Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Иосиф Цынман
«ЛЮБАВИЧИ»

Елена Прущак
«КАЖДОЕ ЛЕТО Я ПРИЕЗЖАЮ В ЛЮБАВИЧИ»

Аркадий Шульман
«ЛЮБАВИЧИ – СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ»

Юрий Мацарский
«ЛЮБО, РЕБЕ, ЛЮБО»

Юрий Окунев
«НАЙДЕН ФОТОПОРТРЕТ ЗНАМЕНИТОГО РАВВИНА ЛЮБАВИЧЕЙ – РОДИНЫ ХАБАДА»

Аркадий Шульман
«Любавичи - от слова любовь»

Юрий Окунев
«ЧУДО В ТРАГИЧЕСКОЙ ОБОЛОЧКЕ»

Юрий Окунев
«ПОРТРЕТ РАББИ ДАВИДА ЯКОБСОНА ИЗ ЛЮБАВИЧЕЙ»

Юрий Окунев
«ЧУДО В ТРАГИЧЕСКОЙ ОБОЛОЧКЕ»

Борис Мафцир
«ОЧЕВИДЦЫ РАССКАЗЫВАЮТ». Часть 1.

Борис Мафцир
«ОЧЕВИДЦЫ РАССКАЗЫВАЮТ» Часть 2.

«ТРАГЕДИЯ ЕВРЕЕВ ЛЮБАВИЧЕЙ».

«МЕСТЕЧКО ЛЮБАВИЧИ. ЗАБЫТЫЙ БОГОМ ЦЕНТР МИРОВОЙ РЕЛИГИИ».

«ЛЮБАВИЧИ. МЕСТА РАДОСТИ И СКОРБИ».

Любавичи в «Российской еврейской энциклопедии»


ЛЮБАВИЧИ

В МЕСТЕЧКЕ ЛЮБАВИЧИ – ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Кто не помнит милой еврейской песенки народной: «Из Любавича в Хиславич»? Еврейский народ воспевал белорусский городок Любавичи, который глубоко связан с еврейскими традициями.

Теперь этот знаменитый городок больше не является объектом для веселых народных песен. Любавичи за последние два с половиной года, за время немецкой оккупации, превращен в юдоль печали, в место скорби для сотен еврейских семей.

Любавичи снова воссоединены с Советским Союзом. Некоторое время назад Красная Армия освободила этот городок. И только теперь там обнаруживаются зверства, совершенные гитлеровскими преступниками.

Нацисты с особым садизмом издевались над сотней с лишним еврейских семейств, которые не успели оттуда эвакуироваться. В немецкой прессе писали, что Любавичи являются священным городом для евреев: «святым городом Иеговы, раввинов и ритуальных убийств» (именно так писала «Минская газета»). Комендант Любвичей заявил, что Любавичи должны быть особенно сурово наказаны. Он составил две группы евреев – из более молодых и более пожилых. Первая группа была расстреляна тут же на месте; вторая группа евреев, которых немцы назвали раввинами, была брошена в страшный лагерь пыток за деревней Рудня. Здесь фашистские изверги в течение многих недель разными рафинированными способами пытали стариков (их было несколько десятков): выдергивали щипцами волосы из бороды, ежедневно устраивали публичную порку, заставляли танцевать на пергаменте из свитков Торы и т. п.

Все те, которые были в состоянии выдержать эти пытки, были, в конце концов, расстреляны. Спустя некоторое время были истреблены и остальные евреи, оставшиеся еще в Любавичах. Но гитлеровские хозяева замученного местечка дорого заплатили за свои преступления. Еще до того, как Красная Армия освободила Любавич, группа белорусских партизан напала на деревню Рудню и овладела ею. После этого четыре здоровенных парня во главе с еврейским юношей, уроженцем Новгород-Волынского, партизаном Ц., устроили засаду в окрестностях Любавичей и захватили городского коменданта, о поездке которого они знали заранее. Гитлеровский негодяй получил по заслугам. Одновременно другая группа партизан ворвалась в Любавичи, забросала гранатами немецкие казармы, уничтожила их и при этом убила несколько десятков немцев.

1944 г.
Записал М. Грубиян. Перевод М. Брегман.
Отрывок из «Неизвестной Черной книги»,
Иерусалим 1993 Москва. – С.270-271.

МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ О ЛЮБАВИЧАХ

14–15 мая 1996 года, в мое третье посещение Любавичей, в местной школе, где имеются зачатки музея, мне показали рукопись под названием «Местечко Любавичи», которая принадлежала бывшим учителям школы Ефиму Ивановичу Шматову и его жене Марфе Лаврентьевне Давыденковой. Авторы использовали для рукописи многие архивные материалы могилевской губернии, к территории которой относились Любавичи многие века. О евреях здесь написано скупо, но Любавичи являются родиной мирового хасицизма, поэтому мне хотелось бы, чтобы читатель познакомился с этой небольшой рукописью, исключая пионерскую и комсомольскую жизнь.

Иосиф Цынман.

Местечко Любавичи – древнейшее поселение, расположенное в бассейне реки Днепр на купеческом тракте из Смоленска в Витебск, при реке Малая Березина, в 55 верстах к северо-востоку от уездного города Орша. Река Малая Березина начинается в Лиозненском районе Белоруссии и впадает в Днепр около поселка Гусино.

В древности здесь жили кривичи-белорусы. Высота Любавичей над уровнем моря 198 метров 795 миллиметров по стенному реперу №41 на фундаменте церкви. В статистическом описании Могилевской губернии за 1784 год Любавичи помещены в числе местечек.

В период средневековья и крепостничества Любавичи принадлежали князьям Стефану, Владиславу, Евгению и Ивану Любомирским, и за освобождение от крепостной зависимости крестьяне местечка Любавичи вместе с крестьянами деревень Голяшовка, Дятлово, Лизуново должны были заплатить Владиславу Евгеньевичу Любомирскому 44913 рублей 32 копейки. («Могилевские губернские ведомости», за 1867 г. № 51. C. 497).

В 1856 году в Любавичах насчитывалось 809 душ мужского пола и 876 женского, в том числе православного вероисповедания – 308 мужчин и 326 женщин, римско-католического – 1 человек, иудейского – 500 мужчин, 550 – женщин.

В местечке было каменных домов – 1, деревянных – 246; две православные церкви (каменная и деревянная), 5 деревянных молитвенных школ-синагог. («Могилевские губернские ведомости» за 1856 г. № 49. C. 929).

В 1860 году в Любавичах насчитывалось каменных домов – 1, деревянных – 312, православных церквей – 2, еврейских молитвенных домов – 3. Из 2516 душ обоего пола населения 978 были евреи.

В ХVII веке еврейское кладбище находилось на Мовшевой горе, в настоящее время около погреба Стефана Сопишко.

В Любавичах жил раввин с мировым именем, Шнеерсон. Он содержал особую школу (синагогу), которая имела больше воспитательное значение, чем профессиональное. Эта школа находилась там, где сейчас располагаются почта и книжный магазин. Школа и синагога Шнеерсона были рядом, напротив церкви.

Профессор ленинградского пединститута им. А.И. Герцена Г.М. Дейч, основываясь на исторических данных, отмечал, что при въезде в Любавичи с северо-запада (Заречье) у самой дороги стояла часовня. На юго-востоке от нее была площадь размером 300 х 200 метров, на которой располагался дом князей Любомирских. Рядом с ним находился театр. Южнее господского дома, на берегу речки Худицы, находилась солодяжная.

Основная часть местечка раскинулась за рекой Березиной, там находилась и деревянная церковь со звонницей – церковь Николы Чудотворца (Никольская).

В местечке была и деревянная церковь, а при ней монастырь Покрова Святой Богородицы, каменное здание которого было расположено в южной части Любавичей. Теперь здесь находятся больница и Дом культуры. В центре местечка стояла соборная (главная) церковь Успения Святой Богородицы (Успенская церковь), построенная в первой половине ХVII века (около 1633 года). Это была униатская церковь. В Любавичах было также униатское кладбище, сейчас на его месте зерносушильный комплекс.

Через церковную унию православная церковь должна была признать главенствующую роль Папы Римского и догмы католической церкви.

Церковная уния (союз) православной и католической церкви впервые была провозглашена в 1439 году на Флорентийском соборе, но не была признана русской церковью, сохранившей свою самостоятельность.

На территории Речи Посполитой была осуществлена так называемая Брестская Уния 1596 года. Православная церковь Украины и Белоруссии, находившиеся под господством польских феодалов, тоже должна была признать главенство Папы Римского. Эта Уния потерпела полную неудачу в результате активного сопротивления украинского и белорусского народов (Энциклопедический словарь. - Т.3. - С. 777).

6 августа 1724 года император Петр I отправил польскому королю грамоту, в которой писал: «Шляхтич Залусский Кухмистр в княжестве Литовском превратил в унию две церкви в городе Любавичи, одна – Никольская, другая – Успенская». («Могилевские губернские ведомости» 1846 г., № 31, С. 622).

По указу Екатерины II униатские церкви были перестроены в православные, чтобы придать зданию вид креста, пристроили баковки. Это было во 2-й половине ХVIII века.

В Любавичах ежегодно проводились две ярмарки: 29 июня – Петропавловская, а с 6 января по 6 февраля – Крещенская. Они были признаны лучшими в Могилевской губернии.

В 1812 году здесь две недели стоял со своим корпусом французский генерал Груши. В Любавичах была квартира пристава четвертого стана. (Основной журнал Министерства внутренних дел, 1859 г. Т. 35, отдел 5. С. 22).

В 1870 году Менделем Песькиным в местечке была основана кожевенная фабрика, на которой вырабатывали 800 изделий, с годовым доходом 425 рублей. В 1881 году появилась аптека наследного провизора Календо. (Описание Могилевской губернии. Книга 2. С. 149). В Любавичской волости находилось довольно много железистых источников.

В 1880 году в местечке было 375 дворов с населением 2398 человек (Описание Могилевской губернии. Книга 1. С. 195; книга 2. С. 424).

В 1898 году 16 июня в 2 часа дня при сильном ветре загорелся дом мещанина Михеля Мейтина. Пожаром было уничтожено 32 крестьянских дома, 20 домов евреев, 10 овинов, 3 бани, 9 сараев. Причина пожара – неисправность дымохода. (Могилевские губернские ведомости. 1898. № 51, C. 205).

C 1864 года начала работать церковно-приходская школа, с 1897 года открылась народная библиотека, с февраля 1900 года устраивались народные чтения в помещении чайной. («Могилевские губернские ведомости». 1900, № 15, C. 78).

В декабре 1929 года в Любавичах был организован колхоз «Красная Армия».

Е. Шматов, М. Давыденкова

РАССТРЕЛИВАЛИ ЕВРЕЕВ, СЕМЬИ КОММУНИСТОВ И ПАРТИЗАН

Евреи-туристы из дальнего зарубежья купили в деревне Любавичи Руднянского района старый дом на Шелковской улице. Он ближе других домов стоял к еврейскому кладбищу, на котором находятся могилы предков любавических ребе. Рядом с этим домом живет Мария Аврамовна Трофименко, 1928 года рождения. Вот что она рассказала мне 14 мая 1996 года.

«Сразу же, как только в Любавичах появились немцы, они создали управу (вроде прежнего сельсовета). Бургомистром стал Давыденко.

После войны его поймали в Германии, осудили. Он отсидел 15 лет. Семью его из Любавичей выселили в г. Новосибирск. Не думаю, что это было плохо для его семьи.

В первые дни оккупации любавичскую молодежь, в том числе и меня, погнали ремонтировать дороги под деревню Слодолище. Гнал нас полицай Анатолий Стефанович Дунников, его отец и другие полицаи. В любавичской полиции были и местные жители, молодежь, которая совсем недавно училась с друзьями-евреями в одной школе. То ли из-за пропаганды, то ли по другой причине их, этих бывших школьников, пионеров, комсомольцев, словно подменили. В полиции они озверели, вместе с немцами (немногие принимали в этом участие) строили людей в колонны, вели и расстреливали любавичских и попавших сюда из других мест евреев, семьи партизан и коммунистов. Знаю, что гнали евреев на расстрел Ефим Печерский, его брат Григорий Печерский, Кирилл Жаркин, Николай Никифорович Астраханский. Но они не миновали возмездия. За убийство евреев, семей партизан и коммунистов их судили в Рудне. Троих повесили.

В 1941 году попал в окружение Гирша Борисович Райхлин, бывший в мирное время учителем. Он вернулся домой в Любавичи. Местные жители удивлялись, зачем он сюда пришел. Полицаи его расстреляли.

В 1943 году за несколько дней до освобождения Любавичей с фронта вернулся еврей, солдат Красной Армии, кузнец Блинчик. Имя его я забыла. За несколько дней до прихода нашей армии полицаи его расстреляли. Стало известно, что перед расстрелом он громко сказал: «Вы расстреляли мою семью, стреляйте и в меня».

25 августа 1942 года полицаи расстреливали партизанские семьи. Погибло 25 человек.

Наша семья состояла из отца, матери и моего старшего брата. Отцу в 1941 году исполнился 51 год, в армию его не взяли. Брат был 1925 года рождения. Он ушел в партизаны, с тех пор о нем ничего не было известно.

Наша семья, как семья партизана, подлежала расстрелу. Мы уже к этому были готовы. Надо ли говорить о последствиях того, что я пережила, и можно ли все это, даже спустя столько лет, забыть.

Наша семья, чтобы прокормиться, держала двух свиноматок. Одну забрали немцы, а другую оставили. Были у нас и поросята. Они и помогли отцу откупиться от расстрела у бургомистра Давыденко. Бургомистр потребовал, чтобы отец отдал ему свинью и два килограмма шерсти, а полицаи разобрали поросят. В расстрел 25 августа мы не попали.

Целью фашистов было руками русских убивать не только евреев, но и как можно больше русских. Они сделали несчастными многих уцелевших людей, не сумевших из-за убийств и бандитизма уже после войны нормально устроить и прожить свою жизнь.

Закончилась война. В бывшем еврейском местечке Любавичи евреев, живших здесь веками, не стало. Позднее из Смоленска в любавичскую школу прислали еврейку-учительницу Галину Моисеевну Липкину. Живет она недалеко от школы, сейчас уже на пенсии, в Любавичах пользуется большим уважением.

Когда наши войска освободили Любавичи, многих местных жителей и полицаев взяли в Красную Армию. Часть полицаев скрывалась. Некоторых позже нашли и судили. В Рудне суд приговорил к казни через повешение любавичских бандитов К. Жаркина, Н. Астраханского, Г. Печерского. Брат Григория, Ефим Печерский, скрывался. Потом попал под бомбежку в деревне Белозеры, его ранило. Он попал в военный госпиталь. Ему удалось получить документ, что он воевал на фронте, хотя не был там ни дня. Е. Печерский – в прошлом полицай-бандит, всю оставшуюся жизнь получал хорошую пенсию. Именно Ефим забирал у нас свинью, участвовал в разбоях и расстрелах. Я лично, по этому вопросу ездила в Смоленск в КГБ, но ничего не добилась…»

ИМЕЙ ЖАЛОСТЬ: «ГОБ РАХМОНЭС»

В поисках свидетелей событий осени 1941 года в Любавичах возникли немалые трудности. Почти все свидетели или участники, которые могли бы рассказать об оккупированных Любавичах, ушли в мир иной.

Первой, с кем мне пришлось встретиться, была Татьяна Борисовна Буравская, 1911 года рождения, проживающая в своем доме на Сырицкой улице в Любавичах. Мы с ней беседовали на крылечке вечером 14 мая 1996 года. Вот что она рассказала.

«В детстве я жила в Черном переулке. Рядом с нами жили четыре еврейских семьи. Помню Давида, Шифру, Арона Мемухиных. Арон был портным. Его сын, Еська Аронович, работал в любавичской швейной артели. Арон Мемухин шил мужскую одежду. Его дочь, Ривка Ароновна, вязала чулки, носки, перчатки и т. п. Помню, как она выходила замуж. Была еще одна соседка – Стера. Она пекла хлеб и обеспечивала им многих жителей. В крайней избе жила Сейна (Соня). Она шила женское пальто, а мы, дети, возле нее подбирали тряпочки, лоскутки для кукол. Вообще евреев в Любавичах было больше, чем русских.

С началом войны жителей послали рыть блиндажи и окопы в деревню Морозовку. Через 12 дней мужчинам из военкомата принесли повестки. На следующий день я провожала мужа. У меня было трое детей: Василий – 13 лет, Сашка – 7 лет, Юля – 4 года. До кладбища, которое находится на въезде в Любавичи со стороны Рудни, муж нес дочку на руках. Под слезы и крики мужчины погрузились на восемь машин и уехали.

Вскоре пришли немцы. Швейную артель разбомбило, но магазин уцелел. Ко мне в дом ни немцы, ни полицаи не заходили, нечего было взять: трое всегда голодных детей, свекровь – калека с одной ногой.

Евреев стали собирать вместе. Ни в какие общие и другие дела в Любавичах я не вникала, думала о том, как прожить этот и завтрашний день.

В один из первых ноябрьских дней колонну евреев погнали по Шоссейной улице (от церкви до больницы). Многие умерли от издевательств и насилия до расстрела. К месту расстрела шли телеги с престарелыми, больными, ранеными и убитыми в пути.

Как их расстреливали, не знаю. Очевидцы – кто видел или знал в подробностях – давно умерли».

2.

В солнечное утро 15 мая 1996 года беседую с жительницей Любавичей – Марфой Лаврентьевной Давыденковой, 1914 года рождения, бывшей учительницей местной школы.

Родилась она в Любавичах на Хохловской улице, большой, длинной, ведущей на станцию Красное. Вот что она рассказала.

«На нашей улице было очень мало русских домов. Все наши соседи были евреи: Брис, Розины, Каганы, Левитины, Шур, Рубины и многие другие.

После замужества я жила в городе Ломоносове Ленинградской области. Летом 1941 ехала на лето домой, в пути в городе Витебске, я узнала о войне. С двумя детьми и братом-десятиклассником я добралась до Рудни, где нас встретил отец с лошадью.

На 27-е сутки после начала войны в Любавичи пришли немцы, и жизнь остановилась. Появились полицаи и постоянный безысходный страх. Жители сидели в домах как тараканы, забившиеся в щели и ждали, что будет.

Мой муж был на Ленинградском фронте, а брат сумел уйти в лес к партизанам.

В начале ноября 1941 года евреев стали собирать в одно место, но они разбегались. Их снова собирали. Сбор был на Шиловской улице, на выгоне, где пасли обычно скот. Но немцы и полицаи с евреями обращались хуже, чем со скотом. Непослушных расстреливали на месте.

Днем 4 ноября колонну евреев погнали к месту расстрела. Старых, ослабленных, а также тела расстрелянных на месте сбора, везли на телегах. Местным жителям запретили в этот день выходить из дома. В тот день расстреляли 483 еврея. Позднее на этом месте расстрелы и захоронения продолжались.

Удалось скрыться нескольким детям, в том числе нашему соседскому восьмилетнему мальчику Мееру Кагану. Его мать готовила мальчику побег. С ним была запасная смена белья, баночка масла и хлеб. Но мать не сказала сыну самого главного, чтобы он бежал не к людям, а подальше от Любавичей, в лес, в поле. Меер бежал, полз и добрался до нашего огорода, где его забрал полицай. То же произошло и с другими детьми. Их собрали в один дом, потом расстреляли, тела бросили на тела расстрелянных матерей и родных.

Оставшиеся в живых русские жители ждали, что после евреев будут расстреливать семьи партизан и коммунистов, которые были во всех семьях. Такие расстрелы были, но всех расстрелять не успели.

В период моего детства разговорным языком в местности вокруг Любавичей был идиш, и я его знала».

На прощание Марфа Лаврентьевна мне сказала: «ГОБ РАХМОНЭС», что означает в переводе с идиш «имей жалость».

Записал Иосиф Цынман

Из книги «Бабьи яры Смоленщины. появление, жизнь и катастрофа Смоленского еврейства».
Автор и составитель ИОСИФ ЦЫНМАН, Смоленск 2001 г.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru