Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Михаил Ривкин, Аркадий Шульман
«ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ.»

Воспоминания Каим Л. Г.

Воспоминания Зиберт Е. Н.

Воспоминания Ивановой И. Г.

Воспоминания Баранова И. А.

Аркадий Шульман
«Я ПРОШЕЛ КРУГАМИ АДА…»

Людмила Хмельницкая
«ИЗ ИСТОРИИ ВИТЕБСКИХ СИНАГОГ»

Ирина Левикова
«КАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАКАЯ ЖИЗНЬ – НАВСЕГДА»

Открытие Мемориального знака памяти узников Витебского гетто. 25 июня 2010 г.

Эдуард Менахин
«МЕНАХИНЫ»

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ ПАМЯТИ»

Воспоминания Яловой Р. Х.

Вера Шуфель
«О ТОМ, ЧТО БЫЛО…»

Павел Могилевский
«МОЯ ПРАБАБУШКА»

Аркадий Шульман
«СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ»

Александр Коварский
«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ САПЁРОМ»

Михаил Матлин
«СЕМЬЯ МАТЛИНЫХ»

Лев Полыковский
«ИСТОРИЯ ВИТЕБСКОЙ СЕМЬИ»

Полина Фаликова
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ»

Владимир Костюкевич
«ДЕВОЧКА ИЗ ГЕТТО»

Вера Кнорринг
«ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Аркадий Шульман
«НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО»

Жерновков Сергей
«ИОСИФ ТЕЙТЕЛЬБАУМ»

Яков Басин
«ХЕДЕРЫ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»

Марк Папиш
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

Ефим Гольбрайх
«БЫЛОЙ ВОЙНЫ РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРОКИ»

Воспоминания Я. Михлина.

Борис Бейнфест
«О МОИХ ВИТЕБЛЯНАХ»

Инта Серебро
«НА ВОЙНЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ СТРАШНО»

Ирина Азевич
«ТАК СРАЖАЛИСЬ ГВАРДЕЙЦЫ»

Александр Блинер
«МОЯ СЕМЬЯ»

Юрий Ивановский
«О МОЕЙ БАБУШКЕ»

Белла Дукаревич
«ЕЖЕДНЕВНО ВСПОМИНАЮ О НИХ»

Владимир Пескин
«СЕМЬЯ ГЕРОЕВ»

Григорий Аронов
«ПАМЯТИ ОТЦА»

Залман Шмейлин
«АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ…»

Мария Конюкова
«ВНУЧКА И ДОЧЬ МЕДАЛЬЕ»

Дина Каим
«ПОД ЕЕ РУКОВОДСТВОМ ИЗГОТАВЛИВАЛИ ПЕРВЫЙ ПЕНИЦИЛЛИН В СССР»

Анатолий Хаеш
«МОЯ БАБУШКА ФРЕЙДА ШЕВЕЛЕВА, ПО МУЖУ – ИГУДИНА, ЕЕ СЕМЬЯ И ПОТОМКИ»

Вера Ключникова
«МОЯ ЖИЗНЬ»

Роза Левит
«НАЧНУ С НАЧАЛА ПРОШЛОГО ВЕКА»

Сьюзан Левин
«ВСПОМИНАЯ ВИТЕБСКИХ ПРЕДКОВ…»

Аркадий Шульман
«НОВАЯ СИНАГОГА В ВИТЕБСКЕ»

И. Смирнова
«ЗАБЫТЫЙ ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Яков Шейнин
«ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ В ВИТЕБСКЕ В 1908 ГОДУ»

Константин Карпекин
«ЧТОБЫ ВСЕ МОГЛИ УЧИТЬСЯ»

Р. Мордехай Райхинштейн
«РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Григорий Лесин
«Я ПОМНЮ»

Михаил Ханин
«ГВАРДИИ СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ИСААК ХАНИН»

Нисон Йосфин:
«А Я УПРЯМЫЙ»

«ВОСПОМИНАНИЯ О ПОГРОМЕ В НОВКЕ»

Михл Вышецкий
«ЭТО ЖИЗНЬ!»

Наталия Крупица
«БЕЛАРУСЬ-ИЗРАИЛЬ: УЧИТЕЛЬ МАРКА ШАГАЛА И ТАЙНА СЕМЕЙНОЙ РЕЛИКВИИ»

«ХРАНИТЕЛИ ПАМЯТИ. ЭПИЗОДЫ. ВИТЕБСК». Видео.

Витебск в «Российской еврейской энциклопедии»


Воспоминания Елены Николаевны Зиберт

Я прошла войну, была в гетто, где погибла моя мама, меня фашисты отправили в Германию, и после войны моя жизнь была нелегкой. Я знаю, что такое предательство. Судьба щадила меня в моменты, когда я была на грани жизни и смерти. Сегодня мне уже немало лет. И то, что плохих людей я забываю сразу, помогает мне жить.

Елена Николаевна Зиберт.
Елена Николаевна Зиберт.

Все мои деды и прадеды витебские. Здесь я родилась в 1930 году. Мои родители не из богатой семьи. Мама – Дора Мордуховна Дроздник, работала официанткой в ресторане, она была еврейкой, а отец – русский Чукмазов Николай. Мама с ним развелась, когда я была маленькой. Она вышла замуж второй раз за Исаака Хваинсона, он где-то на производстве работал. У меня дядя был военный – Дроздник Абрам Мордухович. Он после войны в МГБ работал. Воевал, в годы войны получил звание майора. Когда началось при Сталине «Дело врачей» ему друг сказал: «Давай Абраша, уезжай далеко-далеко отсюда со своей семьей. А так ты лишишься всего». Он уехал куда-то в Ашхабад, и потом вернулся и снова работал в МГБ.

Когда началась война, отчима моего здесь оставили работать. Когда была эвакуация и соседа нашего Семена оставили. Они погибли, когда немцы пришли.

Дядя Абраша пришел к нам и сказал: «Дора, я дам тебе машину до вокзала, собирайся, ты должна уехать». Она очень не хотела, но он, буквально, насильно нас заставил. Мы даже ничего не взяли, ни документы, ни одежду. Дядя посадил нас в пассажирский вагон, много было детей детдомовских, их эвакуировали. Мы не доехали до Рудни, приблизительно, километров десять и там наш поезд остановился, паровоз сломался. С обеих сторон мох был и вода. Немцы бомбят, стреляют. Мы бежали от бомб и едва не утонули. У нас в Рудне какие-то дальние родственники жили, они как раз собирались уезжать на своей лошади, у них большая семья была.

Моему братику Вовочке всего два годика было. У нас бабушка была больная. Мама говорим: «Возьмите только ребенка и бабушку, а мы пешком пойдем». Они свои вещи положили на воз, но нас не взяли. И мы пошли пешком. Шли день и ночь. Много военных отступало на восток. Когда нас бомбили, я бежала как сумасшедшая, куда глаза глядят, а мама меня искала. Соседка ей говорит: «Дора, твоя Леля на русскую девочку похожа, ее кто-нибудь приютит и она останется жить». Но мама не оставляли меня, и после того, как нашла меня в последний раз, мы пришли в Смоленск. А там уже было гетто. Район назывался Ямщина, там до войны жили и евреи, и русские, Русских выселили из своих домов и туда загнали евреев. Теснота страшная. Мы жили в маленькой комнате – пять семей, и у всех были дети. Я – была единственный помощник в семье. Ходила попрошайничать. Выходить из гетто было нельзя, у ворот стоял полицейский. Мы, дети, вырвали доску в ограждении, она была только слегка прикреплена, и выходили. Со мной ходила девочка, ее звали Фрида, она была еврейка, но я в этом тогда ничего не понимала. Она старше меня была года на два, и мы через эту ловушечку все время выходили, чтобы прокормить наших родителей. Она – свою семью, я – свою. Попрошайничать ходили туда, где немецкие поезда останавливались, туда раненных немцев привозили. Кто даст что-нибудь, а кто скажет: «Вон русская свинья». У нас на одежде были нашиты желтые кружочки спереди и сзади, и мы, когда шли с Фридой, снимали одежду. Бывало, соберем хлеба, картошки, шелуху картофельную соберем. Ходили на бойню, там внутренности животных выбрасывали, мы подбирали их и этим кормили.

Потом я заболела тифом. Не знаю, как меня выходили. Видно, суждено мне было жить. Я на полу лежала. Не знаю, как остальные не заразились.

В этой комнате жили старик со старухой, их сын подпольно был оставлен в Смоленске работать нашими, у него была русская жена и ребенок. На него кто-то донес, и его забрали в гестапо. Его жена пришла к нам и сказала: «Дора, дайте мне девочку, я хочу сходить узнать про мужа моего». Мальчик у нее был двухлетний, его не с кем было оставить. Мама боялась, но та женщина говорит: «Дорочка, я же приведу завтра». Мама согласилась.

Это судьба… Она меня забрала, мы пятнадцать километров пешком шли. За Смоленском деревня, какая-то была, у женщины там родственники жили. Когда мы пришли туда, она попросила, чтобы мы смогли там остаться до завтрашнего дня. Ей надо было узнать, что с мужем. Мы проспали, проснулись рано утром, сидим на улице. Еще было тепло, хорошая погода была. Тут старик на подводе приезжает и как раз останавливается возле нашего дома. И говорит: «Ходите бабы, я вам что-то расскажу». Все сбежались и спрашивают: «Что ты хотел рассказать?» «Я вам новость скажу: всех жидов сегодня в Смоленске перебили». Потом мне женщина, которая меня знала по Смоленску, сказала, что людей садили в душегубки, в машины и пока довозили, в яму уже мертвых выгружали.

Елена Зиберт (справа). 1945 г.
Елена Зиберт (справа).
1945 г.

Я как услышала, меня как оглушило. Я ребенка посадила и побежала в Смоленск, плакала всю дорогу. Когда прибежала, я пробралась в гетто не через главный вход, там полицейский стоял. Я через тот потайной ход, где мы все время ходили, пролезла. В гетто уже было пусто, только полицейский стоял у входа на мосту. Мост был через железнодорожную линию, там поезда проходили. Я побежала посмотреть дом, где мама, брат, бабушка жили – все пусто было. Бегу, кричу, плачу. Полицейский меня останавливает на этом мостике и спрашивает: «Чего орешь?». Я ему рассказываю, что я еврейка, мою маму убили. «А где ты до сих пор была?» «В деревне». «Я тебя отпускаю в деревню». Он меня отпустил.

Встретились мне знакомые русские люди, они знали, что я еврейка, что в гетто была. Женщина говорит: «Иди, поживи у меня. Потом я тебя, к кому-нибудь у кого дети есть, пристрою». Она меня пристроила к одной женщине, у нее две девочки были, где-то года два и три. Муж у нее на фронте воевал – лейтенант. Я смотрела этих детей. Ее звали, по-моему, Вера, ей лет около тридцати было. Потом она познакомилась с этим полицаям, что меня отпустил на мосту, это просто как в сказке, даже самой не верилось, что так могло случиться. Где она с ним познакомилась, не знаю? Полицай сам из Сибири. Они женились, в церкви венчались с этой женщиной. Когда он появился в доме, он меня узнал, но ничего не сказал. Меня не обижал, она меня обижала, а он, когда пьяный был, защищал меня. А трезвый – не вмешивался. В общем, жила я там длительное время. Потом часть смоленских полицаев отправили в Минск. И он с семьей тоже поехал. В Минске ему дали комнату. Я тоже с ними переехала, они меня не бросили. Но потом эта женщина издевалась надо мной.

– Она знала, что вы еврейка?

–Ну, конечно, она знала, что я еврейка, и издевалась надо мной. И я понимала, что надо куда-то уходить. А куда я пойду? Меня там один старичок звал, иди ко мне, живи. Но я не пошла к нему. На той улице жил бургомистр, у него была очень красивая 18-летняя дочь. И когда хозяйка донесла на меня куда-то, дочь бургомистра пришла и говорит: «Ты должна сейчас же уйти отсюда и больше не возвращаться». «А куда?» – спрашиваю идти. «Куда хочешь, отсюда подальше». Я пошла на Комаровский базар. Мне встретилась девушка, знакомая по Смоленску, торговавшая сахарином. Она вышла замуж во время войны за парня, Юзик его звали, и жил он в Борисове. Она приезжала из Борисова, у немцев доставала этот сахарин и торговала на минском базаре. И вдруг она меня увидела. Ей было лет двадцать. Я ей рассказала, все как было. Она меня подговорила, сходи, чтобы тебе справку дали, что ты можешь уехать из Минска. Я пошла. Немец такой сидел страшный, толстый и злой. Я по-еврейски хорошо понимала, и мне было понятно, что он говорил, хотя переводчик стоял рядом, и я ждала, пока он скажет по-русски. Немец спрашивает: «Что я хочу?». Я отвечаю, у меня мама умерла и все умерли, а сестра живет в городе Борисове. Мне надо в поезде проехать в Борисов. Немец меня отхлестал по лицу и сказал: «Вон отсюда, свинья». И выгнал. Иду и плачу. Встречаюсь со своей знакомой. «Ну, что?». «Ничего: побил и выгнал». Она как-то договорилась, заплатила, и меня привезла в Борисов. Там я долго у нее жила.

– Она тоже знала кто вы?

– Конечно.

Мы все втроем, она, ее муж и я, попали на рынке в облаву, и нас посадили в такие составы, как скот везут, там было много детей, и отправили в Германию. Поселили нас в бараке, там много наших военнопленных было в этом концлагере.

– Когда у вас спрашивали: «Кто вы?», что вы отвечали?

– Отвечала, что я русская, моя фамилия Чугмазова.

В этом лагере, куда нас привезли, бараков было много, были и русские и французы, и другие военнопленные. Лагерь находился в ста километрах от города Граудена. Мы мыли там полы, убирали территорию, делали всякую другую работу.

Меня отправили в Германию в начале 1943 года, и я там была, пока нас не освободили в 1945 году советские войска. Когда освободили, нас допрашивали советские особисты каждый день, всех, даже детей.

После освобождения нас привезли в Варшаву. Одели в военную форму. У меня фотография сохранилась, и отправили в Гродненскую область. Урожай надо было собирать. Там была девочка с Украины, намного старше меня, она написала домой письмо брату-офицеру, он куда-то сообщил, что малолеток освободили и не отпускают домой. Тут же нас освободили.

– Когда вы вернулись в Витебск?

– В Витебск я вернулась в 1945 году в декабре месяце. Я поехала в свой город, хотя и родителей уже не было. Дом, где мы жили до войны, на 4-ой Полоцкой был разбомбленный.

Я ночевала пару недель у случайных знакомых, днем ходила по городу полуголодная, попрошайничать не могла.

Мне дали направление на завод заточных станков – там было общежитие. Я проработала на заводе 21 год, потом работала в аварийной службе диспетчером.

Вот такая моя военная история.

Я чудом осталась жить.

Вышла замуж, у меня сын, дочь, внуки.

Видеоинтервью Елены Зиберт

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.comRSS-канал новостей сайта www.shtetle.com

© 2009–2017 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru