Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Электрон Добрускин
«ВСПОМИНАЯ МЕСТЕЧКО ДОБРОМЫСЛИ»

Аркадий Шульман
«УНЕСЕННЫЕ ВЕКОМ»

Джордж Фомин
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Марина Фазулина
«О СУДЬБЕ ДОНИ АЛЬТМАНА И ЕГО ДЕТЯХ»

Рема Никитина
«САМЫЕ ВКУСНЫЕ ЛЕПЕШКИ»

Добромысли в «Российской еврейской энциклопедии»


Джордж Фомин

ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ

Незадолго до войны Добромысли были небольшим местечком, примерно из ста домов с двумя основными улицами, без электрического освещения. Население, в большинстве, было еврейским.

Вокруг стоял хороший густой лес. Водохранилище, которое существует в Добромыслях сейчас, возникло после войны, так как никто не припоминает его в то время. Протекала небольшая речка Черница. В ней в изобилии водились раки – вспоминают полные ведра такой добычи. В реке можно было купаться, судя по сохранившимся фотографиям. На лето приезжали дачники, скорее всего из Витебска.

Вообще, связи с Витебском были довольно прочные: добромысляне уезжали туда для обучения, для работы, переселялись, создавая семью, но при этом не забывали о родных местах, часто навещая родственников в Добромыслях.

Моего добромыслянского прадеда звали Мойше-Смул Альтман. Он и его жена Рива (Ребекка) жили в Добромыслях в середине XIX века. Прадед был местным кузнецом. Его семья состояла из пяти сыновей и одной дочери – по крайней мере, столько дожили до взрослого возраста.

О дочери: Соша Шмуйловна Альтман (1881–1944) была замужем за Лейбой Абрамовичем Фоминым, два ее старших сына-красноармейца погибли во время мятежа в Ярославле в 1918 году.

Гдаля Шмуйлович Альтман. Хава Ароновна Альтман-Скобло.
Гдаля Шмуйлович Альтман (ок. 1880–1941),
и его жена Хава Ароновна Альтман-Скобло (ок. 1880–1941).

Лейба Фомин умер в 1938 г., а Соша перед войной жила в Витебске вместе с младшей дочерью Елизаветой Лейбовной (1912–2002) и двумя внуками трех и пяти лет. С началом войны им всем удалось эвакуироваться в Чувашию, где Соша умерла в 1944 г. Лиза после войны долго жила в Ленинграде, потом в Нью-Йорке, там она и скончалась в 2002 г. Сыновья Лизы – их трое – благополучно живут в Нью-Йорке.

Еще один сын Соши – Соломон Лейбович (1907-1943) – перед войной жил в Витебске, ушел на фронт и погиб в боях в 1943 г. Его семья – жена и четверо детей – эвакуировалась тоже в Чувашию (возможно, вместе с Лизой).

Дети Соломона живут сейчас в США и в Латвии. Жена умерла в Сан-Франциско в 1993 г.

Хаим Альтман.
Хаим Альтман.

Один из сыновей – Доня (Даниил) Шмуйлович Альтман – перед войной жил в Витебске, ему было уже за 60 лет, эвакуировался, умер в Ярославле в 1950-х гг. Два его сына – Борис и Лев – воевали, прошли всю войну и уцелели. Трагическая судьба постигла семью Льва – его жена и четверо детей погибли в Добромыслях вместе со многими другими евреями, о чем он не знал до конца войны. Невозможно говорить о его горе. Я был знаком с ним, живя в Ленинграде, и он до конца жизни вспоминал свою первую семью, несмотря на то, что впоследствии женился на любящей, заботливой русской женщине, которая также родила ему четверых детей.

Три брата – Лейба, Гдаля и Юда Шмуйловичи – до войны жили в Добромыслях, и далее я попытаюсь передать то, что мне довелось узнать о судьбах их семей, со слов, опрошенных родственников.

Из шестерых взрослых и уже семейных детей Лейбы остались в живых после войны трое – две дочери, жившие тогда в Ленинграде, и сын Янкель Лейбович. Он считался хорошим механиком, работал на заводе (в Витебске или даже в Минске – не знаю), и был с началом войны эвакуирован вместе с заводом в Свердловск. Как нужный заводу специалист, он имел бронь от призыва в армию и проработал в Свердловске до конца войны. Его жена Блюма и трое детей – сын Моисей (1916–1941), дочь Нехама и 14-летний подросток Солик остались в Добромыслях.

Другой сын, Хаим Лейбович, работал на хлебозаводе в Витебске и с началом войны пошел в армию добровольцем. Их воинскую часть, состоявшую из необученных и плохо вооружённых людей, бросили против немецких танков, что называется, «с голыми руками», и она, конечно же, была быстро рассеяна.

Хаиму удалось добраться до Витебска 10 июля. Оттуда совершенно случайно (связи не было уже несколько дней) он сумел дозвониться в Лиозно, где жила семья – жена Лиза (дочь Гдали Шмуйловича, супруги Хаим и Лиза были двоюродные брат и сестра) и их сыновья 14 и 5 лет. Хаим передал им требование «бежать немедленно», и Лиза с детьми и какими-то вещами среди ночи стали проситься на проносившиеся со стороны Витебска грузовики. Уже была слышна близкая стрельба, и никто не хотел останавливаться. На единственную притормозившую машину их посадили при условии «бросай свои узлы – места нет!». Далее мчались на бешенной скорости, почти выпадая из кузова, до самого Смоленска, потом на поезде под бомбежкой с самолетов, и уже к осени попали в Свердловск.

Сам же Хаим каким-то способом добрался в Добромысли с целью спасти своих и Лизиных родителей, но это он уже не сумел.

Семейная могила Альтман-Скобло.
Имена погибших выбиты на стеле,
стоящей над семейной могилой Альтман-Скобло.
Москва Востряковское кладбище.

Бои за Витебск шли 9-11 июля, под Смоленск немецкие войска подошли 16 июля, а в районе Лиозно окруженные советские части еще сопротивлялись в течение той же недели. Можно полагать, что немцы появились в Добромыслях в середине июля 1941 г.

Таким образом, новая власть и ее порядки стали устанавливаться с этого времени. Довольно быстро появились формирования полицаев. Есть сведения, что сначала это были не местные, а привезенные из деревни Вишняки, но вскоре к ним добавились свои, добромыслянские жители.

Почти сразу же начались акции по поиску и уничтожению евреев. В первые облавы попадали те, кто не успевал спрятаться. Забирали только мужчин.

Из семьи Янкеля Лейбовича увели сына Моисея, а Солик укрылся в ботве на картофельных грядах. Схваченных мужчин-евреев отвели за окраину Добромыслей (упоминается мост, вероятно, через реку) и там расстреляли просто на открытом месте. Полицаи были пьяные и поленились удостовериться – все ли мертвы. Когда они ушли (м.б., уже ночью), Моисей, который оказался только ранен, выбрался из-под тел и приполз домой. Его сестра Нехама, студентка Минского мединститута, приехавшая домой на летние каникулы, стала его лечить, пряча от облав в погребе. Через какое-то время соседи заметили Моисея и донесли в полицию. За ним пришли и увели – на этот раз – навсегда.

Блюма и Нехама смогли выбраться незамеченными из Добромыслей и уйти на восток. В итоге, они оказались в г. Вышний Волочок Калининской области, где и остались жить, т.к. война до этих мест не дошла. Нехама завершила медицинское образование и проработала врачом в В.Волочке всю свою жизнь. Здесь она вышла замуж и родила двух дочерей.

За добросовестный труд Нехаме – Нине Яковлевне Альтман (1920-2001) – было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР».

Мальчик Солик скрывался от облав в лесу, где ему через какое-то время повезло встретить партизанский отряд, к которому он и примкнул. Он активно участвовал в диверсионных акциях против оккупантов, подрывал железнодорожные пути, и своей отвагой обратил на себя внимание.

Солик пробыл в партизанах до прихода наступавших советских войск в 1944 году, когда партизанские отряды стали вливаться в ряды регулярных воинских частей.

За проявленное мужество в борьбе с врагами Солик – Израиль Янкелевич Альтман (1927 г.р.) – был удостоен звания Герой Советского Союза.

После войны Янкель Лейбович (1897-1975) отыскал Блюму и Нехаму в В.Волочке и прожил с ними остаток своей долгой жизни. Также в В.Волочке поселился после службы в армии и Солик. Там он продолжает жить и сейчас вместе с двумя сыновьями и их семьями.

К великому сожалению, я до сих пор не смог установить связь с И.Я. Альтманом в Вышнем Волочке.

Людочка Альтман.
Людочка Альтман. 1940 г.

Дед и бабушка Альтманы вместе с несколькими жителями Добромыслей решили уйти от опасности. Делалось это по давней крестьянской привычке солидно: уложили узлы и сундуки на телегу, привязали сзади корову и покатили, не торопясь, на восток по малоезженным лесным дорогам. Трёхлетнюю внучку Людочку несли на руках, что для пожилых людей занятие тяжёлое. Результаты такого передвижения сказались уже через 2-3 дня, когда обнаружилось, что германская армия на танках по магистральным путям прошла далеко вперёд. Поразмыслив, беженцы решили вернуться к своим домам, что им удалось,

Была уже вторая половина июля 1941, и облавы по вылавливанию прятавшихся евреев-мужчин проводились в местечке регулярно, преимущественно по ночам, чтобы застать жителей врасплох.

Через некоторое время поблизости от Добромыслей были надены трупы двух убитых немецких солдат. В качестве расплаты немецкие власти решили отыграться на евреях и организовали массовую казнь невинных людей, не считаясь ни с чем: были схвачены и согнаны в один из домов старики, женщины, малые дети. Их продержали без еды и питья взаперти несколько дней, в течение которых к ним еще и еще добавляли евреев, выловленных в лесу, отысканных в погребах и других укрытиях.

Ежедневно по десять заложников уводили из дома на расстрел.

В намеченный день всех обреченных перегнали в колхозный сарай на окраине Добромыслей. По пути солдаты и полицаи издевались над евреями всеми мыслимыми способами: избивали, отбирали одежду. Есть послевоенные свидетельства очевидцев, что маленьких детей привязывали к двум склоненным деревьям и, отпуская, разрывали на двое.

Пока толпу перегоняли к месту казни, маленькую Людочку сумели выбросить из колонны на обочину в сторону наблюдавших односельчан (по-видимому – не евреев), и кто-то подобрал ее, быстро унес и спрятал. Однако, нашелся доносчик, указавший, что укрывают еврейского ребенка. Девочка погибла.

Сарай заперли и подожгли. Несчастные сгорели заживо.

Среди заложников оказались многие мои родственники Альтманы: бабушка и дедушка Хава Ароновна и Гдаля Шмуйлович, братья Гдали – Лейба и Юда с женами, сыновья Лейбы – приехавший на выручку Хаим и его брат Соломон Лейбович с женой Дыней, дети Юды – дочь Соня и сын Симон, жена Льва Даниловича с четырьмя детьми, и еще люди, упоминания о ком не сохранились.

Все рассказанное здесь собрано из воспоминаний добромыслян, переживших войну, посетивших затем Добромысли в поисках каких-либо сведений о родных и распросивших очевидцев.

Две фотографии, сделанные с промежутком в 20 лет, на которых присутствуют добромысляне – дети моего деда Гдали Шмуйловича и бабушки Хавы Ароновны Альтман.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru