Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Анатолий Крачковский
«ТРАГЕДИЯ В ЦУРАКАХ»

«Шойхет колонии Цураки»

ТРАГЕДИЯ В ЦУРАКАХ

(Воспоминания жительницы деревни Сокорово Валентины Ладзик)

С детства помню эту страшную историю. Она перед моими глазами стоит каждый день. Поэтому хочу рассказать про то, что случилось в моей родной деревне Цураки под осень 1943 года. (Думаю, что автор ошибается, это случилось в 1942 году – А.Ш.).

В то время мне было лет пять. В нашей деревне жило две еврейские семьи. Одна – почти рядом с родительским домом, другая – чуть поодаль. К сожалению, фамилии хозяев домов, я не помню. Правда, с детьми евреев, что жили недалеко от нас, я со своими братьями и сестрами играла всегда вместе, мы никогда не сорились. Одним словом – дружили.

Перед самой войной в деревню приехала к родителям дочка наших соседей Сара, которая работала врачом в Ленинграде. Началась война, и она вынуждена была остаться в деревне. В Цураках жила ее сестра Бася, братья Мотька и Есель, а также родители Злата и Завель. Из другой семьи помню только дочку хозяев, которая была ровесницей Сары.

Известно, как оккупанты относились к представителям еврейской национальности. Их расстреливали без суда и следствия.

Место расстрела женщин.
Место расстрела женщин.

Когда нависла угроза и над этими семьями, нашелся добрый человек, который предупредил их, что в Цураки прибудут немцы, чтобы арестовать их и расстрелять и посоветовал спрятаться в надежном месте и переждать это страшное время. Однако евреи не прислушались к этому совету и остались в деревне. И напрасно, потому что уже на следующий день сюда явились полицаи и каратели. Было их три или четыре человека. Всех членов этих семей они согнали в дом Златы и Завеля. Расстреливать выводили по одному. Сначала два полицая под руки вывели Злату. Она в отчаянии кричала, рвала на голове волосы, но это на врагов не подействовало никаким образом. Полицаи перевели бедную женщину через дорогу, как раз напротив ее дома и поставили на край ямы, в которой когда-то хранилась картошка. Посадили спиной к дому, заставили жертву опустить ноги в яму. Один или два полицая сторожили остальных невольников в доме, а двое других расстреливали. Злата не упала в яму. Тогда один из полицаев подошел и спихнул в нее мертвую женщину.

Затем пришла очередь Симы. Она кричала так сильно, что это было слышно даже в нашем доме. Я на это через окно смотрела и тряслась от страха. Моя мама Домна Романовна Матиевская и все остальные домочадцы (отец Илья Григорьевич, довоенный председатель колхоза имени Молотова, был на фронте) также все это видели и слышали. Симу подвели к яме. Раздались выстрелы. Но она еще была живая и кричала: "Добейте меня, я еще живая". Снова в нее стреляли. Может, специально так целились изуверы, чтобы она дольше мучилась, потому что уже очень красивая девушка она была.

Еврейское кладбище – место расстрела мужчин.
Еврейское кладбище – место расстрела мужчин.

Потом наступила очередь Баси. А с ней такая история произошла. Перед самым приходом карателей в деревню, ее мама Злата привела девочку к моей маме. (Вероятно, хорошо знали состав семьи). Бросились искать по домам, зашли и к нам.

– Романовна, спрячь мою дочку. Только зовите ее Валей. На всякий случай, – попросила она.

Мама так и поступила, спрятала девочку дома в погребе. Полицаи спохватились, что одной девчонки не хватает. Но мама отговорилась каким-то образом: не было, не видела, не знаю. Те предупредили, что если найдут девочку дома, расстреляют всю семью. Мама стояла на своем: не видела, не было…

Поверив в эти слова, полицаи уже собирались выйти за двери, но неожиданно из погреба раздался голос Баси:

– А я здесь, – выдала себя пятилетняя девочка, совсем не понимаю, какой смертельной опасности подвергает себя и всех своим поступком.

Словом, увели Басю и расстреляли на краю ямы, а потом скинули туда жертву ногой. Та же судьба постигла и женскую половину другой еврейской семьи.

Правда, перед этим, когда в доме на какое-то мгновение не оказалось полицая, одна женщина, которая приходилась какой-то родней Злате или Завелю, предлагала оставшимся убежать. Мужчины отказались. Тогда она, выбив в доме оконную раму, бросилась в лес. Спохватившись, полицаи стали стрелять ей вслед.

Тогда мы не знали, спаслась она или нет.

Яму полицаи с большего прикопали. Потом вывели мужчин, в том числе и маленьких детом и повели в сторону деревни Слобода. Не успели пройти и сотни метров, как к еврейским домам подкатило несколько телег. Все, что было более-менее ценное вынесли и увезли в куда-то.

Около поворота на Жданово сегодня растет кустарник. Именно на этом месте и расстреляли мужчин из Цураков. Яму они копали сами.

На счастье, нашу семью никто не тронул, ни в тот день, ни позднее.

…А вот трагедия евреев засела в моей памяти.

Записал Анатолий Крачковский,
Бешенковичская районная газета "Заря", 2006 г.
Фото Александра Сомова и Александра Литина. 2012 г.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru