг
«МСТИСЛАВСКОЕ БУЙСТВО»

Владимир Цыпин
«СКОРБНАЯ ДАТА»

Владимир Цыпин
«МСТИСЛАВСКОЕ ЗАРЕЧЬЕ»

Владимир Цыпин
«ФОТОГРАФИИ СОХРАНЯЮТ ПАМЯТЬ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Анатолий Брискер
«ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ»

Рав Мордехай Райхинштейн
«МУДРОСТЬ ЧЕЛОВЕКА
ОСВЕЩАЕТ ЕГО ЛИЦО…»

Владимир Цыпин
«ПАМЯТЬ О ЕВРЕЯХ
МСТИСЛАВЛЯ»

Владимир Цыпин
«ЕВРЕИ В МСТИСЛАВЛЕ»

Мстиславль
в «Российской еврейской энциклопедии»


Владимир Цыпин

МСТИСЛАВСКОЕ ЗАРЕЧЬЕ

Заречье – очень распространённое название посёлков и деревень. Только в Могилёвской области их девять, а в Беларуси больше шестидесяти. Так часто называли поселения, расположенные за рекой недалеко от крупного населенного пункта. Об одном из таких поселений и пойдёт рассказ – о Заречье, расположенном на реке Вихре по другую сторону от Мстиславля.

В былые времена через Заречье проходила основная дорога на Смоленск из Могилёва и Минска. Главная улица называлась Пустынской, а после войны была переименована в Смоленскую. Здесь, на большаке, жило в основном еврейское население. Дома же белорусов располагались вдоль реки Вихра на Заречной улице.

Местечко возникло давно. Во всяком случае, в XVIII–XIX веках оно уже упоминалось в связи с разными историческими событиями, происходившими в этих местах. Известно, например, что в начале ноября 1812 года при отступлении через Мстиславль часть французской армии остановилась для ночлега в Заречье. Ночью мстиславчане неожиданно напали на неприятеля и уничтожили около 500 французов, а остальных привели в бегство.

До революции наиболее зажиточным в Заречье было хозяйство Лейбы Гуревича. Он получил его от своего отца Иосифа, который был учителем в хедере. В свою очередь Иосифу этот большой надел земли и леса достался в подарок от брата Лазаря, крещёного еврея, служившего в царской армии и достигшего там больших чинов. На этих землях Лейба Гуревич, трудолюбивый еврей, сумел построить большой дом и создать богатое хозяйство. Он выращивал фасоль, гречку, горох, подсолнух, коноплю, рожь, пшеницу и ячмень. Часть земли была под садом и пасекой. В хозяйстве был большой огород, где росли невиданных размеров турнепс, брюква, тыква, свёкла, огурцы, которые Лейба показывал на организуемых им небольших выставках. Сажали, конечно, и картофель. Его запасов хватало на всю зиму. Занимался Лейба и семеноводством. За семенами к нему приезжали крестьяне из разных мест Могилёвщины. Семья у Лейбы была большая – три сына и шесть дочерей. Все родственники принимали участие в сельскохозяйственных работах. Жизнь этой большой еврейской семьи прекрасно описал внук Лейбы Иосиф Цынман в очерке «Секреты дедовых хозяйств», включённом в его книгу «Бабьи яры Смоленщины» и опубликованном в журнале «Мишпоха» (№ 28 – 2011 г.)

Пример Лейбы Гуревича показал, что, несмотря на то, что у евреев не было большого опыта ведения сельскохозяйственных работ (до революции только около 3% евреев занимались земледелием и животноводством), они достигали больших успехов в этой области, проявляя свой ум, настойчивость и упорство в достижении цели. Впоследствии это подтвердил опыт еврейских колхозов в СССР и достижения государства Израиль, где при неблагоприятных природных условиях выращивается около 95% потребляемой сельскохозяйственной продукции.

После революции большое хозяйство Лейбы Гуревича стало приходить в упадок. Сначала у него отобрали лес, а затем стали передавать часть участков бедным евреям – Кроллам, у которых было 18 детей, Синицам и другим семьям. Часть земли он сам передал Славиным – семье своей сестры Милы. И всё же до 1928–1929 года хозяйство обеспечивало семью. Однако, в 1930 году при коллективизации, началось раскулачивание. Обобществили весь скот и инвентарь. Лейбу причислили к эксплуататорам. Он не выдержал разорения хозяйства, созданного трудом его семьи, и умер, оставив после себя 22 внука.

В посёлке организовался колхоз. Он был небогатый. К тому же, большая часть собираемого зерна, а иногда и семенного фонда сдавалась государству, и его вывозили «красными обозами».

Но постепенно жизнь налаживалась. В Заречье появилась четырёхклассная школа. После её окончания дети переводились в городские школы-семилетки. В 30-х годах организовали пионерский отряд и комсомольскую ячейку. В школе ставили спектакли, выпускалась стенная газета, разучивались пионерские песни, дети учились маршировать строем. Открыли избу-читальню.

В это время в Мстиславле появился кинотеатр, профсоюзный клуб, детские сады и другие общественные учреждения. Жизнь становилась интересней. Однако, в связи с отсутствием учебных заведений и промышленных предприятий большинство молодых людей из еврейских семей Заречья и Мстиславля стали покидать родное местечко, уезжая на работу или учёбу в Смоленск, Ленинград, Москву, Минск, Баку и другие города. Уехали дети Цынмана, Цыпиных, Кролл…

В первые годы советской власти в Заречье ещё действовали две небольшие синагоги, где по субботним дням собирались пожилые евреи помолиться и пообщаться, но в 30-е годы синагоги закрыли.

Изредка в посёлке проявлялись антисемитские настроения и даже разрушались памятники на еврейских могилах. Долгие годы старожилы Заречья вспоминали случай зверского убийства в своём доме шести человек из еврейской семьи Цорфман. Но постепенно жизнь в Заречье становилась более спокойной и мирной.

Перед войной в посёлке дружно без раздоров и ссор проживали люди разных национальностей, помогая друг другу в нужде и заботах. В 30-35 домах жили евреи, в 25-30 домах – белорусы. Среди евреев в основном были ремесленники – сапожники, кузнецы, портные. У каждого дома был земельный участок, на котором выращивали картофель и овощи. Чтобы прокормить семьи многие держали коров, кур и свиней. Посёлок окружали поля, луга и леса. Дети и взрослые часто ходили в лес за ягодами, грибами, орехами и цветами. Природные благоприятные условия, чистая вода в Вихре, богатые ягодами, грибами и орехами леса привлекали сюда горожан для отдыха на лоне прекрасной природы. По субботам они приходили сюда, чтобы подышать чистым лесным воздухом. На лето приезжали дачники из Москвы, Смоленска и других городов.

В процессе поиска материалов для моей книги «Евреи в Мстиславле», я познакомился с замечательной женщиной Идой Абрамовной Герчанниковой. У нас завязалась переписка.

В своих письмах Ида Абрамовна, чьи детские и юношеские годы прошли в Заречье, с нежностью вспоминает о своей родине, где она «бегала босиком по холодным ручейкам после грозы, дышала и наслаждалась чистым воздухом, просыпалась на заре от звуков рожка пастуха, который собирал в стадо коров и гнал их на пастбища в лес и луга, слушала по утрам пение птиц и отсчитывала свои предстоящие годы, которые куковала из леса кукушка… Здесь жили и трудились люди разных национальностей, растили своих порой плохо одетых и недокормленных детей». Она писала: «…я помню каждую тропинку, мне очень дорога моя Родина, а Заречье – боль моей души с детства». Ида Абрамовна вспоминает жизнь в Заречье, как самое светлое и радостное время, время школы и пионерских отрядов, поездок по деревням по комсомольским заданиям, организации «красных обозов» с картофелем и хлебом для голодающих городов Белоруссии. Ида Абрамовна, несмотря на свой преклонный возраст, помнит почти всех жителей довоенного Заречья и расположение их домов.

План расположения домов довоенного Заречья
Улица, ведущая в сторону Смоленска

Левая сторонаПравая сторона
ЦорфасБерлинские
Адаскин ЛейбаКегелис (кузнец)
Цыпин БорисТовбины
Михлин ШлёмаЛифшиц
АврускинЗамские
Михлин ФайбусХайкины
ЭнтиныХасины
Белавенец ЯкубМихлины (три сестры)
Цыпин МейерПоляковы
Адаскин БеркаКролл Абрам
ШелохвостСиницы
БрезгуновыМаневичи
Кролл Блюма, Рива
СлуцкиныЭнтины, Козловы
ВертлибСлавины
СиницыСлавины, Малевы
МоскевичЛевитины
РодиныТолпинские
Новичёнков
ЗамскиеПравление колхоза (Дом Кнороз)
ГалушкоКлуб пионеров (Дом Головлёва)
Реут
Школа

В направлении Мстиславля

Левая сторонаПравая сторона
Дома Кошелевых, Подгорных,
Лескевич, Вульвач
Река Вихра


Мирная жизнь в Заречье закончилась летом 1941 года. О военных годах в местечке мне рассказал Алексей Лескевич, проживавший там с бабушкой Прасковьей Дмитриевной все годы немецкой оккупации.

Когда война началась, Алексею было всего пять лет, но он хорошо её помнит. Что-то в его воспоминаниях дополняла бабушка. Особенно хорошо запомнил он первые дни немецкой оккупации: «День был тёплый, мы всей семьёй обедали, и вдруг раздались пулемётные очереди. Некоторые пули попали в наш дом. Бабушка схватила всё, что могла, и с младшей дочерью, сыном и со мной побежала в сторону леса. Вернулись в свой дом мы только через несколько дней. Там уже похозяйничали немцы. Я не помню, сколько прошло времени, но вскоре немцы с местными жителями проехали на машинах по большаку и на домах, где жили евреи, появилось слово «ЮД». Через рупор объявили, что все евреи будут переселяться в Палестину, поэтому им надо собраться в назначенный день с мелкими вещами. И вот, утром в тихий погожий день всех построили в колонну и, в сопровождении местных жителей и немцев, эта колонна двинулась в город. Бабушка рассказывала, что из этой колонны выскочила молодая женщина и побежала огородами в сторону леса. Ей надо было преодолеть овраг, так как дома находились на взгорке. И там, видимо по команде немцев, её догнал парень из оцепления и, ударив палкой по голове, убил. За это он получил от немца шоколад.

Как только увели евреев за пределы деревни, местное население начало грабить их дома. Тащили всё, что могли.

Всех «переселенцев» сгоняли в центр Мстиславля. А затем повели на окраину и там, во рву, эти люди нашли своё успокоение. Их сталкивали в ров и сверху расстреливали. Когда закончилось это зверское «переселение», закапывать трупы заставили военнопленных, но многие отказывались. Тогда и их расстреливали, а закапывали сами немцы. Бабушка говорила, что, когда через три дня она поехала на лошадях на мельницу, то лошади остановились, проезжая мимо места расстрела, и бабушке пришлось вернуться назад».

Эти воспоминания Алексея дополнила Ида Абрамовна Герчанникова, которая в 1976 году с мужем и старшей сестрой приезжала в Мстиславль. От своих бывших соседей она узнала страшные подробности о жизни в Заречье во время оккупации.

«Евреи жили в постоянном страхе. На дверях их домов, ставили пометки. Когда же хозяева домов стирали пометки, за это их избивали. Отец Иды Абрамовны, Абрам Кролл, в первые дни оккупации даже боялся оставаться на ночь в своём доме и был вынужден обращаться к ближайшим соседям с просьбой, переночевать в их сараях. Но это его не спасло. Одна из свидетельниц событий рассказала, что семью моего дедушки Цыпина Бориса и его самого убили прямо в их доме. Этому помог бывший сосед, который поселился в еврейском доме Аврускиных. Рядом с домом дедушки жила семья Михлиных. Хозяина этого дома Михлина Шлёму (он был кузнец) и его жену повесили в сарае во дворе их дома. Среди местного населения были предатели и каратели, которые помогали уничтожать евреев.

После расстрела посёлок сначала опустел. Но постепенно туда стали перебираться жители из ближайших деревень. Эти люди вырубали лес и строили из него свои дома.

На основании свидетельств соседей Ида Абрамовна составила достаточно подробный список евреев, живших в Заречье и погибших от рук немецких оккупантов 15 октября 1941 г. Привожу его:

Семья Кегелис – Наум (кузнец), его жена, мать и дочь Соня ;
Семья Михлиных – Шлёма (кузнец) и его жена Маня;
Семья Михлиных – Файбус, его жена и две внучки, приехавшие из Москвы на отдых;
Семья Михлиных – Фаина, Бася, Миня;
Семья Адаскиных – Лёва, его жена, дочь и сын;
Семья Слуцкиных – глава семьи, его жена, сын, невестка и маленький ребёнок;
Семья Малевых – Сима, её три дочери: Хана, Матля, Нехама и сын Лёва;
Кролл Абрам Гиршевич – отец Иды Абрамовны Герчанниковой;
Кролл Блюма и её дочь Блюма – учительница;
Кролл Рива – учительница, дочь Блюмы;
Семья Левитиных – глава семьи, его жена и дочь Гинда (школьница);
Семья Энтиных;
Семья Брискиных – Анна и её две дочери, приехавшие на отдых из Москвы;
Семья Цыпиных – Борух, его дочь Фаня и внучка, имя которой не сохранилось.


Во время оккупации погибли белорусы. Среди них:

Галионко Стефан с двумя дочерьми;
Демидов Василий;
Скупанович Таля.


В 1943 году при отступлении немецкие захватчики сожгли многие дома в Заречье. Местные жители в это время прятались в лесу.

Из воспоминаний Алексея Лескевича:

«Люди постепенно занялись мирной жизнью. И здесь после такого горя выжившие евреи опять стали мешать местному населению. Я чётко помню, как в базарный день евреи, которые чудом уцелели, вытаскивали свой скарб, кто что мог, чтобы продать и как-то выжить, ведь война ещё гремела. Находились такие выродки, которые разбрасывали это барахло и кричали: «Бей жидов, спасай Россию!»

В 2003 году, я поехал в Мстиславль, чтобы попытаться узнать правду о судьбе моего деда. Если в самом городе я ещё находил свидетелей военных событий, то в Заречье о войне уже никто не помнил. Пожалуй, даже мы с женой больше рассказывали жителям посёлка о том времени, чем они нам. Валентина Лескевич, которой мы передавали приветы от Алексея, её родственника из Израиля, работала до войны в Заречье почтальоном. Перед приходом немцев она уехала с двумя детьми и матерью в Белково. Ночевали там под телегой. Вернулись они через две недели. Их дом был сожжён, также как и дом Бориса Кнороза. Семья жила на пепелище, а затем у соседей и в школе, где Валентина работала уборщицей. Все годы оккупации она провела в Заречье, но, ни о каких конкретных фактах и людях она уже не помнила.

К сожалению, не сохранилось довоенных фотоснимков Заречья. Сейчас оно значительно разрослось. Если раньше вдоль реки было всего несколько домов, то сейчас их уже больше двух десятков.

Сохранились фотографии лишь нескольких зареченцев, родившихся до революции.

Цынман Иосиф Израилевич (1919-2011)

Иосиф Цынман.
Иосиф Цынман.

Краевед, журналист

Иосиф Израилевич родился в Заречье, но почти всю свою долгую и творчески насыщенную жизнь он прожил в Смоленске и со школьных лет проявлял интерес к краеведению. В центре его интересов была Смоленщина: проблемы сохранения памятников истории, культуры и природы. Особая тема его исследований – геноцид еврейского населения в годы Великой Отечественной войны.

Он автор ряда книг, самой значительной из которых является «Бабьи яры Смоленщины», вышедшей в 2001 году. В книге – свидетельства очевидцев, данные архивов и музеев о жизни, гибели евреев на оккупированной фашистами в 1941-1943 годах территории Смоленщины и судьбах уцелевших. В ней приведены и списки погибших евреев на Смоленщине и в ближайших районах. Два отдельных очерка посвящены дедам Иосифа Израилевича, живших в Заречье и Мстиславле.

Гуревич Иосиф Львович (1901-1968)

Иосиф Гуревич.
Иосиф Гуревич.

Учёный, организатор горной промышленности и педагог.

Он блестяще окончил гимназию и Московскую горную академию и стал специалистом по первичной переработке нефти, одним из основателей Московского нефтяного института имени академика И.М. Губкина. И.Л. Гуревич был бессменным заведующим кафедрой технологии нефти и первым деканом технологического факультета этого института. Профессор, доктор технических наук. В первые годы своей деятельности Иосиф Львович был личным секретарем академика Губкина. Помимо огромной организаторской и педагогической работы профессор И.Л. Гуревич руководил крупными научно-исследовательскими работами по созданию новых, более совершенных процессов нефтеперерабатывающей промышленности. Им был написан первый в Советском Союзе учебник по технологии переработки

Цыпин Соломон Борисович (1900-1970)

Соломон Цыпин.
Соломон Цыпин.

Экономист

В г. Мстиславле окончил школу и в конце двадцатых годов переехал в Москву, где поступил в институт. Соломон Борисович стал крупным финансовым работником – начальником управления Министерства Финансов СССР. Автор многих печатных работ по своей специальности. Во время войны Соломон Борисович продолжал работать в центральных финансовых органах в Москве, Куйбышеве, а затем опять в Москве, где стал начальником отдела Государственной штатной комиссии при Совнаркоме СССР, созданной в 1941 г. для усиления контроля в области управленческих расходов.

Цыпин Марк Борисович (1906-1948)

Марк Цыпин.
Марк Цыпин.

Офицер военно-морского флота

Его судьба в определённой степени типична для еврейской зареченской молодёжи. Он – из семьи сапожника. Окончил школу в г. Мстиславле и в 20-х годах переехал в Москву, а затем в Ленинград, где окончил Военно-морское училище и стал офицером-связистом. Активный участник советско-финской и Великой Отечественной войны. Прошёл войну без ранений, но голод, лишения и неимоверное напряжение защитника блокадного Ленинграда привели к тому, что после войны он смог прожить только три года и умер совсем молодым в 42 года.


Мне бы очень хотелось, чтобы на въезде в Заречье, недалеко от дороги был установлен планшет со схемой довоенных домов посёлка и фамилиями жителей, погибших во время войны. Могут сказать, что это неосуществимая мечта. Может быть. Но иногда мечты сбываются.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru