Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Воспоминания О. Я. Ноткиной

Лидия Александрович
«У НАДЛОМЛЕННОГО ДЕРЕВА НАБИРАЮТ ВЕТВИ СИЛУ...»

Владимир Дыкман
«ДЫКМАНЫ И ЧЕРНОБРОДОВЫ ИЗ КОЛЫШЕК»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Владимир Дыкман
«ПРОШЛО 69 ЛЕТ»

Раиса Кастелянская
«ДЕНЬ ПАМЯТИ»

Аркадий Шульман
«ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛИ КОЛЫШКИ»

Колышки в «Российской еврейской энциклопедии»


ДЫКМАНЫ И ЧЕРНОБРОДОВЫ ИЗ КОЛЫШЕК

Бабушка Хана с моей сестрой.
Бабушка Хана с моей сестрой.
Мой дед Ичке дер столер.
Мой дед Ицка Дыкман.

Я, Дыкман Владимир Львович (Лейбович) родился 8 мая 1931 года в городе Витебске. Мои родители – отец Дыкман Лев Исаакович (Лейба Ицкович) и мать Чернобродова Стера Менделеевна родились в Колышках, оба в 1901 году. В семье была еще сестра Роза 1927 года рождения. Отец работал в строительном тресте, а мать была портнихой.

Молодые Дыкманы – Лейба, Яков и Хана.
Молодые Дыкманы –
Лейба, Яков и Хана.
Муж Ханы Дыкман – Залман Вихнин.
Муж Ханы Дыкман –
Залман Вихнин.

Дед Дыкман Ицка был известный в Колышках столяр (Ичке дер столер), бабушка Зисля – домохозяйка. Дед Чернобродов Мендель был сапожником, бабушка Хана – домохозяйка. Дед Мендель умер рано, а бабушка Хана жила с нами в Витебске. Я с сестрой Розой каждое лето проводили у бабушки с дедушкой Дыкман. У них был большой дом с большим огородом. Перед самой войной бабушка Хана в Витебске и дед Ицка в Колышках умерли. Война застала меня и мою сестру у бабушки Зисли в Колышках. Отца призвали в армию, а мать приехала к нам в Колышки. Через несколько дней в Колышки приехала жена Захара Исааковича (Залмана Ицковича) Дыкмана Надежда (белоруска) с маленьким полугодовалым сыном. Захар работал в то время в Западной Белоруссии в Вилейке. Когда его призвали в армию, он отправил жену к своей матери в Колышки.

Моя семья.
Отец держит меня, а мать сестру.
Фотограф как-то странно расположил нас, и мать с сестрой затемнены.
Мать и сестра рано ушли из жизни.

Кто мог тогда подумать, что немцы вскоре дойдут до Колышек. Где-то 8 или 9 июля, когда уже чувствовалась паника, моя мать, сестра, я, бабушка, жена Захара с сыном ушли пешком из Колышек в сторону Демидово. Нам советовали держаться подальше от железных дорог. Но все ровно, мы попадали под бомбежки и обстрелы с немецких самолетов. 14 июля (эту дату я хорошо знаю и помню всю мою жизнь) по дороге с Демидово на Духовщину к концу дня мы остановились отдохнуть в большом колхозном сарае возле дороги. Там отдыхали много людей, таких, как мы. Были и несколько красноармейцев. Никто ничего не знал, где немцы, куда лучше идти дальше. Вдруг на дороге раздался гул, появились танки. Красноармейцы закричали, что это немецкие танки и кинулись бежать в сторону леса, а за ними и все, кто был в этом сарае. Ворота сарая выходили в сторону дороги, и немцам все хорошо было видно, что в основном это были мирные люди. Но они открыли по бегущей толпе огонь из пулеметов и орудий. Там была смертельно ранена моя сестра Роза и ранена в руку мать. Сестра еще жила некоторое время, пыталась что-то сказать, но быстро потеряла сознание и тихо умерла. Когда танки прошли, нас подхватили оставшиеся невредимыми люди и привели в деревню, где мы и пробыли несколько дней. Мать все это время находилась в каком-то шоке. Мы уже думали, что она потеряла рассудок. Похоронить сестру нам не удалось. В эти дни стояла сильная жара и поэтому местные быстро подобрали погибших и закопали в общей яме.

Рахиль и Циля Чернобродовы, муж Рахили.
Рахиль и Циля Чернобродовы, муж Рахили.

Теперь мы не знали, что делать дальше, куда идти. Местные говорили, немцы заняли Смоленск, идут на Москву и войне скоро конец. И тут через деревню проходило стадо коров и несколько лошадиных повозок с людьми. Бабушка Зисля узнала колышан. Это они пытались угнать колхозный скот от немцев на восток, но не успели, так как фронт ушел далеко вперед и сейчас они со стадом возвращались в Колышки. Они и уговорили нас присоединиться к ним и вернуться в Колышки. На этот раз мы уже не шли пешком, а ехали в повозках. Так мы и вернулись снова в Колышки. В те дни в Колышках еще стояли немцы, и была машина с красным крестом. Туда и отвели мою мать, где немецкий врач ампутировал ей два раздробленных пальца на правой руке. Конечно, он не знал, что лечит еврейку. Так началась снова наша жизнь в Колышках. Бабушкин дом уцелел, но был основательно ограблен. Теперь кроме нашей семьи там жили еще и беженцы, в основном из Витебска. Был среди них часовой мастер. Кто-то узнал об этом и рассказал полицейским, и однажды они появились в нашем доме и жестоко избили часового мастера, требуя золотые часы. Потом они устроили обыск и хорошо пограбили.

Сестры Дыкман Лиза, Хана и брат Михаил.
Сестры Дыкман Лиза, Хана и брат Михаил.

Как и где добывались продукты питания в те времена – тут много историй. Среди беженцев были разные умельцы. Один сапожник ходил по окрестным деревням, чинил обувь, шил сапоги. Другой разбивал монеты и делал из них крестики, носить которые стало модно. Мать моя стала шить. Все это делалось за продукты. Так и жили в тревоге за завтрашний день, так как по слухам евреев уже не стало в ближайших городах и местечках. Осенью у нас появилась наша родственница Рива Кабакова из Янович. Она была беременна, и ей удалось бежать из яновичского гетто. В Колышках она и родила мальчика. Судьба ее сложилась трагически. Уцелев в двух гетто, она была убита после войны в Витебске собственным мужем. Где-то в феврале 1942 года частями Красной Армии был освобожден районный центр Смоленской области Понизовье, и в Колышках стала появляться наша разведка. Мать обращалась к красноармейцам с вопросами о своем муже, а один из них, узнав, что мы евреи, заявил, что нам немедленно надо отсюда убираться, оставаться вблизи фронта евреям опасно. Некоторые беженцы из бабушкиного дома покинули Колышки, а мы чего-то ждали.

Я с сестрой в начале голодных тридцатых.
Я с сестрой в начале голодных тридцатых.
Стараниями бабушек по мне это не заметно.

Где-то не задолго до 17 марта разведчики снова нам посоветовали убираться, и на семейном совете мать заявила, что она потеряла дочь и не хочет терять сына. Мы решились и ушли в Понизовье: бабушка Зисля, моя мама, я, жена Залмана с годовалым сыном и яновичская Рива Кабакова с крошечным сыном. Сколько мы пробыли в Понизовье, сейчас я не помню. Но, когда 17 марта в Понизовье стало известно, что немцы и каратели окружили Колышки и стало ясно, чем это все кончится для евреев, все, кто был из Колышек стали покидать Понизовье. На каких-то попутных подводах мы двинулись к городку Ильино, откуда, как нам объяснили в Понизовье, начинается автомобильное сообщение дальше в советский тыл. В Ильино все взрослые были допрошены представителями НКВД, были выданы какие-то бумаги и разрешение следовать в Калинин (ныне Тверь), где были органы по делам беженцев войны. Из Ильино на попутных машинах через Осташков, Торжок добрались до Калинина, откуда были направлены в город Ростов Ярославской области.

Сидим – я на коленях у папы, сестра, стоят моя мать и Хана Дыкман. 1940 г.
Сидим – я на коленях у папы, сестра,
стоят моя мать и Хана Дыкман. 1940 г.
Захар Дыкман.
Захар Дыкман –
командир мотострелковой роты.

От переживаний, недоедания моя мать заболела, и ее положили в ростовскую больницу, где она умерла в сентябре 1942 года. Я с бабушкой, с тетками, их маленькими детьми жили в колхозе возле Ростова, откуда начали писать письма во все концы страны. Так мы нашли эвакуированных в г. Казань Анну Исааковну (Хана Ицковна) Дыкман и Михаила Исааковича (Ицковича) Дыкмана. Там же позднее оказался мой отец, уволенный из армии по тяжелой болезни.

В конце 1942 года в Ростов приехал мой отец и забрал нас в Казань, где мы прожили до Победы. В начале 1946 года вернулся с отцом в Витебск. Дом, в котором мы жили до войны, был разрушен, жили у знакомых. Потом отец получил работу в Минске, и мы переехали. Там я закончил учебу в семилетке, затем политехникум, отслужил три года в армии. В 1955 году начал работать на Минском тракторном заводе мастером службы энергетика в механическом цехе. Женился, закончил заочно энергетический факультет института, стал энергетиком цеха. В 1980 году с женой и двумя детьми эмигрировал в Канаду, где проживаем сейчас в городе Калгари.

В Колышках после войны не был. В Минске с женой были уже четыре раза. У нее там живут два брата и много родственников. У меня сейчас там никого не осталось.

Хана, Лиза и два брата Захар и мой отец.
Хана, Лиза и два брата Захар и мой отец.
Ялта. Конец 1960-х гг.

Хочу немного рассказать о Дыкманых и Чернобродовых. Это были многодетные семьи – у Дыкманых было 7 детей, а у Чернобродовых аж 9. Когда в двадцатые годы молодые стали покидать Колышки, Лиза, Яков и Михаил Дыкманы подались в Москву. Борис, Иосиф, Фаня и Борис Чернобродовы поехали в Ленинград. Отец с матерью после женитьбы уехали в Витебск. Война принесла много горя обеим семьям. У обеих сестер – Ханы и Лизы Дыкман погибли мужья Залман Вихнин и Борис Азарх. Погиб Иосиф Чернобродов. Фаня Чернобродова пережила блокаду Ленинграда, ее сын – студент пошел в ополчение и погиб где-то под Ленинградом. Муж Фани (не помню его имя и некого спросить) умер от голода в блокаде зимой 1942 года. Захар (Залман) Дыкман и Борис Чернобродов воевали, были ранены, остались живы.

Владимир Дыкман с женой Лизой.
Владимир Дыкман с женой Лизой.

После войны Захар Дыкман поехал с женой и сыном жить в Крым в Ялту. Не захотел возвращаться на руины, а может, боялся болезни, которая настигала мужскую часть семьи Дыкман. От туберкулеза легких умерли три брата – Лазарь, Михаил и Яков. Да и к тому же сразу после войны не было проблем в Ялте с жильем после высылки из Крыма местных татар. Потом Захар перетянул в Ялту мать Зислю Дыкман и сестру Хану. Сейчас сын Захара, переживший младенцем оккупацию в Колышках, живет с семьей в Севастополе. Недавно внук Захара прислал мне фото Захара, сделанное в краеведческом музее под рубрикой земляков-участников войны.

В книге Аркадия Шульмана «Откуда есть пошли Колышки» в интервью с Геней Раскиной рассказывается о Чернобродовой Рахили Менделеевне. Это сестра моей матери. После Средней Азии она работала в Ростове-на-Дону. Во время войны была эвакуирована в Махачкалу, где и погибла после войны в автомобильной катастрофе.

Владимир Дыкман

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru