Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«НА РОДИНЕ МОИХ СНОВ»

Галина Попова
«ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ – НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»

Самуил Райхман
«Я РОДИЛСЯ В ДУБРОВНО»

Екатерина Козлова
«ДУБРОВЧАНЕ»

Инна Абрамова
«ДНЕПРОВСКАЯ МАНУФАКТУРА»

Константин Карпекин
«СОХРАНИЛИ ВЕРУ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО»

Тамара Хейфец
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Зинаида Майзелис
«ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ВО ВНУКАХ»

Аркадий Шульман
«ВОСПОМИНАНИЯ О ДУБРОВНО»

Аркадий Шульман
«ИСТОРИЯ ОДНОГО ПИСЬМА»

Елена Коган
«ИЩУ ЛАПАТУХИНЫХ И ЛИТВИНЫХ»

Белла Великовская
«ЗАПИСЫВАЙТЕ СВОЮ ИСТОРИЮ»

Дмитрий Посутман
«СЕМЕЙНАЯ ИСТОРИЯ»

Аркадий Шульман
«ХОЧУ, ЧТОБЫ ВНУКИ ЗНАЛИ И ПОМНИЛИ»

Елена Темерева
«ДУБРОВЕНСКАЯ ФАМИЛИЯ»

Лидия Чепелова
«В ДУБРОВЕНСКОМ РАЙОНЕ УВЕКОВЕЧИЛИ ПАМЯТЬ ЕВРЕЙСКОГО РОДА МЕКЛЕР»

Галина Попова
«МОЯ СЕМЬЯ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Дубровно в «Российской еврейской энциклопедии»


ХОЧУ, ЧТОБЫ ВНУКИ ЗНАЛИ И ПОМНИЛИ

Мой собеседник Юрий Аркадьевич Нирман – подполковник в отставке, почти 30 лет прослуживший в Советской армии и прошедший путь от курсанта до заместителя начальника военного научно-исследовательского института в Санкт-Петербурге. Служил на севере, в центральной части России. Уже более 25 лет военный пенсионер. Живет в Санкт-Петербурге.

– Вы родились в Дубровно, Ваши родители из Дубровно. Расскажите о своих родителях, что Вам известно о довоенном местечке Дубровно?

– Я родился в 1938 году. Дубровно было наполовину еврейским городком. Евреи работали на льнозаводе, в мастерских, в типографии, были ремесленниками, торговали в магазинах, лавках. Мой отец был мясником. Его звали Арон Евелевич Нирман. Он 1900 года рождения. Когда началась война, ему шел только 41-й год. Физически он был очень сильным человеком.

Когда началась война, немцы уже 5 июля были в Дубровно. Отец и старший брат Гриша (он 1921 года рождения)смогли отправить в эвакуацию нашу семью эшелоном, который отправлялся из Осиновки. Это был последний проходящий на восток состав. Отправили маму, меня и брата Мишу. В Дубровно остались отец и брат Гриша. Они были сразу призваны в народное ополчение. Его возглавил бывший начальник милиции Дубровно Мовэ. Еврей, я много слышал о нем. Ополчение, необученных людей, вооружили какими-то берданками. Фактически никакого сопротивления регулярной немецкой армии они не оказали. В Дубровно к началу войны действовало много немецких осведомителей. Они составляли подробнейшие карты местности, подавали сигналы самолетам.

Отец попал в плен, а старший брат Гриша успел уйти на восток. Потом он нас нашел в городе Мучкапе, куда мы эвакуировались. Оттуда мы переехали в Казань.

Отец бежал из плена, он прятался у местной жительницы, она жила напротив нашего дома в Дубровно по улице Крылова. Белорусская женщина, ее звали Аўгинья (Евгения). Мне мама об этом рассказывала. Она какое-то время прятала отца в подвале дома, но потом скрываться у соседей стало очень опасно, и отец ушел от них.

Недавно я беседовал с женщиной по фамилии Нирман, зовут ее Дора. Она тоже из Дубровно, сейчас живет в Азове Ростовской области. Сразу же после войны она вернулась в Дубровно и ей рассказывали про моего отца. Возможно, мы с Дорой какие-то дальние родственники.

Когда отца поймали и вели в Дубровенское гетто, он под охраной полицая или немца шел по мосту через Днепр. Он сбросил охранника с моста и сам тоже упал в реку и погиб. Отец не был расстрелян в гетто. Он не сдался без боя.

После эвакуации мы вернулись в Оршу, в Дубровно наш дом по улице Крылова сгорел. Сегодня я очень сожалению, что так мало узнавал о жизни в Дубровно.

– Вашими усилиями памятник евреям, погибшим в Дубровенском гетто, отреставрирован, на нем появились фамилии погибших.

– Памятник был поставлен сразу же после войны, в 1948 году по инициативе депутата Дубровенского горсовета Хасина, у которого здесь тоже погибла вся семья. Сделан был за деньги горсовета. Он сложен из кирпича, оштукатурен, стоит на бетонном фундаменте. На памятнике была безымянная табличка «Советским гражданам, погибшим от рук немецко-фашистских захватчиков 1941–1942 годах». В то время все еврейские памятники, если они устанавливались, были безымянными. Ни одного слова не говорилось, что здесь погребены евреи. Я все годы хотел увековечить память конкретных людей, расстрелянных фашистами и их подручными. Вначале я изготовил в Санкт-Петербурге плиту с фамилией, именем моего отца и вмонтировал в памятник. Мой старший брат Миша, он жил в Орше, перед самой смертью, по просьбе историка Геннадия Винницы, когда тот расспрашивал его о жизни в Дубровно, вспомнил около 50 фамилий (конкретных людей и целых семейств), расстрелянных в Дубровенском гетто. Эти данные опубликованы в книге Геннадия Винницы «Горечь и боль»

– Вы спонсировали издание этой книги?

– Да, тогда я занимался бизнесом и имел возможность спонсировать издание трех книг историка.

Это список не давал мне спокойно жить. Я решил изготовить мраморные доски с выгравированными фамилиями погибших. Я заказал их в Орше. Потом с племянником приехал в Дубровно и вмонтировал их в памятник.

– Я видел, что Вы с внучатым племянником посадили рядом с памятником аллею.

– Фактически там было расстреляно две тысячи человек. Винница конкретизирует цифры и пишет о 1895 евреях. Точно никто не знает, да уже и не узнает, сколько людей там полегло.

Когда я был в Израиле в Яд Вашеме с помощью доктора Зельцера, получил список, составленный после войны Государственной Чрезвычайной комиссией по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков. Там 350 фамилий. Не только евреи, но и два белоруса, расстрелянные здесь. Я решил эти фамилии тоже увековечить. Изготовили по моему заказу три мраморные плиты. Мы их вмонтировали. Теперь со всех сторон памятника стоят мраморные плиты с фамилиями погибших. На самом памятнике я сделал такую надпись: «Имена остальных знает только Бог».

Я каждый раз, бывая в Орше, обязательно заезжаю в Дубровно. Это мой личный Холокост.

Надо сказать добрые слова в адрес руководства Дубровенского льнозавода: директора и председателя профкома. Завод ухаживает за памятником, перед праздниками красят ограду, высаживают цветы. Это очень трогательно. Еврейской общины в Дубровно уже нет – ни одной еврейской семьи не осталось.

Вместе с тем сохраняется память и о старом еврейском кладбище. Оно сейчас символическое, мемориальное. На его месте построен стадион. Но директор местного сельскохозяйственного лицея, очень порядочный человек, увидев разбросанные мацейвы, собрал в одно место почти 40 надгробных памятников, огородил это место, ухаживает за ним.

Я очень признателен этим людям, перед Днем Победы собрал их, накрыл хороший стол. Мы посидели, вспомнили про Дубровно.

Они мне показали старую ткацкую фабрику, которая выпускала талесы на всю Европу, они и в Америку шли. Я сфотографировал водосборное сооружение 1900 года. На этом сооружении до сих висит кронштейн с магиндовидом. Уникальная вещь. Водозабор был построен на деньги еврейской общины Дубровно.

Есть еще безымянные памятники в местечках Дубровенского района: Баево, Россосны. Я готов заказать таблички с фамилиями, нужно только содействие, чтобы вмонтировать их в памятники.

Интервью взял Аркадий Шульман


Видеоинтервью Юрия Нирмана

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru