Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Анатолий Шнейдер
«ТОЛОЧИНСКИЕ ЕВРЕИ»

Спринца Рохкинд
«ТОЛОЧИН - РОДИНА МОЯ»

Юлия Крюковская
«СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ»

Воспоминания Александра Хаимовича Гельфонда

Воспоминания Григория Наумовича Бороды

Зоя Сульман
«ИСТОРИЯ В ДВУХ ЧАСТЯХ»

Михаил Аврутин
«ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Аркадий Шульман
«ПОСЛЕДНЯЯ ОСТАНОВКА»

Яков Ерманок
«КАК У ЕВРЕЕВ ПОЯВИЛАСЬ “ЦАРСКАЯ” ФАМИЛИЯ»

М. Хмелюк, М. Королев
«СТАЛИ ПРОСТО ЗЕМЛЕЙ И ТРАВОЙ…»

Толочин в «Российской еврейской энциклопедии»


Воспоминания Гельфонда Александра Хаимовича

Гельфонд Александр. Довоенный снимок.
Гельфонд Александр.
Довоенный снимок.

Я родился 9 июня 1920 года в деревне Славени Толочинского района. В семье нас было 9 детей. Один мой брат погиб на фронте, родителей и двух сестер расстреляли, а потом их трупы сожгли фашисты.

Мой отец Гельфонд Хаим-Мендель Иеселевич был раввином. В деревне была большая двухэтажная синагога. Была и церковь. В церкви сделали клуб в тридцатые годы, а синагогу сожгли фашисты. До войны в Славенях жили евреи и белорусы. Жили дружно. В селе было два колхоза «Еврейский труженик» и «Новый быт». Люди много трудились, и по тем временам в Славенях жили неплохо.

Я учился в неполной средней белорусской школе, которую окончил в 1936 году. Затем поступил в Витебский медицинский рабфак, по окончанию которого стал студентом Витебского медицинского института.

В 1939 году меня вызвали в горком комсомола и предложили пойти добровольцем на финскую войну. Я согласился. Меня направили в 701-й стрелковый полк солдатом. По окончанию финской войны был направлен в 3-е Ленинградское артиллерийское училище. Летом 1941 года поступили на вооружение бетонобойные снаряды с донным взрывателем и нас, курсантов, с одной пушкой А-19 122 мм калибра направили на финскую границу для испытания этих снарядов.

В центре Эли-Шева Гельфонд, справа Сара Гельфонд (по мужу Давидзон). 1940 г.
В центре Эли-Шева Гельфонд, справа Сара Гельфонд (по мужу Давидзон).
1940 г.

Началась Великая Отечественная война, и 23 июня 1941 года мы вступили в бой. Было очень много жертв. Мы продержались два дня. Стреляли по немецким танкам бетонобойными снарядами, которые пробивали танки. Когда снаряды кончились, мы подорвали пушку А-19 и влились в пехоту 701-го полка. Отступали с боями до Финского залива.

В Славенях не было реки, и плавать я не умел. Но по суше отступать дальше было некуда. Я привязался к доске и пустился вплавь, как и многие другие. Немцы продолжали нас обстреливать. Спасла нас канонерка (военная лодка). Всех увезли в Ленинград и сдали в госпиталь. После госпиталя я вернулся в училище. По окончанию которого был направлен на Северо-Западный фронт, командиром огневого взвода гвардейских минометов «Катюш», затем был командиром батареи. После разгрома 16-й немецкой армии меня направили в Ленинград, где формировалась оперативная группа гвардейских минометных частей ставки Верховного Главнокомандующего – заместителем начальника оперативного отдела. После прорыва Ленинградской блокады группа расформировалась, и меня назначили командиром отдельного 452-го дивизиона «Катюш» и направили на Южный фронт. Затем служил на 4-м Украинском фронте. Мы форсировали Сиваш и освобождали Крым. После освобождения Крыма мой дивизион отправили на Карельский фронт на границу с Норвегией. Завершилась война, и мы вернулись в Москву.

Минуха Гельфонд.
Минуха Гельфонд.

В августе 1945 года меня направили в Харбин на войну с Японией. Мы дислоцировались в Монголии, а затем в составе 200-й дивизии перевели на Забайкальский фронт. Здесь я познакомился со своей будущей женой, которая служила в медсанбате.

Уже после войны я узнал, что моя семья погибла в Славенях 16 марта 1942 года (по другим сведениям это было 17 марта). В деревне было гетто. Вместе с моими родными погибли семьи односельчан: Аксельроды, Рубинчики, Гуревичи, Аронины, Коганы, Иткины (имен, к сожалению, не помню). По рассказам односельчан расстрел осуществлял немецкий карательный отряд. Самое активное участие в этом преступлении принимал сын местного священника Анатолий Ковалев, который дезертировал из действующей армии и местный житель Корань.

Местом казни был выбран кирпичный завод колхоза «Новый быт», расположенный на западной окраине деревни. Затем труппы обильно поливали соляркой и поджигали.

По некоторым сведениям расстрелы продолжались в течение трех недель.

Шолом Гельфанд. 1944 г.
Шолом Гельфанд. 1944 г.

Погибли отец, мама Гельфонд Элишева Менделевна и две сестры Гельфонд Сара Хаимовна и Гельфонд Минха Хаимовна.

В 1947 году меня демобилизовали. Мы с женой приехали в Казань, где к тому времени жил мой брат и две сестры.

Поступил работать на хлебозавод рабочим, затем стал бригадиром слесарей, начальником мастерских, главным механиком, главным инженером и 26 лет проработал директором. После выхода на пенсию перешел работать в милицию начальником службы общественной безопасности, где проработал еще 12 лет.

Военное звание – майор. Награжден четырьмя боевыми орденами, многими медалями. Неоднократно избирался депутатом районного и городского Советов Казани. Имею двух дочерей и трех внуков. Жена умерла в 1985 году.

Александр Хаимович Гельфонд.
Александр Хаимович Гельфонд.

В середине восьмидесятых годов, когда памятника на месте расстрела евреев деревни Славени еще не было, этим вопросом занимался ветеран Великой Отечественной войны Макей Кондратьевич Бурый, живший в то время в Московской области. В письме Первому секретарю ЦК Компартии Белоруссии Н.Н. Слюнькову он писал: «Когда в 1946 году я появился в родных Славенях, то почти каждый уцелевший житель села со слезами на глазах, болью и гневом в голосе рассказывал о зверствах фашистских разбойников, об истреблении гитлеровскими палачами мирных жителей местечка Словени.

Летом 1984 года мне довелось разговаривать с подростками и молодежью городского поселка Славени. Оказалось, они не знают о том, что коренные жители этих населенных пунктов были истреблены фашистскими головорезами.

По моим убеждениям, и все последующие поколения должны знать о зверином оскале фашизма и его жертвах.

…Места казни, может быть, скромно, но следует обозначить…»

Письмо выдержано в острожной форме, но другой тогда быть, и не могло. Не знаю, получил ли он ответ на него.

P. S. От редакции: мы просим отозваться довоенных жителей деревни Славени Толочинского района или того, кто имеет какую-то информацию о людях, живших здесь, о днях гитлеровской оккупации.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru