Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Михаил Ривкин, Аркадий Шульман
«ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ.»

Воспоминания Каим Л. Г.

Воспоминания Зиберт Е. Н.

Воспоминания Ивановой И. Г.

Воспоминания Баранова И. А.

Аркадий Шульман
«Я ПРОШЕЛ КРУГАМИ АДА…»

Людмила Хмельницкая
«ИЗ ИСТОРИИ ВИТЕБСКИХ СИНАГОГ»

Ирина Левикова
«КАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАКАЯ ЖИЗНЬ – НАВСЕГДА»

Открытие Мемориального знака памяти узников Витебского гетто. 25 июня 2010 г.

Эдуард Менахин
«МЕНАХИНЫ»

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ ПАМЯТИ»

Воспоминания Яловой Р. Х.

Вера Шуфель
«О ТОМ, ЧТО БЫЛО…»

Павел Могилевский
«МОЯ ПРАБАБУШКА»

Аркадий Шульман
«СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ»

Александр Коварский
«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ САПЁРОМ»

Михаил Матлин
«СЕМЬЯ МАТЛИНЫХ»

Лев Полыковский
«ИСТОРИЯ ВИТЕБСКОЙ СЕМЬИ»

Полина Фаликова
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ»

Владимир Костюкевич
«ДЕВОЧКА ИЗ ГЕТТО»

Вера Кнорринг
«ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Аркадий Шульман
«НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО»

Жерновков Сергей
«ИОСИФ ТЕЙТЕЛЬБАУМ»

Яков Басин
«ХЕДЕРЫ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»

Марк Папиш
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

Ефим Гольбрайх
«БЫЛОЙ ВОЙНЫ РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРОКИ»

Воспоминания Я. Михлина.

Борис Бейнфест
«О МОИХ ВИТЕБЛЯНАХ»

Инта Серебро
«НА ВОЙНЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ СТРАШНО»

Ирина Азевич
«ТАК СРАЖАЛИСЬ ГВАРДЕЙЦЫ»

Александр Блинер
«МОЯ СЕМЬЯ»

Юрий Ивановский
«О МОЕЙ БАБУШКЕ»

Белла Дукаревич
«ЕЖЕДНЕВНО ВСПОМИНАЮ О НИХ»

Владимир Пескин
«СЕМЬЯ ГЕРОЕВ»

Григорий Аронов
«ПАМЯТИ ОТЦА»

Залман Шмейлин
«АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ…»

Мария Конюкова
«ВНУЧКА И ДОЧЬ МЕДАЛЬЕ»

Дина Каим
«ПОД ЕЕ РУКОВОДСТВОМ ИЗГОТАВЛИВАЛИ ПЕРВЫЙ ПЕНИЦИЛЛИН В СССР»

Анатолий Хаеш
«МОЯ БАБУШКА ФРЕЙДА ШЕВЕЛЕВА, ПО МУЖУ – ИГУДИНА, ЕЕ СЕМЬЯ И ПОТОМКИ»

Вера Ключникова
«МОЯ ЖИЗНЬ»

Роза Левит
«НАЧНУ С НАЧАЛА ПРОШЛОГО ВЕКА»

Сьюзан Левин
«ВСПОМИНАЯ ВИТЕБСКИХ ПРЕДКОВ…»

Аркадий Шульман
«НОВАЯ СИНАГОГА В ВИТЕБСКЕ»

И. Смирнова
«ЗАБЫТЫЙ ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Яков Шейнин
«ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ В ВИТЕБСКЕ В 1908 ГОДУ»

Константин Карпекин
«ЧТОБЫ ВСЕ МОГЛИ УЧИТЬСЯ»

Р. Мордехай Райхинштейн
«РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Григорий Лесин
«Я ПОМНЮ»

Михаил Ханин
«ГВАРДИИ СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ИСААК ХАНИН»

Нисон Йосфин:
«А Я УПРЯМЫЙ»

«ВОСПОМИНАНИЯ О ПОГРОМЕ В НОВКЕ»

Михл Вышецкий
«ЭТО ЖИЗНЬ!»

Наталия Крупица
«БЕЛАРУСЬ-ИЗРАИЛЬ: УЧИТЕЛЬ МАРКА ШАГАЛА И ТАЙНА СЕМЕЙНОЙ РЕЛИКВИИ»

«ХРАНИТЕЛИ ПАМЯТИ. ЭПИЗОДЫ. ВИТЕБСК». Видео.

Витебск в «Российской еврейской энциклопедии»


Аркадий Шульман

СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ

Сотни тысяч детей военного времени узнали, что такое детские дома и остались жить только благодаря помощи и заботе чужих людей. Имена и фамилии многих из них дети войны, ныне сами ставшие дедушками и бабушками, никогда не знали. Но всегда вспоминают с теплотой, нежностью и огромной благодарностью.

Доба Львовна Лиознянская с внучками Юлией и Полииной.
Доба Львовна Лиознянская
с внучками Юлией и Полииной.

Лиознянские: мама и трое детей уехали из Витебска, как говорит Эрнст Абелевич, последним эшелоном. Отец, уже мобилизованный в Красную Армию, сумел посадить их в теплушку и только после этого ушел на фронт. По дороге их бомбили, немецкие самолеты хозяйничали в воздухе. Им еще повезло, что состав шел через лес. Машинист остановил поезд, люди выпрыгивали из теплушек, снимали детей и прятались в лесу. Самолеты отбомбившись, стали расстреливать людей из пулеметов, но густая крона деревьев многим помогла спрятаться. Когда закончился налет вражеских самолетов, отцепили разбитые теплушки от состава, и собрались ехать дальше. Трое детей Лиознянских плакали, звали маму, но она не отзывалась. И если Эрнст, которому было то всего два годика, еще мало что понимал, то его старшие сестры: Полина, которой исполнилось десять лет и восьмилетняя Юля, уезжали на восток, чувствуя, что какое-то огромное, невозможное оценить детским умом, горе, обрушилось на них. Мама находилась в том же составе, но была ранена во время авианалета и лежала без сознания в другой теплушке. Но счастье всей семьи, ее подобрали посторонние люди, не оставили погибать в лесу. Маму, Фруму Львовну Лиознянскую (Пейсаходину), довезли до ближайшего населенного пункта, в котором был госпиталь, и передали военным медикам.

Детей довезли до города Октябрьский, тогда это была Тамбовская область (теперь Саратовская), и сдали в детский дом.

«Сестры мне рассказывали, что относились к нам хорошо. Сам я, конечно, этого не помню. Но были накормлены, одеты, досмотрены сестры учились и за это огромное спасибо посторонним людям, которые спасли наши жизни. К сожалению, мы даже не знаем их имен», – сказал Эрнст Лиознянский.


Фрума и Абель Лиознянские.
Фрума и Абель Лиознянские.

До 22 июня 1941 года семья Лиознянских счастливо жила в Витебске. Глава семьи Абель Юдович работал директором хлебопекарни № 3. Витебляне с довоенным жизненным стажем, наверное, вспомнят: она находилась в центре города, напротив, кинотеатра «Спартак». Абель Юдович был из Яновичей, небольшого местечка под Витебском. Лиознянские были жителями в Яновичей в нескольких поколениях. Родился Абель в семье учителей в 1898 году. Юдель Лиознянский преподавал математику, его жена – русский язык. В семье росли шесть братьев и сестра. Все они, как тогда говорили, «вышли в люди», получили образование: брат и сестра стали учителями, остальные – военными. Безусловно, местечковые юноши и девушка достигли этого, в том числе и благодаря советской власти. Юдель умер, еще до женитьбы его сына Абеля. Жена Юделя умерла 26 апреля 1941 года. Они похоронены на снесенном ныне Яновичском еврейском кладбище.

Абель Юдович приехал в Витебск из Яновичей в 1932 году. Работал пекарем, затем окончил институт и стал директором пекарни.

Фрума Львовна Лиознянская.
Фрума Львовна Лиознянская. 1938 г.

Фрума Львовна была из Суража, тоже местечко, расположенное недалеко от Витебска. Она 1906 года рождения. Но мачеха ей прибавила в документы сразу четыре года. Мать Фрумы умерла, когда девочке было всего два года, отец умер, когда еще не исполнилось восемь лет. После смерти первой жены, отец взял в жены вдову с тремя детьми. В совместной жизни у них родилось еще трое. Пока был жив отец, мачеха хорошо относилась к приемным детям, а после его смерти, постаралась поскорее выпроводить их из дома. Никто не брал на работу маленькую девочку, и тогда мачеха приписала ей четыре она. Фрума пошла работать в Сураже в артель. Девочка была способная и, будучи сиротой, без чьей-либо помощи окончила вначале техникум, а затем медицинское училище. Работала медиком.


Когда Фрума Львовна в госпитале пришла в сознание, первая мысль была о детях. Где они, что с ними? Она стала их искать по всем детским домам, которые были по пути следования эшелона с эвакуированными из Витебска. Старшие девочки знали фамилии, имена, даты рождения. И Фрума Львовна смогла найти детей. А вот забрать их к себе сумела не сразу. После выздоровления, она продолжила служить в том же эвакогоспитале. Он находился недалеко от линии фронта. И только в ноябре 1943 года маме дали санитарный самолет и она прилетела за детьми и забрала их к себе. С тех пор и до демобилизации, они были рядом с ней в госпитале.

«Отец был лейтенантом, сапером, прошел практически всю войну, от первого дня и дошел до Австрии. Погиб в декабре 1944 года, – рассказывает Эрнст Абелевич. – Мама не получала писем от отца. Наконец, разыскала в какой воинской части он служил. Написала письмо, пришел ответ, что Лиознянский выбыл. Однажды в годы войны он мог встретиться с мамой, но не судьба. После ранения в 1942 году, попал в тот же госпиталь, где служила мама. Но находились они в разных отделениях и не знали друг о друге. Однажды одна медсестра, случайно разговорившись с мамой, сказала, что в их отделении лечится раненный, с такой же фамилией, как у нее. Мама побежала в то отделение, но отца уже выписали. Потом они нашлись, переписывались».

Где погиб лейтенант Лиознянский дети знали, а вот где конкретно похоронен – нет. В 70-е годы Эрнст Абелевич писал запросы, ездил в Архив Министерства обороны в Подольск, обращался в газету «Красная Звезда», журнал «Советский воин». Он нашел сослуживцев отца. И те рассказали, что похоронили на окраине города, там где был бой, в братской могиле. Штыком на дереве вырезали фамилии погибших. Думали, потом после войны кто-то поставит памятник.

Григорий Лиознянский (слева).
Григорий Лиознянский (слева).

Не вернулся домой с войны и старший сын Лиознянских. Григорий до войны поступил учиться в военное училище. В 1941 году, когда началась война, он перешел на последний курс. Курсантов сразу бросили в бой. Григорий Лиознянский был командиром танка, погиб 6 июля 1941 года в Эстонии у города Йихви. Там и похоронен.

В этой семье все мужчины ушли на фронт и все сложили свои головы.

«Мамин брат Пейсаходин Залман Львович был в партизанском отряде у Миная Шмырева, – рассказывает Эрнст Лиознянский. – Однажды он отправился в разведку. Его узнал довоенный сосед и выдал. Залмана повесили в Сураже на площади. Другой мамин брат Яков Львович прошел всю войну, вернулся домой, умер в 1962 году.

Наш родственник Борис Дукаревич тоже воевал в партизанском отряде у Миная Шмырева. Он еще до войны работал вместе со Шмыревым. Потом стал летчиком. Когда его самолет сбили, он сумел выжить и волею судьбы оказаться в партизанах у Шмырева. Борис Дукаревич погиб в годы войны. Минай Филиппович Шмырев после войны передал его жене Елизавете Моисеевне, она жила в Туле, часы мужа. Он хранил их у себя, как память о друге.

В Яновичах в годы войны оставалась сестра отца Галина Лиознянская. Она погибла в гетто».

Фрида Львовна Эрперт.
Фрида Львовна Эрперт.
Сестра Фрида Львовна Эрперт, мачеха, Гриша.
Сестра Фрида Львовна Эрперт, мачеха, Гриша.

Демобилизованная из армии Фрума Львовна вернулась в Витебск с тремя детьми в октябре 1945 года. Дом, где они жили, разбомбили, поселились на частной квартире. Потом дали комнату, в которой раньше жили, погибшие в годы войны витебляне. Фрума Львовна пошла работать в детскую консультацию, где и отработала до самой пенсии. Сестры со временем окончили медучилище и работали медсестрами в поликлинике №2.

«Я учился в школе в первые послевоенные годы, – рассказывает Эрнст Лиознянский. – Время было непростое. И дано было уметь постоять за себя. Со мной учились ребята, старше меня и на два, и на три, и на четыре года. Был сын и внук полицая. Но в основном были хорошие, дружные ребята.

За погибшего отца мы получали пенсию. На еду хватало, а больших запросов в то время ни у кого и не было. После школы, я работал на заводе. И в бригаде ко мне относились с уважением. Хотя всякое случалось. Я активно выступал за права рабочих. После моих писем в самые высшие инстанции, восстановили льготную пенсию для работников электронной промышленности».

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru