Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Даниил Сотман
«СОТМАНЫ ИЗ ЗАБОЛОТЬЯ»

Мария Плешкова
«ВОСПОМИНАНИЯ»

Воспоминания Фаины Рубинской

Лазарь Ратнер
«ТИХОЕ МЕСТЕЧКО ЧАШНИКИ»

Константин Карпекин
«ИСТОРИЯ ЧАШНИКСКИХ СИНАГОГ»

Тина Коваль
«ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ: О ГРЕШНИКАХ И ПРАВЕДНИКАХ»

Константин Карпекин
«СГОРЕВШИЕ, ЗАКРЫТЫЕ, РАЗРУШЕННЫЕ»

Галина Орлова
«ИСТОРИЯ МЕСТЕЧКА ЧАШНИКИ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Аркадий Шульман
«КТО БЫЛИ ЭТИ ЛЮДИ...»

Виктор Корбут
«ГЛОТОК ИСТОРИИ ИЗ ЧАШНИКОВ»


Воспоминания Фаины Львовны Рубинской (Давидсон)

Мои родители из Чашников. Отец – Лейб Гиршевич (Лев Григорьевич) Давидсон, мама – Реся Генуховна (Раиса Григорьевна) Давидсон, девичья фамилия Пресман. Я застала еще дедушку и бабушку, но практически не помню их. Мне было три-четыре года, меня возили из Ленинграда в Чашники на лето. Я родилась в Ленинграде, и сестра родилась в Ленинграде. Отец совсем молодым уехал из Чашников в Ленинград, а когда решил жениться – вызвал будущую жену из Чашников. Они дружили с детства, он еще дергал ее за косички. Она после Чашников одно время жила на Украине, а потом приехала в Ленинград.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ

Давидсон – семья по отцовской линии – до революции занимались предпринимательством, правда, не всегда успешно. Торговали лесом, смолой. Про дедушку я слышала такую историю. У него было двое сыновей, старший – Соломон, и второй сын – мой папа, 1902 года рождения. Папа был совсем маленьким, когда их мама умерла. Дедушке необходимо было снова жениться, чтобы поднимать детей. И он решил жениться на подруге умершей жены. Ее звали Этель, она, к этому времени, с родственниками, уехала в Англию. Этель работала в каком-то подвальчике, пришивала пуговицы к костюмам. В подвале было сыро, она кашляла. Неизвестно, знала ли Этель, что ее подруга умерла, но рассказывали, что ей приснился такой сон – явилась подруга, ушедшая из жизни, и говорит: «Кум годове майне киндер». (Иди, воспитай моих детей – идиш). И через несколько дней, она получила письмо из Чашников, где ей делали предложение и просили приехать. И она вскоре поехала в Чашники. Этель и Гирш поженились. Моего папу, он был еще грудной, отдали кормилице – русской женщине. Потом дома говорили, что у него «пролетарская натура». Когда папа подрос, его забрали в семью. Бабушка Этель была очень хорошей женщиной, у них родились дети: Арон, потом дочь Хайке (Аня), сын Абраша и Фаня (она в молодости умерла).

Cемья Давидсон.
Cемья Давидсон. Сидят (слева-направо): Соломон и его жена, Гирш, Этель.
Стоят: Фаня, Абрам, Лев, Арон, Аня.

Фотография, оставшаяся у меня, а теперь переданная в Музей истории и культуры евреев Беларуси, была сделана в Чашниках в довоенное время.

У Гирша Давидсона был в Чашниках хороший дом, участок земли.

Он задумал во времена НЭПа заняться предпринимательством, делать газированную воду и мороженное. Даже просил сына, достать ему аппарат для газирования воды. Одно время он успешно торговал этим.

Соломон уехал из Чашников в город Рыбинск и там занялся лесом – продолжил семейный бизнес. В Рыбинске он женился, вскоре молодожены переехали в Ярославль. Думаю, к этому времени закончился НЭП и, чтобы жить, надо было поступать на государственную службу.

Мой папа – Лев Давидсон – переехал жить в Ленинград. Кто-то «накапал», что его отец нэпман и отца временно исключили из партии.

С довоенного времени я вспоминаю лишь какие-то эпизоды.

…Мы едем от железнодорожной станции к дедушке на подводе. Лежат разные сумки, чемоданы. Переезжаем мост через реку Улла. Подводу трясет…

Мама в Чашниках устраивалась на работу в магазине продавщицей. Прожить было нелегко и надо было постоянно что-то зарабатывать. Меня оставляли с дедушкой и бабушкой. В хороший летний день они сажали меня в корзину, выносили на крыльцо, я грызла какую-то корочку…

Папа окончил рабфак и работал небольшим начальником. Мама, когда мы подросли, тоже стала работать в Ленинграде в торговле. Нас было двое детей, после войны родилась третья сестра. Работала мама допоздна, и папа ходил ее встречать с работы.

Лев Гиршевич Давидсон.
Лев Гиршевич Давидсон.

Арон тоже перебрался в Ленинград. Женился. У него росло двое сыновей. Когда началась война, его взяли на фронт. Воевал на Волховском фронте. После тяжелого ранения был доставлен в Ленинград и здесь умер. На Пискаревском кладбище, на участке воинских захоронений, есть табличка с его фамилией. Жена Арона – Геня и двое детей сумели эвакуироваться в Ярославль.

Аня тоже перебралась к братьям. Вышла замуж за Давида Бумова, у них росли дети. Аня работала в школе, была очень начитанная, а Давид – простоватый. Жили в Павловске. Когда немцы подошли к Ленинграду, они переехали в квартиру Арона. Аня и двое детей погибли в блокаду. Давид Бумов воевал, остался жив.

Папа перед войной работал в Колпино на авиационном заводе. Должен был вместе с заводом эвакуироваться в Нижний Тагил. Был энергичным человеком, членом партии. Сказал, что никуда из Ленинграда не уедет. Перешел работать на другой завод, где возглавлял местную противовоздушную оборону. Находился на казарменном положении, появлялся дома только в выходной день. Когда похолодало, он сделал для дома печку-«буржуйку» с трубами, которые через форточки выходили на улицу.

Папа пережил войну, но на каком-то этапе ему стало совсем плохо. Он курил и говорили, что часть своей блокадной пайки менял на махорку. У него была серьезная дистрофия. Поскольку он находился на казарменном положении, его поместили в госпиталь. Немного подлечили, но когда выписался, уже не мог ходить на работу. Осенью 1942 года папу, маму, сестру и меня вывезли из Ленинграда.

Папин брат Соломон возглавлял в Ярославле организацию «Снабчермед». Мы приехали к нему, он встречал нас на вокзале. Увидел и заплакал – такие страшные мы были.

Он взял нас к себе домой, хотя у него была одна комнатка и маленькая кухонька.

Папа стал работать на «Вторчермеде», куда свозили разбитые артиллерийские орудия, другой металлолом войны.

В 1946 году у родителей родилась девочка, моя сестра. Вскоре папа умер, совсем молодым. Сказалась пережитая блокада.

Мы получили сведения, что в Чашниках в гетто расстреляли деда Гирша, бабушку Этель и Абрашу.

О МАМИНОЙ СЕМЬЕ

Мы часто слушали радио – телевизоров еще не было. Выступал диктор Тобиаш. Мама сказала, что это, наверное, наш родственник. А когда мы с недоумением посмотрели на нее, она объяснила, что фамилия ее папы была не Пресман, а Тобиаш.

Их семья жила, по-моему, в Витебске. У деда было несколько взрослых сыновей и их должны были забрать в царскую армию. А деду, и его сыновьям, этого очень не хотелось. Кто-то посоветовал, каждому сыну дать новую фамилию, и отправить жить в разные места Белоруссии.

Так мамин отец Генух оказался в Чашниках под фамилией Пресман. Там он и женился. У жены была приданное – маленькая лавочка. Жену звали Гита.

Генух был меламедом, преподавал иврит. Писатель Гирш Релес, который родился и вырос в Чашниках, помнил его, даже приходил к нему домой. Дом у деда был хороший, светлый. Релес проучился у него год. Вспоминал, что Пресман был скромный человек и никогда не крутился вокруг верхушки еврейской общины.

Его сын Арон хорошо пел. Его отправили на Украину, он был кантором синагоги. Община даже послала его в Италию, учиться музыке.

Однажды мы слушали радио – концерт итальянского певца и мама сказала, что у него учился Арон. К сожалению, фамилию певца я не запомнила.

В годы Первой мировой войны Арон оказался на Украине. Община больше не могла содержать кантора. Он стал резником.

Сын Арона Григорий Пресман – поэт, издавший несколько сборников стихов, и внук – Аркадий, член Союза российских писателей, живет в Воронеже.

Александр Пресман – сын Генуха, стал финансистом, возглавлял до войны Банк Белоруссии.

Бабушка Гита и дедушка Генух умерли до войны. К июню 1941 года в Чашниках оставались их дочь Геня, по мужу Кривошей, и ее дети: Муля, Зяма и Карл. Все они были расстреляны фашистами.

Моя мама вместе со своим братом ездили в Чашники после войны. Им рассказывали подробности этой страшной расправы.

Я жила в Ярославле, работала врачом, заведовала приемным отделением в больнице. Затем вышла замуж, переехала в Минск, и здесь работала врачом.

Записал Аркадий Шульман

Интервью Фаины Рубинской

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru