Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Марина Воронкова
«ХОЛОКОСТ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Ефим Юдовин
«БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

Ефим Юдовин
«НЕКОГДА ДУМАТЬ, НАДО СПАСАТЬ»

Ефим Юдовин
«НА ВОЛНАХ МОЕЙ ПАМЯТИ»

Яков Рухман
«ДВА ГОДА Я БЫЛ ДЕВОЧКОЙ»

Моисей Миценгендлер
«ПО ДОРОГЕ К ПАРОМУ»

Ефим Гольбрайх
«В ДВЕРЯХ СТОЯЛ СЫН»

Лейб Юдовин
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Лейб Юдовин
«НАЧАЛО ВОЙНЫ»

А. Авраменко
«СОХРАНИТЕ ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Константин Карпекин
«АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ О БЕШЕНКОВИЧСКИХ СИНАГОГАХ»

Михаил Фишельман
«О ТОМ, ЧТО ПОМНЮ»

«ЖИЗНЕЛЮБ»

Галина Майзель
«МЫ РОДОМ ИЗ БЕШЕНКОВИЧЕЙ И СЛУЦКА»

Лев Полыковский
«БРОНЯ ЛЕВИНА И ЕЕ СЕМЬЯ»

Аркадий Шульман
«ПОРТРЕТ, НАРИСОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ»

Дарья Ломоновская
«Николай Гудян: “МЕНЯ ИЗБИВАЛИ ЗА ТО, ЧТО МОЙ ОТЕЦ НЕМЕЦ”»

Раиса Кастелянская
«ПАМЯТЬ СЕРДЦА»

Воспоминания М. Б. Запрудского

Станислав Леоненко
«ДАННЫЕ О ЕВРЕЯХ, ЖИВШИХ В БЕШЕНКОВИЧАХ И ПОГИБШИХ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА»

Станислав Леоненко
«ЕВРЕИ, ЖИТЕЛИ БЕШЕНКОВИЧСКОГО РАЙОНА, ПОГИБШИЕ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Исаак Юдовин
«ПАРОМ»

Бешенковичи в «Российской еврейской энциклопедии»


Лев Полыковский

БРОНЯ ЛЕВИНА И ЕЕ СЕМЬЯ

С Броней Левиной мы говорили о разных вещах, она хорошая собеседница, увлеченный человек. Пишет стихи, рисует. По натуре оптимист и это помогает ей в жизни.

Броня Яковлевна (Брайна Янкелевна) Левина родилась 15 августа 1925 года в местечке Бешенковичи Витебской области.

Папа, Левин Янкель Гиршевич, родом из деревни Свитино Бешенковичского района Витебской области. До войны в деревне он работал кузнецом, а после войны в местечке – рубщиком мяса, в последние годы – билетером в кинотеатре. Папиного отца звали Гирша, маму – Сора-Эстер. В Свитино до революции они батрачили на помещика. Броня дедушку и бабушку по отцу никогда не видела.

Сидят: мама Брони, ее брат Илья и отец. Стоят: брат Гриша и сестра Соня. Бешенковичи.
Сидят: мама Брони,
ее брат Илья и отец.
Стоят: брат Гриша
и сестра Соня. Бешенковичи.

Однажды до революции, когда Бронин отец был молодой, и их семья работала на помещика, он загнал лошадь на помещичьи посевы. Помещик его поймал и за это хотел сурово наказать. Но отец и мать просили на коленях, чтобы помещик его отпустил, что он дурачок, хотя это было не так, и еле уговорили отпустить сына.

Мама – Рыжик Мария Моисеевна (Малка Мовшевна), по мужу Левина. Домохозяйка. Занималась надомным трудом: вязала шапочки, работала в ларечке.

Когда были помоложе и посильнее, Левины держали корову.

Мамин отец, Мейша-Арон, был шорником, мамина мать Эйдле-Гиша – домохозяйкой. Они родом из Островно (сейчас это Бешенковичский район), жили там до войны. Когда бабушка лет в шестьдесят умерла, дедушку Бронины родители забрали в Бешенковичи. Там он и доживал свои годы, там умер и похоронен на еврейском кладбище.

В семье у Левиных росло шестеро детей. Старшая по возрасту Нина. Она умерла до войны в детсадовском возрасте, потом шел Гриша, Соня, Броня, Мулик (тоже умер в детсадовском возрасте еще до войны). Младшим был Илья.

Два брата (справа налево): Гриша и Илья.
Два брата (справа налево): Гриша и Илья.

До войны жили на улице Володарского в небольшом домике. С одной стороны соседи Мельниковы: Шолом – сапожник и жена Брайна – домохозяйка. У них было семеро детей: Хьена (старшая), Доба, Ича, Рохе-Бейля (училась с Броней), Ливше, Залман. Это была бедная семья.

С другой стороны жили Лобок Мендл и Тулба. У них был один сын и три дочки: Хава и Мира, имя третьей Броня не помнит. Они были состоятельные, по тем временам, люди. Дочки до войны уехали в Ленинград.

Те из Лобков и Мельниковых кто остался в Бешенковичах, погибли от рук фашистов и их пособников.

Помнит Броня большую семью Юдовиных (Мортха и Бейля его жена). Их дом сохранился и после войны они в него вернулись. Жили в Бешенковичах Шульманы.

Еврейские традиции в доме соблюдали. Так было почти во всех еврейских местечковых домах. Отмечали Пейсах. Мацу делали сами. На Пурим мама пекла гоменташи с маком. Отец был верующим человеком. Броня помнит его молящимся. В доме была Тора, Сидур.

Когда у папиной сестры Рохи-Леи умер муж и дети ее забрали в Ленинград, она продала Брониным родителям за небольшую сумму свой большой дом на улице Урицкого возле рынка. Чтобы купить его, Левины продали старый дом, с трудом насобирали деньги на покупку.

В годы войны от их большого дома осталось пепелище. А домик на Володарского сохранился и после войны. Жившие там муж с женой – старики, вернулись из эвакуации и там поселились. Им было, наверное, под сто лет. Фамилия их Броне не запомнилась.

Сестра Соня, ее дочка Алла и муж Фима.
Сестра Соня, ее дочка Алла и муж Фима.

Маленькой Броня ходила в еврейский детский сад, потом – еврейскую школу и окончила в местечке шесть классов еврейской школы. Изучала идиш, все предметы в школе вели на идиш. С седьмого по девятый классы училась в русской школе.

Директором еврейской школы был Глинник. Учителя: хаверте Гене, хаверте Алте, Быховский.

В русской школе работали учителя: Каменецкий, Церковский, Смирягин.

С Броней учились Фима Лейтман (был очень способным мальчиком, погиб в гетто вместе с семьей), Саша Гольбрайхт, его двородный брат Абрам Гольбрайхт, Бэлла Цивьян, Пеша Хейфиц, Нина Рывкина, Миша Аксель, Лева Моченят, Борис Шейнин, Нина Рывкина. Многие погибли в годы войны. Сестра Фимы Лейтмана пряталась в подвале и ее выдали фашистам.

Когда Броня перешла в русскую школу, стала учиться с Галей Соколовской (она влюбилась в Мишу Акселя), Милой Меднис (ее отец был репрессирован), Катей Стабровской, Зиной Молотковой, Юрой Какашинским.

Справа налево: Бронины папа, мама, жена брата Гриши Мария, Броня, сын Гриши.
Справа налево: Бронины папа, мама, жена брата Гриши Мария,
Броня, сын Гриши.

Одноклассник Брони Яша Генин случайно встретил ее лет 15-20 назад. Он рассказал ей о себе. Немцы схватили Яшу, мучили, издевались над ним, но ему удалось вырваться, он долго бродил по лесам и болотам, пока не перебрался через линию фронта. Там вначале подумали, что он изменник Родины. Проверяли. Как смог еврей остаться живым. Убедились, что Яков говорит правду. Он попросился на фронт, прошел всю войну, есть награды. После Победы вернулся в Бешенковичи, затем переехал в Витебск, женился, выросли двое детей. О Якове Генине писали в журнале «Мишпоха». Через некоторое время после той встречи Яков Генин с семьей репатриировался в Израиль.

Когда началась Великая Отечественная война, Броне было 16 лет. Она кончила 9 классов.

Семья Левиных успела уйти из Бешенковичей на восток.

Перед войной в доме Левиных на квартире жил беженец из Польши еврей Гриша Стоцкий. Броня ему помогала учиться в вечерней школе. Когда началась война, Гриша сказал, что надо обязательно эвакуироваться. А Бронин отец – Янкель Гиршевич этого не хотел, он был патриотом и говорил, что немцы до Бешенкович не дойдут. Но все вместе его уговорили.

Янкель Гиршевич был уже не призывного возраста. И вся семья: отец – Янкель Гиршевич, мама – Малка Мовшевна, шестнадцатилетняя Броня и семилетний братик Ильюша, а также беженец из Польши Гриша двинулись фактически без вещей по витебскому шоссе к Витебску. Они влились в огромную толпу беженцев. До Витебска от Бешенковичей 50 километров. Стояла страшная жара. Проходили через Островно, где до войны жили мамины родители Мейша-Арон и Эйдле-Гиша. В Островно мародеры грабили магазины и склады. Фашистские самолеты обстреливали местечко. И поэтому пришлось спрятаться под мостиком. Гриша встретил своих знакомых польских евреев и присоединился к ним. Потом двинулись дальше на Витебск.

В большой толпе семья Левиных дошла до города. На витебском вокзале набрали кипяток, чтобы хотя бы утолить жажду. О еде и не мечтали. В Витебске сесть в эшелон не удалось и пешком пошли дальше. Шли долго. Пока не забрались в товарный вагон. В него набилось много народу. Доехали до Рудни. В Рудне разбомбили состав, бомбы попали в паровоз и в вагон. Самолеты из пулеметов обстреливали людей. Спасаясь, все разбежались по полю. Вокруг падали убитые и раненые.

Броня Левина. 1949 г.
Броня Левина. 1949 г.

Продолжили путь, понимали, что надо уходить на восток. Шли вдоль железной дороги и увидели какой-то состав, забрались на открытую платформу и поехали дальше. Ночью пошел дождь, все вымокли. Неожиданно появился какой-то армейский начальник и сказал, что беженцев будет судить военный трибунал. Оказывается, они сели в воинский поезд. Армейский начальник забрал у всех документы. А под утро вернул документы и сказал, чтобы люди вышли на следующей остановке.

Затем беженцы снова шли вдоль железной дороги пока не сели в следующий состав. Доехали до Сорочинска Чкаловской области. На перроне подошел к вагону директор совхоза имени Молотова Боков и спросил: «Кто хочет поехать в совхоз?»

Левины согласились. Их поселили в пустующем бараке с еще одной семьей. Во второй семье была жена фронтовика Аня Рубина с маленькой дочкой детсадовского возраста и свекровь. А муж Ани – Исаак воевал на фронте.

Всего в маленькой комнатушке жило семь человек. В этой комнате была печурка. Когда ее топили, дым шел в комнату. Летом готовили на улице, на кирпичах. Пол был деревянный с трещинами. Так прожили до 1944 года, потом уехали в Дзержинск к старшему сыну Левиных. Соседи остались в той же комнате.

Броня Левина вспоминает четыре эпизода из жизни в совхозе.

Она с мамой долбили в сарайчике молотком жмых, который хранился под самым потолком. Чтобы добраться до него, мама забиралась на плечи Брони. Они были голодными и сосали этот жмых.

Как-то мама с Броней и Ильюшей пошли в баню. Она находилась довольно далеко от дома. В баньке мама с Броней угорели и упали в обморок. А Ильюшка испугался и стал их спасать. Доползли до конторы, там вызвали фельдшера, и он спас их.

Броню с мамой послали зимой собирать оставшиеся на поле подсолнухи. Снег был высотой в полметра. Броня была в тоненьких чулочках и ботиночках и отморозила ноги. Крестьянин положил Броню на сани с подсолнухами и привез домой. Она болела, с трудом поправилась.

Броня заболела малярией где-то осенью. Температура была под 40 градусов. Она с трудом победила эту болезнь, получила осложнение.

Броня и мама работали на разных работах. Папа – в кузнице. В конце 1943 года родители написали письмо старшему сыну Грише в Дзержинск. Он прислал вызов, и они переехали в Дзержинск Горьковской области. Сняли квартиру. С полгода Броня работала с детьми. Потом поступила учиться в Дзержинский химико-технологический техникум. После его окончания распределили в Копейск Челябинской области.

После войны, папа поехал в Бешенковичи решать вопрос с жильем. С помощью хороших знакомых и властей он из деревни перевез дом и в муках собрал его по бревнышку.

Когда дом был готов, приехали в Бешенковичи мама с Ильей.

Броня работала по распределению в г. Копейске, после этого еще год – в Дзержинске на химическом заводе. Затем приехала ненадолго в Бешенковичи, не смогла найти работу и поехала в Витебск. Там она долго мыкалась, работала писарем, разносчиком газет, в химчистке. Год трудилась на целинных землях в Казахстане. Потом устроилась на завод "Монолит". Пятнадцать лет проработала там и оттуда ушла на пенсию.

В центре Ефим Караковский.
В центре Ефим Караковский.

Как сложилась судьба у многочисленной Брониной родни?

В 20-е и особенно в 30-е годы еврейская молодежь стала массово покидать местечки. Был разрушен традиционный уклад жизни, молодым людям хотелось учиться, жить в больших городах. В полной мере это коснулось и родственников Брони Левиной.

Старший брат Брони – Гриша в 13 лет уехал в Сталинград к дяде, Исааку Ароновичу Рыжику, кадровому военному, прошедшему впоследствии всю войну маминому брату. Гриша работал токарем, окончил техникум в Сталинграде и в 19 лет направлен в Дзержинск. Там работал инженером, потом начальником цеха. Заочно окончил институт. Женился на Марии Сафоновой. У них трое детей: Лева, Володя и Люда.

Гриша работал на химическом предприятии. В 60 лет, едва выйдя на пенсию, он умер.

Сестра Брони – Соня окончила 10 классов и поступила в Московский институт иностранных языков. Не успела окончить последний курс, как началась Великая Отечественная война. Она уехала в Дзержинск к брату, и стала работать на заводе. В Дзержинске стояла воинская часть, в ней служил Фима Караковский. Они познакомились и поженились. Фима воевал, дослужился до подполковника. После войны они много поездили по Беларуси. Жили в Орше, Станьково, Вилейке. Последние годы жили в Мозыре. Ефим вышел в отставку. Когда Соня умерла, дочь Алла увезла отца в Израиль.

Варлен Стронгин, его мама Рахиль Ароновна и сестра Майя.
Варлен Стронгин,
его мама Рахиль Ароновна
и сестра Майя.

Сестра Брониной мамы – Рахиль Ароновна родилась в Островно, жила в Витебске, затем уехала в Москву и вышла замуж за Льва Стронгина, работала научным референтом в Кремле. У них было двое детей: Варлен и Майя. Лев был известным человеком: экономистом и писателем, встречался с Лениным. Его репрессировали и реабилитировали после смерти Сталина. Вскоре Лев умер. Его сын Варлен стал известным писателем. Живет в Москве. Майя живет в Германии.

Еще одна сестра мамы Эстер жила Витебске. Ее муж Пейша Мушкат работал в театре Якуба Коласа музыкантом. Эстер умерла до войны. У них было двое детей: Оля и Абраша. Абраша был музыкантом и работал в Концертном зале имени Чайковского в Москве. Оля была учительницей.

Брат мамы Исаак Аронович Рыжик родился в Островно, потом переехал в Сталинград, прошел всю войну. У него было трое детей: Лиля, Эльвира, Борис. Он прожил около 90 лет.

Слева направо: Фима Караковский; его жена и сестра Брони Соня; Бронин дядя Исаак Рыжик; внучка Сони. Август 1975 г.
Слева направо: Фима Караковский, его жена и сестра Брони Соня,
Бронин дядя Исаак Рыжик; внучка Сони. Август 1975 г.

У Брониного отца было четыре брата: Израиль, Меир и Залман, еще один брат, имя которого она не помнит, жил в Америке, и сестра Рохе-Лея.

В годы войны фашисты уничтожили десять Брониных родственников: Папиного брата Залмана, его жену Сэйну, невестку, двоих маленьких деток, папиного брата Меир, его жену Стеру, их трое детей. Залман пытался убежать, но полицаи поймали его в лесу и выдали фашистам.

Еще один папин брат Израиль был в эвакуации с женой и двумя дочками. Там умерли он и его жена. Осталось двое детей Лена и Соня. Лена пропала без вести. Соня осталась одна, вернулась в Бешенковичи. Окончила пединститут, работала в Бочейково, потом в Бешенковичах. В начале 90-х годов многие Бронины родственники уехали в Израиль.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru