Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЕВРЕЙСКОЙ УЛИЦЕ

Каждая частичка этого озерного края, создана по законам красоты. Можно часами, стоя на возвышенности рядом с костелом, любоваться водной гладью озера Дрисвяты, островами, которых здесь восемь. Кстати, когда-то в глубокой древности, в XI–XIII веках на острове Замок возник город. И до сих пор видны высокие валы, окружавшие его. Про этот остров-замок сложено много легенд. По одной из них, от острова до материка было проложено два моста, а под водой – три подземных хода. Местные жители говорят, что несколько раз в год в тихие-тихие ночи можно услышать, как под землей ржут кони, топая своими копытами.

И костел в Дрисвятах уникальный для Беларуси. Хотя в нем присутствует модерн, ученые считают, что он возведен в национальном белорусском стиле. Костел построен по проекту Левона Витовта Дубейтовского, который стремился вывести белорусскую архитектуру на мировой уровень. Во время строительства с 1927 по 1929 год проектировщику помогали его студенты, которые приезжали в Дрисвяты с Вильнюса на летние каникулы.

Красота в бывшем «панском дворе». Так его называют местные жители. Эмилия Леоновна привела нас сюда, тоже на берег озера, стала показывать и рассказывать. Сначала мы подошли к леднику. По

Озеро Дрисвяты.
Озеро Дрисвяты.

Местечко Дрисвяты возникло шестьсот лет назад на берегу одноименного озера на полуострове Дубье.

И даже трубы Игналинской атомной электростанции, которые хорошо видны в солнечный день, не портят прибрежный пейзаж. До атомной электростанции чуть больше четырех километров, хотя находится она уже на территории Литвы. Здесь приграничная зона. Рукой подать до еще одной прибалтийской страны – Латвии. 90 % озера Дрисвяты находятся в Литве, и только незначительная часть – в Беларуси. О том, что вы въезжаете в приграничную зону, оповещают придорожные щиты, и нужны специальные разрешения, оплаченные в сберкассе, иначе машину могут завернуть.

– Мы живем, как в аквариуме, кругом озерный край, – сказала Эмилия Леоновна Шавела, педагог, краевед, четверть века, посвятившая изучению родного края. На мои слова о том, что знание здешней истории, краеведение – это часть ее жизни, она сказала: «Это не часть, это и есть моя жизнь».

Красота в бывшем «панском дворе». Так его называют местные жители. Эмилия Леоновна привела нас сюда, тоже на берег озера, стала показывать и рассказывать. Сначала мы подошли к леднику. По нынешнему, холодильнику огромных размеров. Комната больших размеров, выкопанная в земле, стены которой обложены камнями, плотно подогнанными один к другому. Зимой на дно клали ледяные кубы, укрывали их соломой и они лежали до наступления холодов следующего года. Здесь хранили провизию для всего дворца. Можете не сомневаться, продукты были, как говорится «первейшей свежести».

Эмилия Леоновна Шавела.
Эмилия Леоновна Шавела.

Потом Эмилия Леоновна показала экзотические хвойные деревья, которые высаживала здесь баронесса Гильденбанд. Давно нет баронессы, редко кто вспомнит ее имя, а деревья растут, и вдыхают полной грудью целебный хвойный воздух внуки и правнуки тех, кто прогнал баронессу и прибрал к рукам ее имущество.

Самая продолжительная часть нашей беседы состоялась во дворе у Эмилии Леоновны. И здесь красота. Кругом цветы, красивая беседка, и даже чучело, стоящее во дворе, можно отправить в музей народного творчества.

Красота рождает новую красоту.

– Вы местная? – спросил я.

– Почти местная, родилась в 15 километрах отсюда, но здесь начала работать историком в школе, вышла замуж, здесь подросли дети, здесь вышла на пенсию. Так что считайте – местная.

– Много людей живет в Дрисвятах?

– Сейчас население всего 275 человек. Дрисвяты знали лучшие времена, когда здесь жило больше тысячи человек.

Дрисвяты были местечком, сейчас деревня. Сегодня даже не центр сельсовета. Откуда такое название? Финно-угорского происхождения. Где есть сочетание звуков «д» и «р» – там есть вода или озеро. Хотя другие народы, селившиеся на берегах озера, считали, что название дали именно они. Литовцы, – что происходит оно от литовских слов, обозначающих «вытянутое, растянутое», или «большое, широкое». Русские утверждали, что название озера и соответственно деревни, происходит от слов «трое святых», и даже существовало предание, что великая княгиня Елена Ивановна построила на острове храм в честь трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Дрисвяты входили в состав разных государств: сначала это было Полоцкое княжество, затем Великое княжество Литовское, Речь Посполита, затем Россия, Польша, Советский Союз и, наконец, Беларусь.

Сейчас здесь сельскохозяйственное предприятие.

Почти 300 лет назад Дрисвяты были населенным пунктом, о котором с уважением отзывались и торговые, и военные люди. Еще в 1722 году на острове был «двор старый и строений хозяйственных 18 с садом немалым, остроколом обнесенным», стояли остатки замка. В самом местечке была Рыночная площадь, застроенная с трех сторон, улицы Кривая и Залужа. В Дрисвятах насчитывалось 350–400 жителей, которые занимались, в основном, сельским хозяйством, рыболовством, торговлей. Работали, правда, всего три ремесленника — портной, мясник и пивовар. Стояли 52 дома, костел, церковь. Зато было 25 корчм (11 пивных и 14 водочных).

Прошло почти двести лет с той поры, многое изменилось в Дрисвятах.

– У нас было все, как у людей: костел, церковь, синагога, Рыночная площадь. Ресторан был и двадцать девять корчм, – сказала Эмилия Леоновна.

– Сколько? – от неожиданности переспросил я.

– Двадцать девять, – рассмеявшись, повторила Эмилия Леоновна.

– Кто же туда ходил, это ж надо было целый день сидеть в корчме, то в одной, то в другой.

– Население было 990 человек. Местечко было проезжее, гости были. Так что корчмы не пустовали. Ярмарки были большие, тогда в корчму не войдешь. Каждый четверг были ярмарки. Приезжали с окрестных деревень, из других местечек: до Опсы 12 километров, и даже из Браслава, до него 32 километра. Но больше всего людей собиралось на ярмарку, которая была на день Петра и Павла. У нас здесь и костел, и церковь Петра и Павла. Этот день был местечковым праздником.

В начале XX века, в промежутке между двумя мировыми войнами, здесь жило 60 % поляков и 38 % евреев, было польско-еврейское местечко, – рассказывает Эмилия Леоновна.

– Из довоенного населения кто-нибудь остался? – спрашиваю я. – Евреев расстреляли в годы войны, поляки выехали после войны…

– Даже в восьмидесятые и девяностые годы, когда мы создавали летопись родного края, здесь жило немало стариков, которые помнили довоенные годы, а иначе кто бы рассказал нам все. Конечно, часть документов мы нашли в архивах, но основные наши знания от старожилов. Они рассказывали нам и о своих семьях, и о соседях-евреях.

Я собираю местечковый фольклор: легенды, предания, сказки. Давно обратил внимание, что одни и те же события по разному рассказывают старики-евреи, их дети, живущие в городах и других странах, неевреи, жившие по соседству, и те, кто, коверкая язык, пересказывают фольклор, как современный анекдот.

Дрисвяты. На этом месте находилась синагога.
На этом месте находилась синагога.

На краю бывшей Еврейской улицы, по дороге, которая сегодня ведет к коровнику, есть болото, которое с польских времен называют «жидовским».

– Откуда такое название? – спросил я.

Эмилия Леоновна рассказала местечковую легенду.

«Еврейские семьи жили на Еврейской улице, польские – на Костельной. Молодая еврейка по имени Хана полюбила католика, а тот души не чаял в Хане. Как говорится совет им да любовь. Только семьи молодых были против такой любви. Мало того, что иноверцы, так еще еврейская семья была состоятельной, а католическая – бедной. Отец, мама и двое братьев Ханы запретили ей встречаться с католиком. Она не послушалась, и продолжала встречаться. Тогда братья утопили в болоте бедную Хану». Это одна из версий. По другой, Хана утопилась сама, после того, как ей запретили встречаться с любимым.

– Какие еще истории рассказывали про евреев? – спросил я.

Эмилия Леоновна, сначала ответила: «Разные: веселые, грустные, и смеяться можно, и плакать».

Только после настоятельной просьбы стала рассказывать, как торговали евреи.

«На рыночной площади стояла лавка одного еврея. Приходит к нему поляк и говорит: «Это буду покупать у тебя, это и это...» Лавочник стал подсчитывать и насчитал больше чем надо. При этом он честно сообщил, что берет деньги за это, это и это и перечислил все товары. Поляк возмутился: «Но я же это не взял, почему ты мне посчитал». «Ты же мог это купить, – ответил лавочник, – значит, я могу за это посчитать».

Старики рассказывали Эмилии Леоновне, как евреи справляли свадьбы. Лицо невесты, которую вели в синагогу под хупу, было полностью закрыто фатой. Из неевреев в синагогу никто не входил, и все ждали на улице, когда невеста выйдет, чтобы увидеть ее лицо. Свадьбы были веселые и многолюдные. Играли местные музыканты клезмеры. Из музыкальных инструментов обязательно была скрипка и бубен. Евреи приглашали на свадьбу своих соседей-католиков. Это был праздник для всего местечка.

– А сейчас кто-нибудь умеет готовить блюда еврейской кухни? – спросил я.

– Нет, – уверенно сказала Эмилия Леоновна. – Может быть, старики знали еврейскую кухню, а для молодежи – это неизвестная экзотика.

– Чем занимались евреи в Дрисвятах? Какими профессиями владели?

Эмилия Леоновна достала карту, развернула и показала ее мне.

– Вместе с учениками мы воссоздали карту Дрисвят конца 30-х – начала 40-х годов XX века.

Вдоль озера шла Еврейская улица, тогда она официально называлась Дрисвятской. Вот кто на ней жил: Ильичёнки Хаим и Мойша, портной Хаим Мордухович, у Валуна была пекарня и магазин, Берка Зильбер был рыбаком, Войран Нохка, Нохка Илька и Ханка – он был стекольщиком, она – портнихой. Гамер Лейба – менял лошадей.

Занятие Лейбы заинтересовало меня, и я решил уточнить: «Он менял ворованных лошадей, занимался контрабандой, или это был легальный промысел?»

Эмилия Леоновна снова засмеялась и сказала, что в местечках всякое бывало. А большие ярмарки, где можно было все купить и продать, частенько подстегивали людей к занятию нелегальными промыслами.

Мы продолжили изучать карту местечка, «идя от дома к дому».

Кейна Петр был портной, Бася Муниц – сапожник, Нохман – портной. В следующем доме жила семья, носившая фамилию Шавела. Я посмотрел на Эмилию Леоновну.

– Это дальние родственники моего мужа, – ответила она и не стала называть ни их имен, ни профессий.

Риц Залка – в его доме была пекарня и магазинчик, Шнейдер Руфка – мясник, Мойсей Зильберман был рыбаком и держал чайную, Швирблис Мойша. Семью Гибовских после 17 сентября 1939 года выслали в Сибирь.

– Многих выслали в Сибирь? – спросил я.

– Самых богатых советская власть выслала из Дрисвят, – ответила Эмилия Леоновна.

На Еврейской улице в доме № 55 была синагога. Находилась она в доме без архитектурных излишеств. Забыто сегодня имя раввина. Сейчас на месте синагоги чей-то огород. Чаще вспоминают, что напротив синагоги на берегу озера, на поляне, которую называли Романка, польские пограничники тренировали лошадей. А вот еврейского кладбища в Дрисвятах никогда не было, и возили они хоронить своих единоверцев в Видзы, где было четыре кладбища: католическое, еврейское, православное и татарское (мусульманское).

Дрисвяты. Старый еврейский дом.
Старый еврейский дом.

Еврейская улица начиналась от мостика через речку Прорва. Сейчас улица называется Озерная. Дома на ней стояли плотно друг к другу. Казалось, что это один сплошной ряд домов. До наших дней дожил единственный дом с типично еврейской архитектурой: высокий фундамент, три окна, выходящие на улицу, высокое крыльцо и покатая крыша. В подвале дома сохранился колодец, откуда евреи брали воду. Это был кагальный (общинный) колодец.

В годы войны на этой улице был полицейский участок, здесь же оккупанты поставили виселицу и казнили на ней молодого подпольщика Валерия Шитковского, а потом целую неделю не разрешали снимать труп с виселицы, в здании нынешней библиотеки была тюрьма.

– Когда немцы заняли Дрисвяты? – спросил я.

– Через пару дней после начала войны, – ответила Эмилия Леоновна. – Противостоять было некому. Когда о начале войны узнали в Дрисвятах, в костеле стали звонить в колокола. Ксендз Гирьят Зенон объявил, что немцы идут, и людям надо спрятаться, кто куда сможет.

Поначалу жители Дрисвят прятались на дальних хуторах, уехали в лес, но время шло, и они стали возвращаться в родные места. Довоенный колхоз немцы не разогнали, он остался работать. Туда даже прислали эконома из Голландии.

Видеосъемка на улицах Дрисвят.
Видеосъемка на улицах Дрисвят.

Евреев Дрисвят до поры до времени оставили жить в своих домах. Но в начале осени 1942 году всем приказали собраться, взять с собой ценные вещи и документы, и под охраной полиции и немцев отправили в Опсу. Там некоторых расстреляли, но большую часть, вместе с евреями Опсы, эпатировали в Браслав в гетто. Финал кровавой трагедии разразился 19 марта 1943 года, когда узники Опсовского гетто в Браславе были расстреляны.

Среди погибших Кобленц Евсей, Гамер Гершен, Касимов Эдка, Глод Залка, Муниц Залка, Абрамсон Хаим и Люба, Муниц Шлема и Лейба, Мордухович Хаим и другие.

– В сентябре 1942 года немцы оставили в Дрисвятах пять семей еврейских ремесленников, которые были им нужны, – рассказала Эмилия Леоновна. – У нас есть список этих семей. Рыбак Зильберман Гирш и его семья четыре человека, рыбак Касимов Нохим и его семья из пяти человек, рыбак Риц Хаим и его семья из трех человек, сапожник Биньемин Зильбер и его семья – восемь человек, мельник Шнеер Риц и его семья – три человека. Оставили трое рыбаков, чтобы поставляли оккупантам свежую рыбу. Дальнейшую судьбу еврейских ремесленников мы не знаем, судя по всему, они погибли. Говорили, что отсюда спаслась в годы войны единственная еврейская семья.

Дрисвяты в годы были на перепутье не только географических, но и политических путей. Здесь действовали советские партизаны, хотя их было немного. Некоторые семьи помогали советским партизанам и за это были казнены. В Дрисвятах находился полицейских участок, и были местные полицаи, кроме того, сюда нередко приезжали литовские полицаи. На хуторах прятались вооруженные бандиты, которые тоже называли себя партизанами. В Дрисвятах формировалась бригада польской Армии Краевой.

10 июля 1944 года 517 стрелковым полком 1-го Прибалтийского фронта Дрисвяты были освобождены, но отголоски военного времени люди чувствовали еще не один год.

После войны в Дрисвяты не вернулась ни одна еврейская семья. Никто даже не припомнит, чтобы кто-то сюда приезжал, узнать о судьбе еврейских родственников.

Было местечко, жили люди, рожали детей, работали, мечтали, любили, умирали. Так продолжалось несколько веков. Точной даты, когда первые евреи поселились в Дрисвятах, нет. История евреев Литвы насчитывает более 600 лет. Осталась улица, на которой они жили, несколько домов и кагальный колодец. В колодце есть вода.

Никогда не отразятся в этой воде лица людей, которые его выкопали.

Аркадий Шульман

Дрисвяты, август 2010 г.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru