Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

В. Филипкова
«ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ»

Н. Торбина
«СЫНОВЬЯ ОБЕЩАЛИ ВЕРНУТЬСЯ…»

А. Школьник
«ВСПОМИНАЯ ДАЛЕКИЕ ГОДЫ»

Аркадий Шульман
«СЕМЕЙНАЯ ИСТОРИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ РОДИТЕЛЕЙ»

Валентина Филипкова
«ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙ ЛУКОМЛЯ»

Лукомль в «Российской еврейской энциклопедии»


Вспоминает Филипкова (Каган) Валентина Иосифовна

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ

Валентина Иосифовна Филипкова. 2009 г.
Валентина Иосифовна Филипкова.
2009 г.

Родилась я в местечке Лукомль Чашникского района в семье межнациональной. Отец у меня был еврей Каган Иосиф Эльевич, а мама – русская из старообрядцев Зуева Мария Васильевна. Я 1931 года рождения, к началу войны мне исполнилось 9 с половиной лет. Нас было двое детей в семье, я и брат, который был старше меня на пять лет. Семья жила очень хорошо, дружно. Отец работал в Чашниках маляром вместе со своим двоюродным братом, который тоже в Лукомле расстрелян фашистами.

Мы уже собирались перед войной переехать в Чашники, купили дом там в центре. Был большой еврейский дом, разделенный на две половины – это дом моего отца и его брата. Они успели переехать, а мы – нет. Все моего отца очень уважали, у него было много друзей, приходили, чтобы он помог, и поэтому он был очень уважаемым человеком в местечке.

Иосиф Каган с сыном.
Иосиф Каган с сыном.

– Каким вспоминается Вам местечко Лукомль?

– Весь центр – это были еврейские дома, и они были настолько близко расположены друг от друга, что Ефим Исаакович Рутман смеялся, когда рассказывал, что они мальчишками перепрыгивали с крыши одного дома на другой и так от начала до конца центральной улицы. Наш дом стоял по Черейской улице. За нашим домом уже еврейских домов не было, а перед ним был фельдшерско-акушерский пункт, где жила семья фельдшера.

Местечко Лукомль было очень большое. Три колхоза на территории местечка: «Звезда», Буденный» и «Прогресс». Наша часть была центральная. Там и школа была и магазины. Еврейских семей было много, было много еврейской молодежи. Многие из них учились в Минске. Я хорошо помню семью Лапус Ханон. Это была семья раввина, и у него было восемь детей. В 1937 году его арестовали и расстреляли как «врага народа». Один Ханон остался, а всех остальных детей расстреляли фашисты.

– Как Вы узнали, что началась война?

– На нашей улице к центру находилась почта, и там дежурили телефонисты, и в четыре утра 22 июня раздался на улице страшный крик, что даже дети проснулись, бежала на улице телефонистка и кричала: «Война, война».

Было дома предчувствие, что должна быть война. Отец волновался, и даже не хотел нас в Чашники перевозить, хотел, чтобы мы остались среди знакомых, близких людей.

Семья Ружинских.
Семья Ружинских.

– Когда немцы заняли Лукомль?

– Дату я точно не могу сказать, но это было в самых первых числах июля. Было очень тепло. Перед этим шли бои. Наша часть, которая стояла на 116-м километре «огрызалась». И были такие случаи, идет лошадь и в ней лежит раненный боец, и нет возницы, и вот этот Ружинский Иван Федорович собирал медсестер, других медиков и они брали раненных и помещали в больницу. Ружинский был заведующим фельдшерско- акушерским пунктом.

Группа детей, мальчишки и я среди них была, сидела на косогоре, и вдруг из-под Череи слышим треск мотоциклов, едут немцы, очень свободно себя чувствовали, на головах у них были зеленные сеточки, некоторые играли на губных гармошках, автоматы у них были. И вот они проехали. Все онемели. Часа через три на той стороне реки слышим выстрелы автоматные. Мы не знали в чем дело. Оказывается, нашелся предатель по фамилии Радюк, его потом партизаны убили, он немцам сказал, что в больнице лежат раненные. Больница находилась на территории «Панского двора», там аллея была липовая, так это место в Лукомле называлось. Немцы вывели раненных в нижнем белье в «Панский двор», дали им в руки лопаты, и их расстреляли. В первый день такое было у нас.

Открытие памятника в Лукомле. 1954 г.
Открытие памятника в Лукомле. 1954 г.

– Когда в Лукомле было организовано гетто?

– Гетто, как такового не было, все жили в своих домах, однако же желтые звезды носили.

– Всех евреев заставили пришить на одежду желтые звезды?

– Да, да.

– Отец Ваш тоже носил?

– Носил, да.

– Что потом произошло?

– Немцы оставили в Лукомле свой гарнизон, стали набирать полицию. Знаете, всегда же есть негодяи, они пошли в полицию. Двоих из них, когда они поехали в деревню Гили организовывать полицию, убили. И волостная управа была, и староста, и была полиция, и немцы были.

Валентина Иосифовна Филипкова у памяника погибшим партизанам. Чашники.
Валентина Иосифовна Филипкова
у памяника погибшим партизанам.
Чашники.

У меня в памяти сохранился один момент. Мы, детвора, сидели на горке, и вдруг как-то незаметно присел мужчина, смуглый, коротко стриженный, у него было лицо в метках от оспы. Он спрашивает «Дети, у Вас немцы есть?» – «Нет», «Полиция есть?» – «Нет», «А где у вас митинги бывают?» – «Возле школы», «А у вас молодежи много осталось немобилизованной?» – «Много», «А Вы можете мне собрать?» – «Можем». Он сказал, что его зовут дядя Леня, Собрали ему парней, мужчин возле школы. Он сказал: «Мужчины, парни, стыдно сидеть дома. Война. Кто желает, может пойти в полицию, она у вас будет скоро организована. Но кто хочет быть патриотом, идите в партизаны, здесь скоро будут партизаны». Это его последние слова. А потом, уже была полиция, уже был на реке лед, мальчишки катались на льду, пришли и говорят: «Дядя Леня лежит на льду расстрелянный».

– Что произошло с еврейским населением?

– Еврейское население Лукомля было расстреляно 18 октября 1941 года.

– Можете в памяти воссоздать тот день?

– Помню этот день. Отец что-то предчувствовал, а может, он знал, они же разговаривали между собой, он общался с мужчинами. Им сказали, что их погонят в Чашники в гетто: «Забирайте с собой лучшие вещи, все, что у вас есть ценное и все выходите до одного». Отец маме сказал: «Немедленно забирай детей, иди к кладбищу, переходите речку, и там Сиянович Аксинья живет во «Дворе панском», идите к ней». И мы пошли, он нас буквально выпроводил. Когда мы пришли к этой женщине, они о чем-то с мамой разговаривали, плакали, и слышим выстрелы.

Валентина Иосифовна Филипкова и Ефим Исаакович Рутман у памятника расстреляным евреям Лукомля.
Валентина Иосифовна Филипкова
и Ефим Исаакович Рутман
у памятника расстреляным
евреям Лукомля.

Немцы еврейской колонне сказали, что их в Чашники направляют, но когда дошли до поворота на кладбище еврейское, их остановили и приказали: «Налево». Там в низине они заранее выкопали яму огромную, чтобы она не была видна с дороги, замаскировали. Люди, конечно, догадались, в чем дело…

– Много человек там расстреляли?

– По спискам, которые мне оставил Ефим Исаакович Рутман, 62 семьи.

– А что было с детьми со смешанных семей?

– Самая первая смешанная семья в Лукомле – это были мы. Родителей у мамы к началу войны уже не было в живых, у нее были родные братья. Один из них, который маму растил, погиб на фронте. Другие два брата нас не взяли, когда расстреляли евреев. И после войны, когда я приезжала, они и не видели меня, и не приглашали.

– Кто Вас спасал?

– Когда расстреляли отца, мама нас увела в старообрядческую деревню Круглица, в семью брата Михаила, который погиб на фронте. У него была жена и двое детей. И какое-то время мы были там, а потом из Лукомля немцы ушли, было время безвластия. И кто-то пришел и маме сказал, что наш дом разграбят. Мы вернулись в свой дом. Никуда мы не показывались, прятали нас как могли. Немцев выбили и полицию, но периодически наезжали карательные отряды.

И вот в 1943 году 14 января – это был Старый новый год, налетел карательный отряд, в нем был вместе с немцами начальник лукомльской полиции Чугунов Павел Сергеевич. Он привел целую команду немцев. Брата моего дома не было, я была с мамой. Чугунов кричал что-то про партизан, как будто мама была связана с ними. Он схватил и вышвырнул меня во двор: «Марш», у меня даже все пуговицы на пальтишке отвалились. Я бежала и слышу выстрелы в доме. Меня нашли соседи на другой улице, я у них ночевала на печке, а потом их дочка повела меня в деревню старообрядческую. Двое суток мама лежала в коридоре… Не буду говорить, она растерзана была буквально.

– С братом, что стало?

– Брат ушел с партизанами.

– Кто вас потом приютил?

– Маму хоронили в этой деревне на старообрядческом кладбище. Я только помню, что сидела на снегу на кладбище и очень замерзла. А потом мы пошли в дом, к семье маминого брата, карательный отряд уже уехал. И приходит такая женщина, старообрядка, в платке большом и тете, у которой мы сидели на печке, говорит: «Федосьюшка, моя. Да горюшко ты какое, своих семеро по лавкам, да еще эти жиденята у тебя». Мамин брат встал и ушел, потом вернулся, взял меня за руку, и повел в семью к соседям довоенным, к фельдшеру Ружинскому Ивану Федоровичу. У него к этому времени было десять человек семьи, дочка прибежала с мужем с Украины с ребенком, вторая дочка – с Борисова. Я была в этой семье одиннадцатой.

Могила Ефима Исааковича Рутмана.
Могила Ефима Исааковича Рутмана.

– Как Вы познакомились с Ефимом Рутманом?

– Он до войны был учителем, хорошо знал моего отца. Знал, что есть в Лукомле ребенок такой как я. И когда после освобождения, он служил в действующей армии, приехал за женой Надей и дочкой, он сказал мне: «Валя, поедем с нами». Я никуда не поехала, и Ружинские сказали, пусть окончит школу, и дальше учится. Я закончила семь классов и поступила в медицинское училище в Минск. К этому времени Рутман отслужил и вернулся в Лукомль.

– Когда он стал делать памятник на могиле убитых евреев?

– В пятьдесят четвертом году памятник устанавливали. Он сделал все своими руками, долго очень мастерил его, тем более, что он уже работой был занят и семья у него была.

– Где он работал?

– Сначала в школе, учителем немецкого языка, потом его послали в колхоз, он председателем колхоза был, директором Новолукомльского молокозавода был. Они жили в государственном доме, рядом с моим родительским. После войны они отремонтировали мой дом, и перешли туда, так он им и остался.

– На нем есть слово «евреи», хотя тогда это не поощряли.

– А Рутман не боялся. И когда я зимой или летом приезжала к ним, я была своей в их семье. И дети Ефима Исааковича, и сын, и дочка не понимают, что я чужая.

– Когда Ефим Исаакович умер, он просил похоронить себя рядом с могилой погибших евреев...

– С фронта вернулся еще один еврей из Лукомля Ханон Лапус и они договорились, чтобы их похоронили рядом с памятником, Ханона – справа, Ефима – слева. Так и получилось. Ханон погиб, под машину попал, его привезли и похоронили на этом месте, а Ефим Исаакович ходил к памятнику со мной, палочкой стучал и говорил: «Валя, вот тут мое место».

Список евреев – жертв фашизма местечка Лукомль Чашникского района,
составленный Ефимом Исааковичем Рутманом

1. Цындман Хайм

6 человек

(жена и 4 детей)

2. Бляхман Эстер-Рива

1 старуха

3. Бляхман Мейер

4 человека

(жена и 2 детей)

4. Колтон Залман

6 человек

(жена и 4 детей)

5. Коган Мота

4 человека

(жена и старики)

6. Фейгин Мендель

5 человек

(жена и 3 детей)

7. Колтон Лейба

4 человека

(жена и старики)

8. Коган Копл

4 человека

(жена и старики)

9. Бляхман Гирш

4 человека

(жена и 2 детей)

10. Позин Мейер

5 человек

(жена и 3 детей)

11. Коган Иосиф

5 человек

(жена и 3 детей)

12. Коган Лейба

6 человек

(жена и 4 детей)

13. Фейгин Симон

4 человека

(жена и 2 детей)

14. Рутман Файвл

3 человека

(жена и сын)

15. Люхтер Додя

6 человек

(жена и 4 детей)

16. Люхтер Мотл

7 человек

(жена и 3 детей, сестра с сыном из Борисова)

17. Кац Лейба

7 человек

(жена и 5 детей)

18. Кац Лейба

5 человек

(жена и 3 детей)

19. Рутман Райда Давыдовна

2 человек

(сын инв.)

20. Коган Мендл

7 человек

(жена и 5 детей)

21. Горфинкель Муся

3 человека

(2 детей)

22. Горфинкель Гита

1 человек

23. Коган Мейер

5 человек

(жена и 3 детей)

24. Раяк Иче-Велвл

4 человека

(жена и 2 детей)

25. Плаксин Пиня

5 человек

(жена и 3 детей)

26. Шерман Юдель

7 человек

(жена и 5 детей)

27. Люхтэр Шмуэл-Мейша

9 человек

(жена и 5 детей и 2 внука)

28. Люхтер Мейер

2 человека

(жена)

29. Шефтер Геня

2 человека

(дочь)

30. Кушнер Бася

3 человека

(2 детей)

31. Фейгин Залман

7 человек

(родители, жена и 3 детей)

32. Фишкин Залман

4 человека

(жена и 2 детей)

33. Плаксин Борух

6 человек

(родители, жена и 2 детей)

34. Плаксин Тоня

6 человек

(жена и 4 детей)

35. Плаксин Рахмил

6 человек

(родители, жена и 2 детей)

36. Фейгин Берл

6 человек

(жена и 2 детей и 2 внука)

37. Лапус Бэйля

8 человек

(7 детей)

38. Люхтер Нахман

6 человек

(жена и 4 детей)

39. Бляхман Бася

2 человека

(сестра)

40. Фейгин Сахна

4 человека

(жена и 2 детей)

41. Шерман Моче

2 человека

(жена)

42. Люхтер Гдалья

5 человек

(жена и 3 детей)

43. Шефтер Рафаэл

2 человека

(жена)

44. Гуревич Шеел

4 человека

(жена и 2 детей)

45. Шапира Шмуэл

5 человек

(жена и 3 детей)

46. Шапиро Залман

6 человек

(жена и 4 детей)

47. Штэйнбас Давид

6 человек

(жена и 4 детей)

48. Старожилец Хаим

2 человека

(жена)

49. Шафро Исроэл

3 человека

(жена и сын)

50. Коган Рэфлес

2 человека

(жена)

51. Коган Беня

6 человек

(жена и 2 старика и 2 детей)

52. Колтан Арье

5 человек

(жена и 3 детей)

53. Каган Борух

6 человек

(жена и 4 детей)

54. Бляхман Лейзер

5 человек

(жена и 3 детей)

55. Каган Авраам

4 человека

(жена и 2 детей)

56. Каган Иосиф Эльевич

2 человека

(жена)

57. Раик Ирмен

2 человека

(жена)

58. Броткин Янкель

6 человек

(жена и 4 детей)

59. Люхтер Иче

3 человека

(жена и слепой сын)

60. Плаксина Сара

2 человека

(сестра)

61. Плаксина Пэша

2 человека

(сестра)

62. Люхтер Хаим

5 человек

(жена и 3 детей)

P.S. Список погибших составлен Хаимом Рутманом. В него вошли только те люди, которые до войны жили по соседству с ним, и которых он лично знал.
Надеемся, что читатели сайта, сумеют дополнить лукомольский мартиролог.

Видеоинтервью Валентины Филипковой

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru