Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ ПАМЯТИ»

Воспоминания Лесникова В. М.

Воспоминания Сурковой Л. С.

«НЕ ЗАБУДЕМ, НЕ ПРОСТИМ»

Вячеслав Тамаркин
«ЛЯДНЯНСКИЕ ГЕРОИ»

Вячеслав Тамаркин
«КАК Я СТАЛ ПАРТИЗАНОМ-РАЗВЕДЧИКОМ»

Александр Вишневецкий
«ШТЕТЛ ЛЯДЫ: ОСТАЛОСЬ В ВОСПОМИНАНИЯХ…»

Аркадий Шульман
«ЭЙДИНОВЫ ИЗ ЛЯДОВ»

Р. Золотовицкий
«МЕСТОРОЖДЕНИЕ СМЫСЛА ЖИЗНИ»

Иосиф Цынман
«У РЕКИ МЕРЕИ»

Ф. Меженцев
«ЖЕРТВЫ ГЕНОЦИДА»

Воспоминания Фрадкина З. Н.

Евгения Стеклова
«ЛЯДЫ»

Вячеслав Тамаркин
«О ЗЕМЛЯКЕ МОЁМ И ВРЕМЕНИ ТОМ...»

Вячеслав Тамаркин
«ПАМЯТЬ МОЛЧАТЬ НЕ ДАЕТ»

Вячеслав Тамаркин
«ЭТО БЫЛО НЕ ВО СНЕ»

Евгения Стеклова
«ПАМЯТИ МОЕЙ БАБУШКИ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Аталия Беленькая
«ПОЕЗДКА В ЛЯДЫ»

Вячеслав Тамаркин
«ГЛАС УБИЕННЫХ МОЛЧАТЬ НЕ ДАЕТ!»

Эмануил Иоффе
«НЕИЗВЕСТНЫЙ ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦБ»

Лазарь Фрейдгейм
«НАШИ РОДОСЛОВНЫЕ»

Ляды в «Российской еврейской энциклопедии»


Вячеслав Тамаркин

КАК Я СТАЛ ПАРТИЗАНОМ-РАЗВЕДЧИКОМ

Я, Тамаркин Вячеслав (Цале – на идише, Бецалель – на иврите) Львович, родился в мае 1930 г. в хасидской крестьянской семье в местечке Ляды, Витебской области. 10 июля 1941 г., после дневного боя, гитлеровские войска захватили наши Ляды. Фашисты сразу стали наводить свой “новый порядок” при содействии, главным образом, местных полицаев, лишив нас, евреев, движимого и недвижимого имущества, загнали в гетто, где нещадно издевались над людьми, начиная от сивых дедов, до несмышленых еще детишек. В нечеловеческих условиях существования, каждый день хоронили людей. Многие узники, бывшие члены колхоза “Наер лэбн”, особенно молодежь, и даже подростки, включились в неравную борьбу с оккупантами и их пособниками. Когда осталось немногим более 2000 человек, узников заключили в “малое гетто” – бывшую белорусскую школу-десятилетку, продолжая выгонять на работу для нужд оккупантов тех, кто еще держался на ногах. Кому-то удавалось пронести несколько картофелин, бурак, а то и целый кочан капусты. Сыпной тиф косил людей, как траву. Два моих младших брата Гдалька и Яшенька уже лежали на голом полу рядом с двоюродными братьями Меером, Лэйзером и Элькой. Их мама, тетя Малка, настоятельно потребовала, чтобы я, пока могу ходить, немедленно, любым способом, бежал через колючую проволоку. Она сказала, что уже вторые сутки ждет меня отец. Несмотря на то, что настал апрель, на улице была еще зима. 1-е апреля 1942 г. издали увидел я, как выгребают снег из противотанкового рва. Вечером, накрывшись простынею, выполз за колючую проволоку. В условленном месте ждал меня отец. Этой же ночью в пути я заболел тифом. Когда очнулся от беспамятства, узнал от отца, что в 1-й день праздника Песах, 2-го апреля 1942 г. всех узников Лядовского гетто расстреляли нацисты в противотанковом рву. Особое усердие проявили полицаи.

Партизанский отряд “Николай”, в котором был мой отец, его старший брат Моше вместе с семьей, другие лядняне, размещался в Княжском лесу Краснинского района Смоленской области. После выздоровления, к себе в шалаш вызвал меня командир отряда, лейтенант в форме войск НКВД Николай. Рядом с ним сидел мой отец. Поинтересовавшись моим самочувствием, похвалив, сказал:

– Мужественно, мужественно выкарабкался ты с того света... Ну, а раз так, то и нечего зря народный хлеб есть... Мы вот тут с отцом твоим посоветовались и решили: с сего часа ты разведчик отряда, ну, а добрый разведчик должен иметь и подходящую, правдоподобную легенду. С этого часа ты больше не – Цаля, а детдомовец из Смоленска – Слава. Понял – Слава! Эвакуироваться с детдомовцами не захотел, решил попробовать найти своих родителей, которых, скажешь, арестовали до войны и не знаешь где они, ищешь, понимаешь?..

Я глянул на отца и увидел в его глазах согласие и одобрение. Я знал, что мой лучший друг Хаим, которого в отряде все теперь звали Ефимом, стал лихим, дерзким разведчиком...

Так я стал партизаном-разведчиком. Отец научил меня плести из лыка лапти, корзины из лозы. С этим товаром отправлялся на задания, менял его на продукты, заодно добывал нужные сведения о противнике. Главная наша с отцом задача заключалась в том, чтобы иметь постоянную связь с командирами партизанских отрядов Бикбаевым, дислоцировавшегося в Перховской даче, Н. Серегиным – в Палкинском лесу – Малеевской даче и другими... Связи с “Большой Землей” не было. По приказу командира дважды пытались проникнуть через линию фронта, но не удалось...

В августе оккупанты, совместно с подразделениями полиции и частями предателей из русской освободительной армии предприняли широкую карательную операцию против партизан. Наш отряд был разгромлен. В это время с отцом возвращались мы из-за Смоленска и наткнулись на засаду. Спасая меня, отец был схвачен полицаями. Его повесили еще с одним партизаном – Шмуэлом Фрадкиным (Шмуэл дер кацэв из Ляд) в Красном на базарной площади... Разведчик Хаим (Ефим) тоже был схвачен “роасовцами” в селе Трояны. Его доставили в Краснинскую тюрьму, где он, после очередного допроса, чтобы не предоставлять карателям удовольствие издеваться над ним, перегрыз вены на руке, истек кровью. Он как бы предвидел такой исход и задолго до этого сказал мне, что лишит врага удовольствия над ним издеваться...

Оставшись совсем один, я бродил с той же легендой по лесам и деревням в поисках партизан. Многие хотели меня усыновить, так как мог справиться почти с любой крестьянской работой, но понимал, что усыновление продлилось бы не более двух недель. Как сын своего народа, на 8-й день отроду, подвергся иудейскому обряду, на что мальчишки в первой же бане обратили бы пристальное внимание и меня выдали полицаям.

В марте 1943 г. мне посчастливилось стать бойцом Особого партизанского полка “Тринадцать”, совершавшего боевой рейд в ближайшем тылу группы войск армий “Центр”, под командованием 26-летнего Героя Советского Союза С.В. Гришина.

За 46 дней марта-апреля ОПП “13” выдержал 38 боев с превосходящими силами регулярных войск, которыми командовали немецкие генералы Полле и фон Гофгартен. Я принимал участие в боевых действиях полка наравне с взрослыми бойцами: нес внутреннюю и караульную службу, ходил в разведку, на боевые задания участвовал в открытых боях и прорывах из окружения, блокад. Был вначале ординарцем у зам. начальника продовольственного снабжения полка Гирши Моисеевича Израилитина из Витебска, где он до войны работал директором птицефабрики. В конце мая 1943 г. Израилитин пал смертью Героя у д. Васьковка Чериковского района Могилевской области” похоронен на кладбище д. Березовка Пропойского (ныне Славгородского) района.

В конце апреля комиссар полка И.А. Стрелков назначил меня “комиссаром госпиталя в помощь Ване Морозову”.

О взводе Николая Зайцева, из 1-го батальона, ходили легенды. Мне и Ване Морозову захотелось однажды самим принять участие в одной из его боевых операций в Чауском районе. Переправившись в брод через Проню, мы “случайно”, пристроились на своей повозке к взводу Зайцева. Он не возразил.

Я вооружился трофейным двуствольным ружьем, а карабин оставил в своем взводе, в котором стоял на довольствии, чтобы никто не хватился о моем отсутствии. В ходе операции, в самый напряженный и критический момент, я был вынужден произвести два выстрела из ружья. В кромешной темени ночи один за другим брызнули два снопа огня и противник, благодаря этому, обрушил весь свой ружейно-пулеметный огонь в мою и Вани Морозова сторону. Трасы пуль прошлись над нами, так как мы спустились сразу чуть ниже по склону в сторону берега реки, В этот момент взвод Зайцева ворвался в деревню Конновку, и уничтожил противника. После той операции, со слов Николая Зайцева, в полку стали долгое время называть меня “взводным минометчиком”...

После форсирования на лодочках, 10 ноября 1943 года Днепра, Гришин вывел нас на относительно тактический простор. Хозяйственный взвод полка соединили с кавалеристской группой (полуэскадроном конной разведки: одних лошадей побило пулями, осколками снарядов и бомб, других съели мы в сыром виде, без соли), сформировали комендантскую роту, теперь уже не ОПП “13”, а ОПС – Особого партизанского соединения – “Тринадцать”. Я оказался бойцом 3-го взвода.

В одной из операций 2-х отделений зимой 1944 г., с командиром взвода москвичом Иваном Бочкиным во главе, из засады были подбиты 2 немецкие автомашины, легковая и грузовая с тентом. В живых осталась в легковой машине только немка в военной форме, которую прикрыл своим грузным телом офицер.

В феврале 1944 г. отправились отделением на “железку”. События, развернувшиеся на хуторе, описаны.

В ночь на 23 июня, я был переправлен на самолете в советский тыл “лечиться и учиться” – так, напутствуя, сказал комиссар ОПС “13” И.А. Стрелков.

После длительного лечения в одном из госпиталей Свердловска, по моей просьбе, обком комсомола направил учиться в Казанское суворовское военное училище, где меня приняли, без сдачи вступительных экзаменов и медкомиссии (ни того, ни другого не выдержал бы, т.к. был, по сути, инвалидом). Там начались мои очередные испытания.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru